Допустимые риски

Допустимые риски

Я сбрасываю пыльные сандалии и вытягиваю усталые ноги. Закрываю глаза. Полуденное солнце печёт нещадно, навес из парусины плохо спасает от палящих лучей. В это время стройка на такой высоте почти затихает, только изредка в густом мутном воздухе раздаётся стук или ровный гул заклинания. На вершине, покрытой вечными снегами, работы идут и сейчас.
По-хорошему надо смотаться туда, отнести Светомиру исправленные матрицы заклинаний. Но, может, немного позже? Утро выдалось жутко выматывающим, на такой жаре шевелиться совершенно не хочется, а Светомир может и подождать пару часиков. Всё равно до установки пика ещё неделя минимум.
— Ноча, ты слышала?! — раздаётся звонкий голос над ухом.
Открываю глаза. Прямо надо мной стоит Искрена. На серой рубашке и выгоревших грубых штанах — небывалое дело для такой аккуратистки — красуется свежее пятно красного сока, на веснушчатом лице смешались раздражение и возмущение, в руках она держит какую-то газету.
— Что там? — спрашиваю я с тяжёлым вздохом.
Искрена бросает газетку на стол, заваленный техническими сводками и глиняными табличками матриц, похоронившими под собой крупномасштабный план местности. Я кошусь на титульную страницу: «Зим Нежданович высказался в поддержку ОЗОС. Сверхбашня может угрожать национальной безопасности!»
— Ничего нового, — пожимаю плечами.
Нет, от Зима я не ожидала подобных заявлений, всё же обычно он за репутацией следит. «Мы за благополучную стабильность» и всё такое. Немного странно, что Зим одобрил радикалов от экологии. Но это не первая попытка развести панику на почве строительства. Наверное, ни один проект не проходил столько проверок безопасности, как наш.
— Действительно, ничего. Просто премьер высказался в поддержку без пяти минут террористов, — продолжает возмущаться Искрена. — На официальной пресс-конференции.
— Ой, не драматизируй, — отмахиваюсь я. — Несколько мусорных бачков, опрокинутых через забор, это не терроризм. Да и вообще, сейчас мы уже не на той стадии, когда проект можно отозвать из-за мнения журналистов, малограмотных обывателей или отдельных политиков.
Искрена вздыхает, подтягивает раскладной стул и садится рядом. Она, пожалуй, лучшая из всех, кого я учила магии, и точно — гений организации труда, но иногда склонна преувеличивать.
— Зато можно затормозить, — бурчит она, заправляя за ухо выбившийся из-под косынки медный локон. — Вот увидишь, скоро нас ждёт очередной сюрприз!

***
Сверхбашню мы задумали втроём — я, Лунослава и Светомир, когда ещё только закончили ученичество и наткнулись на несколько многообещающих результатов в исследовании собирающих энергию шпилей. Уже потом я привела в проект Искрену, а Лунослава — своего мужа Бажана.
Многие годы ушли на то, чтобы гипотезы превратились в реальность. Не умей мы продлевать собственную молодость, до практических результатов точно не дожили бы. Препятствий было много — от подлой и глупой ошибки в уравнении до проблем с финансированием. Плохую службу нам сослужил взрыв на Озёрной Башне, девять лет назад повлёкший за собой много жертв и куда больше паники, чем стоило. Хотя надо признать, что меры безопасности на шпилях с тех пор стали прорабатывать лучше.
И вот как никогда близок день, когда заработает уникальный гибрид горы и её искусственного аналога, магической башни.
Все мы дорожим своим детищем, но Светомира особенно сильно задевают любые попытки покуситься на Сверхбашню. Потому я нисколько не удивляюсь, что об очередных новостях от нашего начальства он объявляет с мрачным видом. Но когда Светомир рассказывает подробности, я тоже мрачнею.
Итак, половине основной команды надлежит явиться в Серую Башню как можно скорее. По какой-то невнятной причине, вроде «новых инструкций». На этот раз никто даже не пытается придумать полноценное оправдание для новой проволочки.

— Серьёзно? — переспрашиваю я, чувствуя, как крепнет желание обеспечить кому-то инфаркт или инсульт.
Узнать бы только, кто этот балаган устроил.
— Более чем, — Светомир протягивает мне официального вида письмо. — Обязательно быть мне, тебе и ещё кому-то из основной команды. Ну и Владисвету.
— А ему-то зачем? — полуавтоматически интересуюсь я, разрывая конверт и пробегая глазами ровные печатные строчки. К письму приложен билет на поезд.
Владисвет непосредственно в создании Сверхбашни не участвует, он отвечает за безопасность стройки. Кому понадобилось отзывать его с места работ?
— Что-то по поводу новых протоколов, — пожимает плечами Светомир. — Не знаю, почему вдруг это требует его личного присутствия.
В письме не оказывается ничего полезного, только сухое приглашение Ночеведе Цветановне, старшей над магами жизни, прибыть для согласования и утверждения новых инструкций по проекту «Сверхбашня». Снова. Совет Башен усиленно делает вид, что заботится о безопасности простого населения с его боязнью высокой магии и контролирует каждый наш шаг. Словно они сами не хотят получить источник энергии, который во много раз превзошёл бы любую полностью рукотворную башню и при этом был бы так же легко управляем.
— Это задержит всё ещё недели на две, — вздыхаю я, — в лучшем случае. Кстати, что говорят наши друзья в Совете?
Лучше бы им не отсиживаться в уголках, а начать шевелиться. Пока мы теряем время, они теряют деньги, в конце концов.

***
На следующее утро я, Владисвет, Искрена и Светомир покидаем стройку. К подножью горы поезд приходит в половину шестого, когда солнце начинает подниматься над горизонтом и просыпаются многие рабочие, но посёлок всё ещё наполнен покоем. Прохладный утренний воздух заставляет плотнее запахивать ветровку и поднимать воротник.
Мы ждём на маленьком перроне. Светомир зевает, Искрена читает очередную газету, Владисвет хмурится и отсутствующим взглядом сверлит пространство. Ему приходится оставлять всё на заместителя, никогда не проявлявшего особой щепетильности, если дело касалось ОЗОС. Сказать, что Владисвету, известному параноику и перестраховщику, это не нравится — значит, ничего не сказать.
Вскоре извивающаяся серебристая линия монорельса оживает, вспыхивает синими строчками кода, слышится приближающийся гул. Поезд стоит у горы Знак только три минуты. Забираемся внутрь поспешно, оглядываться и мешкать нет времени.
Дверь закрывается, и поезд дальше мчит через полупустынную равнину к Барьерным Горам. И только когда я, усевшись в кресле, смотрю на жёлто-зелёное лоскутное одеяло за окном, чувство тревоги накрывает с головой.
Может, стоило остаться?



Kerosinsasha

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться