Дроблы

Знакомство

                                                                                       - Позвольте мне решать, о чём вы будете думать завтра.

                                                                                                                                                              - Ирэн Колман

 

      Вы думаете? Вы задумываетесь, что происходит вокруг? У вас возникают мысли хоть изредка? Не стоит этого стыдиться. Прошу вас, признайтесь!

      Вы склонны наивно полагать, что это ваши мысли? Но это не так! У вас нет своих собственных мыслей и быть не может. В вашей «светлой» голове не может возникнуть ничего нового. Абсолютно ничего нового! Все мысли это лишь фальшивая пародия на подлинного автора с небольшим оттенком вашей индивидуальности, которая у вас, впрочем, отсутствует. Ведь любая новая мысль, к которой вы лишь начинаете с опаской устремляться, уже была основательно обдумана сотни и тысячи раз другими людьми. Зачем же изводить себя напрасными стараниями? Да ещё и в том случае, когда есть «мы»!

      Именно «мы» являемся творцами ваших мыслей. Или вы считаете, что проделанная нами колоссальная работа по сбору, упорядочиванию и архивированию всех мыслей человечества была напрасной тратой времени? Нет! Мы с крайней тщательностью изучили все их без исключения и уничтожили самые пагубные и мерзкие, дабы пресечь их разрушительное влияние на вас. Мы покорные слуги, незаметно оберегающие ваше сегодняшнее спокойствие и дающие вам уверенность в завтрашнем дне. Именно для вашего блага был некогда создан «Отдел Контроля Мыслей». И я - Ирэн Колман, являюсь его скромным руководителем.

I

      Ранним утром она незаметно появилась в самом, что ни на есть обыкновенном городе, который ничем особенным не выделялся среди тысячи таких же обыкновенных городов. Главная улица, словно обнажённый хребет гигантской рыбы, которая была обглодана хищниками ещё в воде и теперь выброшенная на берег приливом, беспомощно раскинулась вдоль реки. Здесь были расположены все без исключения учреждения, магазины и заведения города. На остальных же улочках гордо возвышались просторные двухэтажные дома для жителей. Они стояли немного разрознено, занимая значительные земельные участки вокруг себя. Асфальтированные дороги, словно удав, сжимали их все без исключения своими гладкими кольцами, и отходили от каждого дома ровной полосой без изгибов к широким трассам, которые в свою очередь примыкали уже непосредственно к главной улице, соединяя, таким образом, скелет воедино. Вдоль трасс красовались ровно подстриженные зелёные кустарники, а вокруг домиков стелился шелковистый зелёный газон. Разбросанные повсеместно многочисленные деревья скрывали за своей густой листвой разнообразных птиц. В конце каждой такой улицы располагались просторные поля для гольфа и теннисные корты. За ними можно было заметить небольшую лиственную рощу и искусственный пруд с бесцельно курсирующими утками. И так в каждом городе. В какой уголок этой страны вас бы ненароком не занесло, везде можно было встретить эту схожесть. Те же улицы, дома, деревья и даже люди. В первую очередь люди!

      Традиции местных жителей были неискоренимы и бережно передавались из поколения поколению. Под их влиянием горожане навечно закостенели в своём гостеприимстве и радушии к приезжим, невзирая на то, что гости появлялись здесь крайне редко. Добродушные владельцы этих уютных домиков ни за что бы вас не выпустили голодным из-за стола. Они бы с радостью составили вам приятную компанию за ужином и не позволили бы заскучать в их обществе. Скучать здесь, вообще было не принято! Все непрерывно чем-то занимались. Большинство времени уходило на работу, а также на хлопоты по благоустройству дома и воспитанию детей, которые редко уезжали из города после того как взрослели. И если уж быть до конца откровенным - никогда не уезжали. В новом жилье недостатка не было, ведь с каждым годом появлялись всё новые и новые дома похожие друг на друга как две капли воды. Так что в первое время после переезда новосёлам казалось, что они вовсе и не покидали своего родного гнезда. Если приостановиться, скинув с себя хоть на миг бремя суетливости, и хорошенько задуматься, то можно было бы предположить, что эти домики являются отражением их внутреннего мира, где всё всегда занимало своё, строго определённое место. Но хорошенько задумываться, здесь также было не принято, впрочем, как и сбрасывать с себя бремя суетливости. Так что продолжим!

      С одной стороны скелет города охватывали пологие склоны, отсекающие голову и хвост как ненужные уже более и даже обременительные части, а с другой - простирались прозрачные воды тихой реки. Склоны были сплошь укрыты виноградниками, что было не удивительно, ведь местные жители очень любили вино и плохо представляли себе жизнь без этого напитка. И поэтому на главной улице этого городка гораздо легче можно было наткнуться на небольшую винодельню, чем на любое другое заведение. За рекой же были разбросаны многочисленные поля ржи, пшеницы, ячменя, риса, свеклы, кукурузы, а также бескрайние сады с огромным разнообразием плодовых культур. На реке находился причал, который окружали плотно пришвартованные рыбацкие лодки. Около причала жались друг к другу небольшие деревянные домики, в которых мирно отдыхали рыбаки в перерывах между работой. Чуть поодаль, на каменной возвышенности, грозно нависшей острым ножом над скалистой горловиной реки, расположился ветхий самодельный маяк. И, пожалуй, эта деревянная постройка, с большим фонарём на самом верху, который уже давненько не указывал никому направления, и являлась единственным отличием этого города от остальных типичных городов, которые Ирэн оставила позади. Она заприметила этот маяк ещё из окна вагона. Вероятней всего его попросту поленились разобрать в своё время, и теперь он вынужден был возвышаться в одиночестве среди холодных скал.  



Eugene Gets

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться