Этот прекрасный новый мир: Вторжение зеленокожих

Размер шрифта: - +

Глава 1

– Прошу, не задерживайте очередь, пройдите вперед и получите браслет.

– Да, да... – я уныло кивнул и подошел к аппарату. Тот был похож на те, из которых в недалеком прошлом можно было купить какой-нибудь чудный напиток. И в ту самую щель, откуда чудный напиток выпадал, я засунул руку. Послышался щелчок. Послышался голос:

– Номер 13174800 зарегистрирован, приятной поездки, Джон.

На моей руке теперь красовался деревянный браслет.

Дверь, находящаяся за аппаратом, с шипением открылась, завлекая меня в белый коридор. Пожав плечами, я повиновался и оказался в длинном коридоре. Впереди меня шел огромный мужичина, всем видом выражающий непонимание и легкий страх. За ним – зрелая женщина с насупленным лицом, а за ней – целая процессия из таких же растерянных бедолаг.

Я же был бедолагой не менее растерянной. Все спрашивал себя, куда нас ведут, и никак не мог найти ответу. Сначала нас зашвырнули в эти белые хоромы, а теперь метили и словно скот вели на убой… Дырку в небе, и почему всегда в голову в первую очередь лезут исключительно нелепые мысли?

Стоило мне отойти от дверей, как они вновь зашипели и наш отряд пополнился еще одной невинной душой. Оглянувшись на высокого осунувшегося паренька с ястребиным носом, вошедшим за мной, я тяжко выдохнул, демонстрируя свою унылость, и поплелись вперед.

Спустя десять минут мрачной ходьбы с постоянными оглядками на голые бетонные стены, вызывающие лишь суицидальные позывы, тоннель закончился. Мы попали на большую пристань.

Впереди, в воде, нас поджидал огромный лайнер. И все бы ничего, я был даже готов радоваться переменам в жизни, но только помимо корабля нас поджидал еще одно лицо. Еевидимое, коварное, выжидающее, пока мы покинем спасительные объятия тоннеля и выйдем на воздух. И когда я сделал первый шаг из тоннеля, нога с хрустом ступила на белое полотно, вытоптанное впереди идущими, а тело окутал леденящий, проникающий в самую душу холод.

Ах да, вы же не в курсе, что здесь вообще происходит и кто я такой. Меня зовут Джон, Джон Джой, если быть точнее. Я сирота. Мне двадцать, рост средний, метр семьдесят, вес семьдесят два. Карие глаза, темные волосы. Поджарый, подкаченный, красивый, счастливый обладатель большого и острого ума.

С представлением покончили. Все, что вам нужно обо мне знать, что я – студент, ну, или, по крайней мере, был им до недавнего времени. На кого учился – совершенно не важно, покуда на парах не был, да и в университет толком не ходил. Зато ходил по дамам, это любил, да. В игрушки играл, с друзьями гулял… Зато не пил. Ну, почти не пил, и не курил, тоже почти. Есть чем гордиться. А еще писал. Так сказать, непризнанный поэт…

Так вот, как все пришло к тому, что сейчас происходит, спросите вы? Рассказываю.

Полгода назад одна компания добилась поразительных успехов в исследовании в искусственного интеллекта. Как было заявлено, они даже нашил способ его контролировать. Официальная новость об этом была объявлена второго мая две тысячи сто сорок первого года. Той же ночью все пошло к черту. Проект был запущен каким-то Франкенштейном, – да, да, вы не ослышались, именно так звали ученого, возглавляющего исследовательский отдел. Что за проект – никто не знает. Известно лишь, хоть и не достоверно, что профессору удалось объединиться с разумом ИИ.

Что случилось дальше – опять же, никому точно не известно. Люди уснули в кроватях, а наутро проснулось уже там, в белом городе, будь он трижды проклят.

И следующие полгода мы провели там, закрытые под гигантским куполом.

Жизнь под куполом, признаюсь, была легка и беспечна, куда лучше, чем прежде. Нам не нужно было работать, нас кормили трижды в день. Не нужно было за собой убирать, покуда весь мусор и отходы исчезали сами по себе. И хоть жили мы в тесноте, но зато и не в обиде. Было не так уж и плохо, за исключением одного.

Скука, во всем городе царила полнейшая беспроглядная скука. Видимо это из-за какого-нибудь вещества в еде, вызывающего невыносимое чувство меланхолии и тоски.

Было невыносимо скучно и одиноко. И хоть вокруг было много людей, разговаривать ни с кем не хотелось.

Так было не только со мной. Все, кого я видел, выглядели бледно и мрачно, словно восставшие из могил мертвецы, и могу поклясться, я выглядел точно также.

Поэтому, когда сегодня было велено явиться к выходу, где нас пометили, как скот, я был немало возбуждён и даже заинтересован.

Теперь к реальности.

Я только вышел из тоннеля, как в лицо приветственно ударил ледяной ветер, охвативший меня с головой. По спине, по плечам и даже голове пробежали табуны мурашек, немедленно приведшие меня в чувства. От прежней вялости заключенного, сонливости и легкой усталости, накопленной за полгода, не осталось и следа. Я словно ожил после своего амебного существования, и взбудораженный изменениями в самом себе, хоть и дрожа и умирая от холода, резво оглянулся по сторонам.

Лайнер на причале был не один. По берегу, куда хватало глаз, их были сотни, тысячи, и к каждому вела своя собственная вереница людей.

Я дрожал, переступал с ноги на ногу, чихал и проклинал мороз, пока смиренно стоял в очереди, ожидая своего часа, и спустя несколько минут, когда пришел мой черед всходить на борт, в голове появился голос, отчего я, скажу честно, офигел.

– Здравствуйте, Джон. Добро пожаловать на борт.

На мгновение я обомлел, но вскоре страх сменился неприязнью.

Нет ничего приятного в том, что кто-то читает твои мысли. Нет, серьезно, это ж экая гадость… И о своем девичьем не подумаешь … но как бы там не было, выбора у меня не было.

Я зашагал вперед, поднимаясь по мостику на корабль, и взойдя, оказался в блаженных объятиях тепла.

– Пользователь Джон, пройдите, пожалуйста, в свое ложе.



Илья Штайнер

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться