Фарт - великая сила!

Глава 1

Глава 1

 

Лиорм ехал впереди всех и тщательно давил в себе раздражение и ярость. Его бесило абсолютно всё: яркое солнце над головой, холодный ветер, так и норовивший забраться под куртку, туманное будущее и неожиданные попутчики. Но особенно он был зол на наглую человеческую девчонку, которая за последние пару дней уже не единожды успела его оскорбить. Причем делала она это не то чтобы специально, просто не считала нужным следить за словами или следовать сложившемуся веками этикету. А когда он вежливо ей намекнул на их неравный социальный статус, то девушка послала его обратно в «эльфяндию», сказав, что он может там поискать справедливости.

«А у нас в отряде все равны!» - заявила мелкая паршивка, уперев руки в боки. Лиорму хотелось схватить ее и хорошенько выпороть, чтобы больше такая дурь, как сравнивать его – сына верховного советника Владыки – с какой-то человечкой без роду и племени, даже не приходила ей в голову. Но благородные эльфы не бьют женщин, вот и он не стал терять достоинство и просто окинул девчонку пренебрежительным взглядом. Да и что еще он мог предпринять? Гордо удалиться? Он желал этого всем сердцем, но сестра решила иначе, когда узнала, что молодые люди направляются в Виспут.

Почему он принял решение Лилианы и даже не стал с ней спорить? Потому что она была единственным близким существом, которому он доверял всецело и безоговорочно. А еще он очень сильно любил сестру, старался оберегать ее от волнений и неприятностей, от всего. Ради ее безопасности и комфорта он даже согласен был терпеть язвительность человечки, тем более Маша относилась к Лилиане хорошо. Да и прочие члены отряда вполне благосклонно восприняли новость, что их компания увеличилась на двух эльфов.

Как же тяжело было слушать, когда сестра спросила у Маши разрешение ехать с ними. Лиорму пришлось пережить очередное унижение, он все ждал, что девушка что-нибудь скажет о лишних ртах или другую гадость. Но Маша сообщила, что они собираются идти через ущелье и если эльфы тоже не прочь рискнуть своей жизнью, то она ничего не имеет против. В тот момент Лиорм решил, что их обманывают и его это чрезвычайно задело, вызвав всплеск негодования. Он не понимал, зачем выдумывать небылицы, если можно прямо отказать. Эльф даже не дал ответить сестре, увел ее в сторонку и просил отказаться от этой затеи. Лиорм был уверен, что они и вдвоем доберутся до города-государства.

- Так надо, Орм, - мягко улыбнулась ему сестра, единственная, кому он позволял называть себя сокращенным именем. – Верь мне.

И он поверил в очередной раз, потому что за полвека, что они провели с Лилианой бок о бок, сестра ни разу его не обманула, не предала, в отличие от всех остальных. Когда-то у него было всё! Лиорм с горечью и злостью вспоминал годы жизни до их первого с сестрой совершеннолетия. Для эльфов рождение двойни – редкость, а разнополой еще большая. И всегда в таких парах только один ребенок владеет магией. Отец близнецов – верховный советник и чуть ли не второй эльф в их государстве – женился поздно, долгое время перебирая невест. Ему была нужна идеальная жена - она должна была своей красотой подчеркивать его статус, а безупречными манерами и образованием олицетворять древность своего рода, и иметь кристально чистую кровь.

Он нашел такую эльфийку – прекрасную, как утренняя роса, утонченную, возвышенную и холодную, как лед. Но это Лиорм понял много позже, а в детстве он, как и все дети, любил родителей. Единственное, что расстраивало маленького эльфа, что отец с матерью не обращали внимания на сестру. Тогда он не знал, что из-за того, что они с Лили родились вместе, отцу пришлось выбирать, кто из его детей станет полноценным эльфом. Конечно же, советник выбрал сына – будущего продолжателя рода. Хотя целитель и жрец говорили, что у девочки канал силы развит лучше, пророчили ей великое будущее. Отец настоял на своем, невзирая на опасность для Лилианы. Было решено перенаправить силу, которая связывала обоих детей в энергетически зависимых друг от друга существ, в Лиорма. В итоге у него появились весьма посредственные способности к магии, а у сестры помутился рассудок. Им тогда было по десять лет, Лиорм плохо помнил свою жизнь до этого возраста. Только ощущение единства, ведь они с сестрой были практически одним целым, могли обмениваться мыслями, всегда и всё делали вместе, даже спали в одной кровати. А вот ритуал разделения в память Лиорма врезался будто его выжгли каленым железом – боль, страх и одиночество. Лили замкнулась, она около года не разговаривала, в основном сидела, уставившись в одну точку. А Лиорм часами просиживал рядом с ней к неудовольствию родителей, держал ее за руку, рассказывал о каких-то детских глупостях, приходил к ней ночью.

Он до сих пор не знает, что помогло вернуть Лили разум. Возможно, его вера и любовь к сестре, а может, просто прошло достаточно времени, чтобы развились новые связи в мозгу. Лет до пятнадцати Лиорм так и проводил большую часть своего времени с сестрой, раздражая родителей непослушанием. Он даже отказывался учиться, если рядом не было Лили. Кричал, устраивал истерики, требовал, чтобы сестра училась вместе с ним. Эльфы не наказывают своих детей физически, во всяком случае, до первого совершеннолетия. За все их капризы попадает слугам, нянькам, учителям, которые не могут справиться с ребенком. Стоит ли говорить, что из-за Лиорма доставалось многим? Но что удивительно, его не винили, считая это влиянием больной Лилианы. Ведь все видели, что девочка улыбается и разговаривает только рядом с братом. Кто-то высказал предположение, что их связь не смогли полностью разорвать и Лили, как паразит, тянет из брата силы, отсюда скачки настроения и магии. Отец даже созвал целый консилиум из магов, целителей и жрецов. Лиорма на это сборище не пустили, но он все равно смог пробраться, боясь за сестру. Тогда-то он и понял, что Лили мешает родителям одним своим существованием. Потому что она никогда не станет идеальной дочерью и гордостью семьи, а еще они считали, что только ее присутствие не дает стать Лиорму замечательным сыном. Решение отца стало для мальчика шоком – он собирался отправить Лили к жрицам. Обречь ее на пожизненное служение Богине Матери. А это значило, что сестру он никогда больше не увидел бы.



Татьяна Бродских

Отредактировано: 27.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться