Досадный случай

Пролог

Часть 1

Пролог

Пышно украшенная приёмная подошла бы скорее внезапно разбогатевшему купцу, чем дворянину из древнего уважаемого рода, каковым являлся фэт Нарлех, но, тем не менее, толстый наместник провинции Тэргмирран смотрелся в ней органично. При виде меня он привстал из-за стола, и расплылся в любезной улыбке.

— Господин Киорсах! Входите, входите! — Всегда надменный вельможа просто источал радушие. Давно заметил, что чем теплее приём, тем больше пакость, которую он собирается повесить на шею окружающим, а в этот раз даже личную карету прислал.

Я устроился в предложенном кресле, и без особой надежды на лучшее предупредил.

— Учителя нет — уехал по королевскому вызову в столицу. Если случилось что-то серьёзное, то лучше дождаться его.

Вельможа покивал, даже не пытаясь скрыть облегчение от этого факта.

— Слышал об этом. Но вы уже три года как успешно выполняете функции его заместителя, а дельце — совершенный пустяк, который не вызовет у вас никаких затруднений. Мне им магистра Эрлимаха даже тревожить было бы неловко. — Господин Нарлех взял поднос из рук слуги, и лично придвинул мне чашку с травяным отваром. — Единственное, дело, как я уже говорил, щекотливое, и я надеюсь, что удастся разрешить его быстро, и без огласки. Не хотелось бы отвлекать нашими пустяками господ инквизиторов от их, несомненно, важных и срочных дел.

Кусок сдобы застрял у меня в горле.

— Инквизиторов? — Вот дрянь! Так и знал, что без какой-нибудь гадости не обойдётся. Инквизиция — это особое подразделение Канцелярии Безопасности, которое следит за соблюдением закона всеми, кто имеет хоть какое-то отношение к магии. И, самое главное, занимается отловом тех, кто использует запретную магию. Неужели он как-то в запретную магию вляпался?!

— Да, понимаете, сын почтенного Рошнаха, моего советника по торговым делам, увлекается… древностями. Недавно он раздобыл где-то свиток с заклинанием призыва, и решил его, так сказать, опробовать, но что-то пошло не так. — Фух, призыв — это совершенно другая статья. На ступеньку пониже. — Сейчас он слегка… не в себе, и постепенно ему становится всё хуже. А инквизиторы… Вы же знаете, как они относятся к попыткам призыва. Вся провинция может пострадать.

Ага, и ты в первую очередь. А вообще, такое отношение к магии призыва появилось не на пустом месте. Вот леший. Такое дело полтора месяца до возвращения Учителя точно ждать не будет. Изгнание надо проводить максимум послезавтра, потом поздно будет, а я в обращении с духами не силён — у алхимиков несколько иной профиль. Впрочем, что-то такое в общеобразовательных целях я изучал. Главное точно определить, кого занесло на наш план.

— Заклинание призыва кого?

Наместник удивлённо на меня посмотрел.

— Духа.

Конечно. Как я сразу не сообразил.

— Ладно, я возьмусь за это дело. — А куда деваться, если с отъездом Учителя я остался единственным магом на всю провинцию? Умею — не умею, разбираться всё равно мне. — Свиток сохранили?

— Конечно, фэт Рошнах вам его отдаст. А самого пострадавшего вы осматривать будете?

— Конечно, но в первую очередь — свиток.

Вечно от этих заклинателей проблемы — силы есть, а видеть магические потоки не могут. Лезут, куда не просят, делают то, в чём не разбираются, в поисках заклинаний на всё готовы, а с последствиями — либо инквизиторам разбираться, либо магам. Либо их ученикам, если самих магов дома нет.

 

Полночь медленно приближалась, но у меня уже почти всё было готово, так что можно не торопиться. Я сверился со справочником, и вывел на полу последний символ магического круга, охватывающего тяжёлое кресло с надёжно примотанным к нему парнем на год или два старше меня.

Сын советника оглядывался вокруг абсолютно безумными, странно выцветшими глазами. Неправильно проведённый ритуал наполовину вытеснил его сознание в тонкие миры, в которых он, как всякий смертный, не ориентировался совершенно, и так же половинчато запихнул в его тело призванного духа, который балдел от материального мира ничуть не меньше. Подозреваю, удовольствия от этого состояния не получали оба.

Ничего, ребята, скоро вам полегчает.

Классический ритуал вспомнить так и не удалось, найти описание — тоже, так что пришлось придумывать, взяв за основу логику и техники изготовления «одушевлённых» артефактов. Благо, справочники, как один твердили, что изгнание — процесс несложный. Логика утверждала, что раз в таком «половинчатом» состоянии с духом ничего поделать нельзя, то надо впустить его до конца, а потом аккуратно выдворить туда, откуда его вытащили. Разработать такой ритуал оказалось нетрудно, дольше с защитным барьером провозился, чтобы жертва заклинательских экспериментов потом не улетела никуда.

В полночь меловые линии стали наливаться силой, и пленник завыл. Надсадно, нечеловечески. В истинном зрении было видно, как тонкие слои реальности дрогнули, и магия потащила отчаянно упирающуюся сущность в реальный мир. Я удовлетворённо кивнул и перешёл на обычное зрение.

В реальном мире меня поджидал сюрприз. Тело в кресле оплывало, принимая новые очертания. Гладкие и худые богомольи лапы твари без труда выскользнули из верёвок. Монстр несколько вдохов стоял покачиваясь, и не зная, как себя вести в этом странном пространстве, а потом, на рефлексах, оставшихся от человека, сшиб меня, и сиганул к окну. К тому моменту, как я впечатался в стену, в голове осталось только две мысли: первая — очевидная: защита от духов на материальные объекты не действует. Вторая — очень неприятная: человек, всё же, не артефакт, принципы ритуала надо было взять другие. И теперь парня спасти навряд ли удастся. И да, если меня не прибьёт фэт Рошнах, то это сделает учитель.



Алла Матвеева

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться