Фамильяр

Глава 1

Натан ещё раз посмотрел на пол. Сложнейший магический круг - результат долгой и кропотливой работы - лежал у его ног. Натан отодвигал этот момент сколько было возможно, но час настал: от сдачи экзамена на звание мага его отделял один шаг. Теперь требовалось найти собственного фамильяра.

  Натан долго выбирал демона в Книге Имён. Такой контракт - на всю жизнь. Демон будет связан с магом, а маг - с демоном, пока смерть не разлучит их. А так как демоны бессмертны - ещё ни одно имя не вычеркнуто из Книги, - то легко можно догадаться, чья именно это будет смерть. Невозможно связать одного демона с двумя людьми, как и одного человека с двумя демонами, и учёт всех призванных в текущий момент вёлся самым строгим образом.

  Демон был не только главным помощником мага, но и основным источником силы. Здесь важно найти правильный баланс: слабый маг не мог удержать сильного демона в подчинении, но сильный демон делал сильного мага в десятки, если не в сотни раз могущественнее.

  Натан вздохнул. Он очень надеялся, что не ошибся и всё рассчитал правильно. Каллан, пылающий демон-воин из первой главы Книги Имён, казался подходящим выбором. В последний раз он приходил в этот мир двести двадцать шесть лет назад. Его контрактор, Маркус Неудержимый, прославился в Войне Полководцев, и даже сегодня голоса вспоминавших о нём наполнялись неподдельным уважением. После смерти Маркуса было несколько попыток призвать Каллана, но ни одна не увенчалась успехом. О судьбе неудачливых учеников, которым такой фамильяр оказался не по зубам, Натан предпочитал не думать.

  Всё или ничего.

  Над магическим кругом зазвучали слова Призыва.

  

  Боль затмила всё. Бежать, сделать что угодно, лишь бы избавиться от этой всепоглощающей, разрушающей боли. Он чувствовал, что ещё немного, ещё совсем немного - и он потеряет себя, свою сущность навсегда. И навеки останется наедине с бесконечным океаном боли.

  Он чувствовал приближение преследователей, но ничего не мог поделать: не было сил не только двигаться, но и думать. Его неконтролируемое падение сможет остановить лишь дно этого мира, если оно есть. И если преследователи не настигнут раньше.

  На самом краю едва теплящегося сознания вспыхнула голубая искра. Врата. Запечатанные Именем, они ждали. Нет. Кто-то на той стороне ждал. Какая разница, что Имя чужое, - у него хватит сил сорвать Печать. Истерзанный и истощённый, даже на краю гибели он оставался пожирателем. Главное сейчас - избавиться от боли. Уйти от погони. Залечить раны, вернуться и отомстить. Эта лазейка в другой мир как нельзя кстати. Вряд ли местные знают о таких, как он, - пожиратели, кажется, не являлись ни в один из известных миров.

  Не успев осознать, что он делает, не в силах думать ни о чём, кроме боли, он потянулся к Вратам. За ними он будет в безопасности.

  

  Круг налился бледным сиянием. Значит, демон приближается. По краю забегали огоньки и искры, в воздухе зазмеились маленькие молнии. Натан собрался с силами. Сейчас будет битва, в которой решится всё: достигнет ли он того могущества, о котором мечтал все эти годы, да и вообще останется ли в живых. У юного мага было неоспоримое преимущество перед демоном: пространство, доступное посланнику из потустороннего мира, ограничено магическим кругом. Покинуть его пределы без разрешения призвавшего демон не мог.

  В следующее мгновение площадку осветила яркая вспышка. Ученик прикрыл одной рукой глаза, а другой замахнулся, запуская одно из заранее приготовленных заклинаний. Но что это? В центре круга стоял человек. Коротко стриженый, седой и абсолютно голый. От его левой ключицы через грудь и живот тянулись глубокие рваные раны, как будто он только что сражался с медведем или тигром. Натан в последнюю секунду успел отдёрнуть руку, и заклинание прошило воздух над головой незнакомца. Яркая алая кровь мгновенно залила пол, и круг угас. Пылающий демон-воин так и не появился, а странный пришелец пошатнулся и упал на колени. Он открыл рот, будто силясь что-то сказать, но глаза его закатились, и он медленно завалился на бок. Натан, все еще удивляясь, бросился на помощь раненому.

  Что пошло неправильно? Никогда не было такого, чтобы через магический круг на Призыв откликнулся человек. О том, что это не демон, однозначно говорила кровь, стёршая знаки и пропитавшая мантию ученика, когда он принялся за врачевание. Лекарь из Натана был никудышный - всё же не его специализация, но оказать первую помощь на поле боя он мог очень даже неплохо. Вскоре кровотечение удалось остановить. Теперь нужно дезинфицировать и зашить раны. Если этот странный человек из ниоткуда выживет, его тело навсегда останется изуродованным. Натан всмотрелся в лицо незнакомца и вновь удивился: несмотря на седину, пришелец был молод. Уже не юнец, но и не старик. Точнее определить возраст сложно - ему можно было дать как двадцать, так и сорок лет. Ученик осмотрелся: нужно как-то перенести раненого вниз - главная площадка Башни Призыва, открытая всем ветрам, была плохим местом для человека в таком состоянии.

  

  Сознание возвращалось обрывками, приносило безумные видения и вновь ныряло во тьму. Странные звуки, странные цвета, ощущения... запахи. Его бросало то в жар, то в холод. Иногда он чувствовал чьи-то прикосновения. Пытался бороться, но тело не слушалось. Он совершенно не рассчитал сил и теперь с каким-то холодным безразличием наблюдал за тем, как гибнет в этом чужом незнакомом мире. И никто не узнает, какой бесславный конец настиг одного из пожирателей.

  Но однажды наступило то морозное утро, когда он проснулся и понял, что больше не умирает. Боль затаилась где-то в глубине и теперь тихо тлела, не желая угасать совсем. Какое-то время он лежал не шевелясь, поглощённый исследованием своего тела. Сердце, лёгкие, горло, ноги, руки, голова, волосы. Печать уколола чуть выше левого локтя, когда он обратил на неё внимание. Впаявшись в его сущность там, на границе между мирами, когда он взломал Врата своей безумной атакой, она несла знание об этом мире, была ключом к нему в прямом и переносном смысле. Всё, что он знал о себе теперешнем, он знал благодаря Печати. У него настоящего не было ни пальцев, ни глаз. Но у него теперешнего они были, и Печать услужливо объясняла их предназначение. Он слегка шевельнул пальцами и нащупал собственные ногти. Удивительные приспособления.



Мара Полынь

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться