Этот несносный Джеффри 2: Ужаснежное Рождество

Размер шрифта: - +

Начало новых безумных дней

Знаете, такое ощущение, когда живот стягивает от волнения и зарождающегося страха, а пальцы нетерпеливо постукивают по коленам, потому что на самом деле ты просто не можешь дождаться, когда же ЭТО произойдет? Очень странное чувство, ведущее борьбу с самим собой, пока тебе остается только страдать от этого и недоумевать: «ну, и чего я хочу на самом деле»? Сейчас я была как раз в таком состоянии и ерзала на автомобильном сиденье, стремясь как можно быстрее оказаться на месте и одновременно с этим — убежать к безопасному дому.

Если коротко, то это называлось так: у Сары Кэмпбелл начались каникулы.

 

В старом папином автомобиле было очень уютно и тепло, как в маленьком домике. За окнами тянулись бесконечные поля, присыпанные снегом, и над ними вились миниатюрные бураны, поднимаемые несильным ветром. Небо было ясное и как будто счастливо улыбалось. Из магнитолы слышалась негромкая музыка — конечно же, рождественская. Чувствовалось сильное благоухание апельсина — новый ароматизатор в автомобиле — и к нему немного примешивался аромат шоколада. Мама дремала, сидя рядом с водительским сиденьем, отец не отвлекался от дороги, а я развалилась позади, среди нескольких сумок, которые не влезли в небольшой багажник. В одной руке я держала шоколадный батончик, в другой — мобильный телефон. Казалось бы — сиди и радуйся жизни, дурочка! Но мне по жизни редко удавалось веселиться тогда, когда делать это как раз стоило. Вот и сейчас я просто не могла усидеть на одном месте от волнения. И если подумать, то это было совершенно неудивительно.

Во-первых, рождественские каникулы мне предстояло снова провести с незабвенной семейкой Фригс. Уже это настораживало и приходилось думать о том, выживу ли я после предстоящих двух недель. Потому что самым нормальным человеком из этой семьи была милая Тина Фригс — любящая супруга и добрая мать. А вот ее муж, Джонатан, не внушал мне доверия. Конечно, за мои прошлые, летние каникулы, он ни разу не повысил на меня голос и вообще никогда не ругался на меня, но меня настораживал этот человек. У него были резкие перепады настроения, порой он казался очень грозным, и это все не могло не пугать. А также был Джеффри Фригс — антагонист и протагонист минувшего лета в одном лице. Про него я могла сказать одно: он был полным психом.

Но если кажется, что этого было достаточно, то это было большим заблуждением. Нервный Джонатан и сумасшедший Джеффри были лишь краткой прелюдией.

Во-вторых, мы ехали не в Долину Пегасов — маленький красивый городок, где обитали Фригсы. Это было странное и новое для меня чувство — скучать по городу — но эти четыре с половиной месяца мне действительно не хватало этого места. Я вспоминала, как бродила по его узким улицам, перекусывала в уличном кафе, забиралась на холм, где стояла статуя пегаса из моего любимого фильма детства… И сейчас мне было обидно, что пришлось проехать мимо этого городка, но грусть заглушало волнение и опасение перед новым местом — Форт-Смил.

И, наконец, третье, но самое важное — отпуск мне предстояло провести не только с семейкой Фригс. Джонатан предупредил моего отца, что в этом году к ним приезжает брат Тины со своей семьей и его родной отец.

В довершении к этой картине, Фригс добавил, что их загородный дом находится возле гор, и будет просто грешным делом не покататься на лыжах.

Все. Может опускаться занавес.

 

Почему я, жалуясь и переживая, все же согласилась на эту безумную авантюру? Почему я подтвердила, что хочу провести рождественские каникулы с Фригсами и всем, что к ним причитается? Почему?

Я задавала себе этот вопрос весь час нашей поездки. И до сих пор не нашлась, что ответить.

Мне невольно вспоминалось минувшее лето — те недели, что я провела у своих далеких родственников. Эти каникулы совершенно точно не вписывались в стандартные рамки моего отпуска. Джеффри вовлекал меня в такие приключения, которые я самостоятельно никогда бы не пережила. Он учил меня кататься на скейтборде, вытащил в грозу на улицу, повел ночью в город босиком… Он не обращал внимания на мои протесты, смеялся над моим страхом и делал то, что хотел. Поэтому мне было немного страшно думать над тем, какие идеи придут в его рыжую голову в этот раз.

Но это лето запомнилось мне не только из-за выходок моего братца. За каникулы я познакомилась с Нэтом Эвэрсом и даже чуть не влюбилась в него. Сложно было не потерять голову от такого парня как он — красивый, галантный, щедрый на комплименты и заботу... Но это было такой ложной маской, что теперь мне оставалось лишь недоумевать, как я не поняла это раньше.

 Я не любила вспоминать Нэта и все, что было с ним связано. Потому что поначалу эти воспоминания были очень приятными, а потом за один вечер они круто перевернулись и сразу перешли в разряд «неприятных». Тошнотворное чувство на самом деле.

И, конечно же, я дала себе твердое обещание на этот раз не знакомиться ни с какими парнями. Теперь у меня был хороший опыт, и я буду еще осторожнее относиться ко всем незнакомцам. Возможно, так удалось бы избежать многие проблемы из летних каникул, если бы я только была умнее тогда.

Я повертела телефон в руках. Это все еще был тот самый смартфон, что мне купил мистер Фригс — мой прошлый телефон безвозвратно пропал, когда меня оглушил Нэт. Отчего-то сейчас я все ждала сообщения от Джеффри, хотя прекрасно понимала, что это бесполезно. Он наверняка напрочь потерял мой номер, а может и вовсе подзабыл про меня. Вчера вечером я отправила ему электронное письмо, но он так и не ответил на него.



Диана Рейн

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться