Фея придёт под новый год

Пролог

- Разыскивается за десять тысяч солидов графиня Миэль Слейтер, - прочитал по слогам один из гвардейцев, приклеивая объявление о поимке преступника, и добавил с изумлением: – Такие деньжищи за бабу? Что она могла натворить?

Сон мигом соскочил, и я замерла, вжавшись в стену. Только бы они не заметили меня… только бы не заметили…

Я сидела в каменном тупичке между двух домов и умудрилась задремать, дожидаясь рассвета. Непростительно, Миэль! Ты могла проспать отправление корабля! Или тебя могли поймать, как сонную курицу!   

- Ведьма, - произнес второй гвардеец со знанием дела. – Убила мужа и покушалась на самого короля.

Убила мужа… Воспоминания обрушились на меня волной.

Спальня, где графине Слейтер полагалось провести первую брачную ночь… Я сжимаю в руке тяжелый подсвечник и отступаю к двери, глядя на бледное, неподвижное лицо мужа, лежащего в постели, убранной розами и лилиями… Убийца, я – убийца…

Но я не покушалась на короля… Вернее, не думала, что так всё произойдёт…

- Зачем тогда за неё награда? – удивился первый гвардеец, разглаживая объявление. – Прибили бы – и делов. А тут написано, что требуется живой, не сметь причинять увечий.

- Красивая, - лениво протянул второй. – Поэтому. Говорят, была любовницей короля. Найдут, а потом… прибьют. При попытке к бегству.

Гвардейцы захохотали, а я ещё сильнее вжалась в стену, хотя теперь никто не узнал бы во мне блистательную графиню Слейтер. Где платье из кружев, в котором я танцевала на празднике по случаю помолвки? Где свадебный наряд из серебряной парчи?.. Туфельки, которые украшали жемчугом и драгоценными камнями лучшие королевские ювелиры? Сейчас на мне были простая бумазейная юбка и кофта, полосатые чулки и поношенные туфли, а волосы я упрятала под чепец, не позволяя выбиться ни одной прядочке. Чтобы никто не узнал… Никогда, никто…

 - На портрете как-то она не очень, - засомневался первый гвардеец. – Точно – красавица?

- Я слышал, она сложена, как богиня, - ответил второй и сплюнул. – И читай, что здесь: «Глаза зелёные, волосы золотистые, кожа - белая». Для женщины большего и не надо.

Хорошо, что ещё не рассвело! И никто не разглядит, какого цвета у меня глаза!.. Но я всё равно опустила край чепца, прикрывая лицо.

- Ну да, - согласился его товарищ. – Вот бы найти её первым.

Посмеиваясь и болтая о ведьме и награде за мою голову, гвардейцы подхватили ведерко с клеем и пошли вверх по улице, в центр города.

Когда их голоса затихли, я выглянула из своего убежища. Небо посветлело и на востоке стало розовым. Скоро рассвет, а на рассвете «Звезда морей» уходит из столичной гавани на север. Туда, где никто не станет искать графину Слейтер - ведьму и беглую преступницу… Которая настолько дорога его величеству, что строго приказано «не причинять увечий».

Только тут я поняла, как продрогла и проголодалась. Я поднялась и запрыгала на месте, чтобы хоть немного согреться. С едой придется повременить – у меня лежала в узелке лепешка, но ее лучше съесть потом, когда я буду на корабле.

С опаской я рассмотрела изображение злодейки графини Слейтер на грязном бумажном листе, криво наклеенном на стену. Совсем не похоже на меня. Срисовывали со свадебного портрета, и даже не забыли изобразить тиару и колье. Наверное, считают, что я буду разгуливать по улицам, увешанная драгоценностями.

Я сорвала объявление и порвала его, разбросав клочки, а потом побежала к пристани.

«Звезда морей» отчаливала на рассвете, и я хотела забраться на корабль в самую последнюю минуту, чтобы уже никто не смог меня остановить.

- Чуть не опоздала, малышка, - проворчал матрос, стоявший у трапа.

Я не ответила, показав ему проездной билет.

- Проходи, - велел он. – Устраивайся, где найдёшь место. К бортам близко не подходи. Если тебя смоет в море, никто и не заметит.

- Благодарю, - прошептала я, ступая на шатающуюся палубу.

Меня сразу замутило, и я поторопилась устроиться рядом с другими пассажирами, запахнув пальто и ещё ниже опустив края чепца.

- Все собрались, капитан! – гаркнул матрос, отвязывая веревки.

Я смотрела, как между кораблем и пристанью увеличивается темная полоса, и убеждала себя, что прежняя жизнь осталась позади. Мне хотелось забыть всё, что связывало меня со столицей, с моим богатым замужеством и… тем, что произошло сразу после свадьбы.

Нет, я не испытывала жалости, вспоминая о муже. Негодяй, какой же негодяй! Я заново пережила тот стыд, и страх, и ужас, когда узнала, для чего нужно было наше венчание. Ни о каких чувствах и речи не было. Миэль – ценный приз, подарок судьбы, а точнее – поросёнок, которого откармливали к Рождеству и которому чесали спинку, чтобы довольно похрюкивал.

Только я не пожелала быть поросенком, поданным к столу под горчичным соусом. Я пожелала быть свободной. И теперь… никто меня не получит.

Море было спокойным, но и в его спокойствии я чувствовала опасную силу. До Монтроза – неделя или две пути, если не помешает шторм. А потом корабли перестанут выходить в плаванье до февраля, пережидая сезон бурь. Так что попасть домой я смогу не раньше весны, и зиму мне придется провести в Монтрозе – далеком провинциальном городишке. Ну и хорошо. Никому и в голову не придет искать меня там. К весне я смогу подзаработать денег и уплыть туда, где живут мои родные. Они и не знают, наверное, что я жива.



Ната Лакомка

Отредактировано: 01.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку