Дымящая плоть

Дымящая плоть

Введение

 

Кто-то подкинул в костёр очередную охапку. Огонь поначалу утих, точно спрятался под сухим хворостом, но вскоре ожил, разошёлся и полыхнул так, что чуть не опалил ветви росших поблизости кустов. Одна из женщин пронзительно завизжала. Десятки голосов подхватили этот крик. Из темноты вышла другая, постарше. Опираясь на деревянную клюку, она приблизилась к костру, что-то пролепетала и бросила в огонь пригоршню серого порошка. Искры посыпались, пламя опалило волосы пожилой ведьмы, но она этого даже не заметила. Колдунья утробным гласом произнесла заклинание и принялась что-то гнусаво кричать на непонятном языке. Несколько женщин, стоявших поблизости, стали ей вторить. Ударили бубны, запищала свирель, музыка слилась с песней воющих ведьм, подавив все прочие шумы ночного леса. Ракель смотрела на происходящее, ощущая, что её руки дрожат. Оказавшись на таком празднестве впервые, она испытывала волнение. Лица, такие разные и необычные, мелькали со всех сторон: красивые и уродливые, гладкие и морщинистые, печальные и злые. Но во всех этих лицах было что-то общее, и вскоре Ракель поняла что: «Они же все заражены безумием!» Луна, укрывшись за дымом костра, подрагивала.

 – Ну что, красотка, время пришло, – прозвучал сиплый голос за спиной. Ракель вздрогнула и обернулась. – Не бойся. Я не кусаюсь.

Щербатая старуха с бородавкой на носу вцепилась девушке в руку.

– Я не боюсь!

Ракель старалась выглядеть спокойной.

– Это хорошо, – фурия оскалилась и облизнула сухие губы. – На, пей. Это добавит храбрости.

Резкий запах ударил в нос. Из появившейся перед лицом фляги, которую протягивала старуха, пахло пряностями. Ракель поморщилась, но поднесла сосуд к губам.

– Что это?

– Пей, глупая. Тут не принято задавать вопросы. Скоро поймёшь сама.

Ракель отхлебнула. Напиток оказался кисловатым, но вполне приятным на вкус. Старуха, буквально, прижала флягу к губам Ракель, та сделала ещё несколько глотков. Губы начали неметь, кровь быстрее побежала по жилам.

– Нравится? – старуха хихикнула.

Голова закружилась. Ракель пошатнулась, но чьи-то цепкие руки подхватили её и стали толкать к костру. Кто-то потянул за платье, материя затрещала, и девушка осталась без одежды.

– Танцуй! – закричала старуха.

– Танцуй! – повторил десяток голосов.

На удивление собственная нагота не испугала Ракель. Восторженные крики придали сил.  Она дёрнулась, покачнулась и начала кружиться. Тело не подчинялось разуму, им управлял пряный напиток из фляги, проникший в кровь. Ракель не заметила искр, упавших на её ноги, потому что пламя, захлестнувшее её изнутри, полыхало гораздо жарче. Ракель танцевала в бешеном ритме. Её тело, подобно змеиному, блестело, извивалось и трепетало. Огромное существо с рогами появилось перед костром. Отвратительная козья морда смотрела на танцующую красавицу и омерзительно скалилась. Но Ракель уже нельзя было напугать. Она хохотала, кричала, упиваясь своим бесовским танцем.

– Fumantem carnis[1]! – закричала Ракель.

– Fumantem carnis! – подхватил десяток голосов.

Ведьмы стонали от наслаждения. Шабаш продолжался.

Находка

 

Солнце село, и, несмотря на наступивший полумрак, лес как будто ожил. Лёгкий ветерок покачивал деревья, вековые стволы могучих сосен мирно поскрипывали. Птичье щебетание, которое недавно так радовало душу, прекратилось, и на смену ему пришло глухое уханье ночных сов. Где-то вдалеке послышался волчий вой. Буланый подёрнул ушами, захрапел, тревожно оглядываясь по сторонам.

– Ну чего ты? Не трусь. Я же с тобой, – Армандо нежно похлопал жеребца по шее и приподнялся в седле. – Похоже, нам пора на постой, а то скоро совсем стемнеет.

Ловко соскочив с коня, юноша отцепил притороченный к седлу тюк и бросил его на землю. Армандо знал, что привязывать Буланого не стоит. Верный конь, проверенный десятками походов и битв, и не подумает сбежать. Армандо выбрал место посуше, расстелил плащ и уселся под кустом. Кусок козьего сыра, хлеб и сильно разбавленное вино из фляги – вот и весь ужин для молодого путника. Буланый тоже не терялся. Он мирно пощипывал траву, хотя и был более привычен к овсу или ячменю. Ветер поутих, цикады умолкли, и в тишине Армандо расслышал новые звуки.

– Ручей? – Юноша вскочил на ноги и бросился в кусты. – В такой глуши? Это удача! Господь нас не оставляет!

За холмиком возле старой коряги Армандо обнаружил то, что искал. Ключ тонкой струйкой бил из-под земли, приятно радуя слух. Юноша выплеснул остатки вина и наполнил флягу водой. Буланый припал губами к воде, его довольное ржание порадовало Армандо.

– Теперь у нас есть всё, что нужно для ночлега.

Новый звук заставил Армандо вздрогнуть. Юноша выхватил висящий на поясе кинжал и приготовился к худшему.

«Похоже на стон», – Армандо прислушался. Звуки, доносившиеся из кустов, повторились.



Сергей Жоголь

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться