Эридан. Вознесение Демона

1

По темному заснеженному лесу бежал человек. Он хромал, тяжело дышал и крепко прижимал рукой свой кровоточащий бок. На лице незнакомца читался страх. Человек постоянно падал, спотыкался, но, не взирая ни на что, поднимался и продолжал движение. Он оглядывался, бегая глазами между мерзлых деревьев, словно боясь, что кто-то вот-вот нагонит его.

В конец, обессилев, человек остановился, чтобы немного перевести дух и прийти в себя. Он бежал уже так невыносимо долго, что не чувствовал ни рук, ни ног. Его тело промерзло до самых костей, а кожа, покрытая ранами и ссадинами, и вовсе приняла бледно-голубой оттенок.

До его ушей донеслись чьи-то крики, топот копыт и звон оружия. Он снова оглянулся. Преследователи не отставали. Человек аккуратно убрал руку от раненого бока. Рана казалась глубокой и весьма серьезной. Кровь хлестала не на шутку, обильно орошая истоптанный снег вокруг. Человек встал на одно колено, оторвал от плаща кусок ткани и прикрыл им кровоточащую рану. Затем, стиснув зубы, чтобы не завыть от боли, он покрепче затянул ткань и сделал небольшой узел чуть выше живота. Так он сможет протянуть еще хотя бы чуть-чуть.

Кроме глубокой раны в боку он обнаружил несколько стальных осколков у себя в предплечье, еще легкий порез на щеке и затылке, а также часть стрелы, глубоко застрявшей у него в голени, которая не позволяла ему нормально передвигаться. Пожалуй, кто-нибудь другой уже бы умер на его месте, так почему же он до сих пор жив?

Это был какая-то беспощадная бойня, просто резня, а не сражение. Силы противника превосходили армию короля в десятки, даже в сотни раз. Враг появился словно из неоткуда, сплелся из воздуха по велению колдуна и ни один разведчик, часовой или шпион даже не успел открыть рот, чтобы предупредить их. Нет, они сражались не с людьми. Это не люди штурмом за считанные минуты взяли город, разрушили стены и убили всех до кого только смогли дотянуться. Но стоило только убить одного из них, как на его месте появлялось двое. Молчаливые, бледные и беспощадные, они сражались как единое целое и числа им не было.

Внезапно совсем неподалеку он услышал собачий лай, заставивший его вернутся назад в реальность. Собравшись с духом и борясь с болью, мужчина побежал вперед.

Похоже, его след взяли псы. Запах его крови манил их, и они неустанно вели своих хозяев прямиком к нему. Мужчина стянул с себя плащ, до нитки пропитанный кровью, и бросил его подальше от себя, в другую сторону. Ложный след должен подарить ему еще несколько минут.

Он бежал настолько быстро насколько мог, пытаясь оставлять как можно меньше следов на снегу. Он старался ступать на корни деревьев, на камни, лишь бы сбить с толку преследователей. Лес привел его к скалистой местности. Здесь у подножья гор должны были быть пещеры. Мужчина знал об этом, ведь ему не раз приходилось охотиться в здешних краях, и не раз он натыкался на пустующие медвежьи берлоги. Должно повезти и в этот раз.

Топот копыт и крики становились все громче. Мужчина опустил глаза на меч, покоящийся у него за поясом, проверил на месте ли кинжал, поправил кольчугу у себя на груди. Он еще может дать свой последний бой, может забрать вместе с собой в иной мир несколько жизней, пусть даже не человеческих. Вдруг взглядом он уловил широкую замерзшую ложбину, углубление, вымытое, видимо, давно высохшей рекой. Это был его шанс. Мужчина бросился к ней, скатился вниз по небольшому склону, стараясь не издавать при этом ни единого звука, и рухнул вниз на перистый снег. Здесь, где ложбина уходила в скалу, была пещера. Он поднялся, но, прежде чем войти внутрь, наклонил к себе рядом растущее обледенелое деревце, отломал от него несколько тонких ветвей и спиной попятился к месту укрытия, аккуратно заметая за собой следы.

Внутри пещера была мрачной, холодной и темной, а еще к большому счастью гостя, заброшенной. Медведь, если он когда-то здесь и обитал, похоже, давно оставил это место, по крайней мере, об этом свидетельствовала горстка давних костей какого-то дикого животного, которая лежала на земле посреди пещеры.

Человек забрался в самую глубь убежища и укрылся за камнями. Здесь у него появилось немного времени, чтобы отдышаться и как следует перевязать раны. Мужчина вынул кинжал из-за пояса, отложил тяжелый меч в сторону, сбросил мешающую кольчугу и принялся осматривать раненую ногу. Кусок сломанной стрелы все еще оставался внутри. Нащупав ее краешек в темноте, человек стиснул зубы, и ковырнул рану кинжалом. Все его тело парализовала страшная боль, на лбу выступил пот, а по щекам потекли слезы. Но он не издал ни единого звука. Еще одним усилием он вытащил злополучный обломок из ноги и, тяжело дыша, отбросил его подальше. Затем он на быструю руку смастерил жгут и крепко затянул им рану. Мужчина облегченно выдохнул, но, как оказалось, преждевременно.

Три крупных вооруженных всадника остановили поблизости своих лошадей. Они обменялись несколькими словами и спешились. Это были люди. Вовсе не те человекоподобные существа, сотканные из пыли и пепла, а самые обыкновенные предатели, вставшие на сторону врагов в момент осады.

- Там, - донесся хриплый голос одного из них.

Мужчина в пещере сидел тихо, отсюда он мог все прекрасно видеть и слышать. Яркая зависшая в ночном небе луна предательски освещала невысокие склоны, ведущие к ложбине, из-за чего его враги были как на ладони. Двое воинов обнажили клинки и спрыгнули вниз. Они нерешительно переглянулись и устремили свои взоры в темную пещеру. Немного помешкав, они все же двинулись вперед.

Человек бережно поднялся, одной рукой придерживая раненый бок, а другой - крепко сжимая свой кинжал. Враги вошли в пещеру. Каждый их шаг каждый вздох и каждый их шепот был отчетливо слышен ему. Мужчина, чьи глаза уже успели немного привыкнуть к темноте, видел их медленно движущиеся силуэты и дрожащие от страха руки. Он прислонился к стене так плотно, как только мог, скрывшись за небольшим уступом, и стал выжидать подходящий момент для нападения.



Демиан Ковтун

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться