Эхо звёздной тишины.

"Буран".

Стоя в подземном ангаре Байконура Георгий Александрович разглядывал "Буран". Его лицо оставалось спокойным. Краем глаза он наблюдал за Роджером Божоли. Американец стоял рядом, восхищённо глядя на Орбитальный планер, застывший перед ними на огромной передвижной платформе. За их спинами словно тень замер военный переводчик. Лётная форма с погонами лейтенанта сидела на нём как на манекене. Георгий Александрович тоже был при погонах и форма генерал - майора придавала ещё больше солидности его открытому и мужественному лицу. 

Над ними возвышался "Буран". Серебристый гигант весом в 105 тонн замер на сорокаметровой платформе, гордо раскинув двадцатичетырёхметровые крылья. Правое крыло украшал красный флаг Советского Союза, а левое четыре буквы СССР. Впрочем ни того, ни другого Тюлин с американцем сейчас не видели, - флаг и надпись были сверху, а на фюзеляже корабля виднелась эмблема секретного проекта "Красное Солнце", - белый треугольник на чёрном поле, внутри которого два флага, Советский и Американский сходились в красном шаре с голубыми буквами "Red Sun". Эффектно! 

"Но где же Мишин?" - думал Георгий Александрович нервно сжимая руки. Он не любил второго Главного Конструктора ОКБ - 1, возглавившего бюро после внезапной смерти Королёва и часто вздыхал про себя: 

- "Эх Сергей Павлович... Как же Вас не хватает! Этот "конь" наш "космический воз" не вытянет. Вот и Лунную гонку прохлопали... Сдали Луну американцам! А теперь вот "Red Sun" с ними на пару... " - Тюлин стиснул зубы и на скулах проступили гневные желваки. 

"Неужели без них не справиться? Ведь всё есть, вот он "Буран", - чудо Советской техники! Корпус плиткой защитной обшит, - сплав из Ториума и Лития, с которым ни радиация, ни Солнечный ветер не страшны, скафандры "Арес" с таким же напылением, пилот Владимир Сергеевич Ильюшин и он же командир, а у американцев что? Этот "SCOFL" один, - система жизнеобеспечения, которую наши "шкафом" окрестили... Эх Мишин... Глупый индюк. Гонору больше чем у Королёва, а уменья в десять раз меньше! Ну вот где он сейчас? Да как обычно возле Генсека трётся... Шутка ли, - Брежнев лично Байконур посетил, да ещё этот Роджер приехал со своей делегацией и пока все из соседнего ангара на фигуры Высшего пилотажа любуются, он, - Георгий Александрович Тюлин, вместе с переводчиком, стоит рядом с Роджером Божоли, готовый ответить на все его вопросы." 

Американец прервал его размышления. Насмотревшись на "Буран" он направился к стенду со скафандрами и образцами защитного покрытия. Тюлин с переводчиком шли за ним вслед. Остановившись у стенда Роджер осторожно потрогал плитку и провёл рукой по скафандру, одобрительно покачав головой: 

- Очень гладкое покрытие! Это тот самый сплав? - обратился он к Тюлину через переводчика. 

- Да! - кивнул тот. - "Аркона", - сплав Ториума и Лития... 

- Ториум? - на лице Роджера отразилось изумление. 

- Да. - спокойно продолжал он. - Этот неизвестный металл получил такое название в честь Скандинавского бога Тора, - прочный, лёгкий и устойчив к радиации. Теоретически в одежде из него можно жить внутри Ядерного реактора. 

- Вы шутите? - удивился американец. 

- Отнюдь! - покачал головой Тюлин. - Все фрагменты для переработки предоставил "Капустин Яр". 

На лице Роджера было такое изумление что Тюлин улыбнулся. Успокоившись американец сказал :

- В ангарах "Капустина Яра" у вас как видно много "экспонатов"... 

- Не больше чем у вас! - с улыбкой ответил Тюлин. - В зоне "51"... 

Теперь и американец улыбнулся: 

- В отличие от вас, никому из учёных НАСА не пришло в голову снимать защитное покрытие с инопланетных кораблей! Разумеется они у нас есть, но мы их просто исследуем! 

- Мы тоже. - кивнул Тюлин. - Но  все эти исследования и попытки ремонта не подняли в воздух ни один из них. Зато стало ясно что они все покрыты одним металлом, - "тарелки", "шары", "сигары"... Формы разные, а защита одна. 

Американец кивал, - они понимали друг друга. 

- В лабораториях зоны "51" химики НАСА пытались создать аналог. - произнёс он. - Но все попытки провалились. Этот металл содержит неизвестные элементы, а технологии пришельцев мы пока не можем повторить. 

Тюлин кивнул: 

- Мы тоже, но если нельзя создать, то можно использовать готовое. Металл для защитного сплава был снят с неизвестного объекта, сбитого над "Капустиным Яром" в 48 - м году. Его количества хватило на покрытие этого Орбитального планера. - он кивнул на "Буран". - И жилых отсеков Межпланетного корабля. 

- То есть... - повернулся к нему американец. - Второй "Буран", на котором пилоты демонстрируют своё мастерство, не имеют такой защиты? 

- Нет. - улыбнулся Тюлин - И это не "Буран". Свой показательный полёт пилоты проводят на "Байкале". У этих кораблей много общего, но есть и отличия. Благодаря  компьютеру "Буран" может действовать как беспилотник, а на "Байкале" только ручное управление и автопилот. В остальном они идентичны.

 Георгий Александрович замолчал и посмотрел на лейтенанта переводившего их беседу: 

- Успеваете? 

Тот кивнул в ответ. Его лицо осталось невозмутимым и неожиданно для себя генерал - майор Тюлин позавидовал ему и подумал, как же это хорошо быть таким молодым. В эти годы даже самое невероятное воспринимается как должное, а может быть этот лейтенант видел и знает не меньше его? 

Он вспомнил Лето 70 - го, когда директива пришедшая сверху, изменила всю его жизнь. То что ещё вчера казалось фантастическим и невероятным, стало вдруг обычным, а потом он получил "кожуру", - неприметное с виду удостоверение. Снаружи была вытеснена жёлтая звёздочка с серпом и молотом, а внутри печать, проходившая через уголок его фотографии. Кроме его личных данных, на второй страничке красовалась аббревиатура, - ряд цифр и букв. Её значения Георгий Александрович не знал, да и гадать над этим не было времени. Секреты государственной важности посыпались на него как из "Рога изобилия" и он просто решил для себя что удивляться будет потом, после завершения этой работы, а пока нужно просто выполнить задание партии. 



Илья Николаев

Отредактировано: 26.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться