Фиолетовая скрипка из Жакаранды

Размер шрифта: - +

Часть 1, ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой подарки бывают некстати

 

ИГРЫ ЗИМНЕГО СОЛНЦЕСТОЯНИЯ

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой подарки бывают некстати.

 

Лель изо всех сил делала вид, что ей всё равно.

Непринуждённая улыбка не сходила с её лица, даже когда насмешки звучали намеренно громко, чтобы непременно достичь её ушей. Она мысленно возвела стену между собой и обидчиками и теперь наблюдала за происходящим сквозь толстое стекло.

Как бы толстое как бы стекло. Не такое уж и сложное самовнушение.

Ещё недавно ей было бы трудно поверить, как быстро учишься прятаться от издёвок под панцирем видимого спокойствия. Слишком быстро – для человека неподготовленного, которого с детства любили и принимали таким, какой он есть.

Прошло ровно два месяца с тех пор, как она оказалась на факультете фей в этом чудном местечке. И всё благодаря любимой бабушке.

Высшая элитная школа-пансион. Старейшее учебное заведение Федерации.

Закрытая охраняемая территория.

Три стадиона (один – при палестре, два других для проведения весенних балов и демонстрации дипломных работ), сад-лабиринт для практики по запутыванию хвостов, сложная сеть виадуков для занятий по полному и бесповоротному сжиганию мостов во внешнюю реальность, пять цветных оранжерей, подогреваемый бассейн с молодильной водой, драколентарий и многоуровневая парковка для личного зоотранспорта.

Не говоря уже об огромной библиотеке с драгоценным многовековым наследием, собственном бестиарии и целой сети учебных аудиторий, обустроенных по последнему слову науки.

Мечта начинающего волшебника.

Чародейская Сорбонна.

И всё это великолепие, роскошь и блеск – к услугам её милости, мисс Вайолетвиолин – шестнадцатилетней ворожеи, самой юной представительницы молодого, но крепко стоящего на ногах клана Небесных Ткачей.

Звезда начальной и средней магической школы, надежда городского собрания чародеев, лучшая дебютантка ежегодного бала «Свежие корни мандрагоры».

Казалось бы, живи да радуйся. Вся жизнь, как дефиле по красной ковровой дорожке, единственное неудобство на которой – слепящий свет софитов.

Это для сторонних наблюдателей. Для тех, кто не по своей воле выбирал этот путь, всё выглядит несколько иначе.

 

Лель, как могла, противилась переводу её свитков в Академию. Год назад она успешно поступила в институт Модернмагики на юге Запределья и все эти месяцы наслаждалась компанией юных, подающих надежды волшебников.

Честолюбивые творческие вольнодумцы, находящиеся в вечном поиске отчаянные экспериментаторы – именно таким контингентом славилось относительно молодое (всего-то триста лет успешной практики) заведение.

В окружении этих художников от ведовства Лель чувствовала себя, как золотая рыбка в кристально-чистом, лишённом хищников водоёме.

Недовольство родственников по поводу её выбора она считала естественной реакцией старшего поколения. Примирятся со временем, ещё рады будут за своё ненаглядное чадо, что позволили сделать первый серьёзный шаг самостоятельно.

Ей и в голову не приходило, какими хитрыми и извилистыми тропами могут идти самые близкие люди, когда речь идет о престиже семьи. Она была готова к чему угодно. Но в то, что на стол переговоров будет выложен главный козырь, она поверить не могла.

Вероятность подобного поворота событий стремилась к нулю: никогда ведь не ожидаешь удара в спину от тех, кого любишь.

Хотя чаще всего именно так и происходит.

И опыт здесь – нелюбимый учитель, чей скучный тон заглушает ода любви к жизни, поющая в каждом на заре его юности.

 

Срочный свиток и билет прибыли пневматической облачной системой сразу после объявления результатов годовых экзаменов. Лель как раз примеряла воздушное, нежно-голубое платье, когда в открытое окно с порывом ветра влетел запечатанный сургучом свёрток.

Весь вечер она провела в своей комнате, собирая вещи, в то время, как её друзья-однокашники фехтовали изумрудными и розовыми молниями под высокими сводами празднично украшенного зала.

Содержание свитка не оставляло сомнений – выезжать требовалось без промедления.

«Бабушка отправляется в Верхние Сады. При объявлении наследника необходимо присутствие всех родственников. Поторопись».

Это могло означать только одно: её бабушка, Матильда Уивер, некогда первая красавица округа Мён и одна из самых влиятельных дам полуострова Китового Уса вскоре должна покинуть мир дольний и отбыть на покой туда, где не существует политических интриг и борьбы за магические права.

 

Лель знала, что родня будет удерживать старую Матильду в земной юдоли, сколько потребуется. С переходом никто не спешил. Впрочем, бабушка и сама способна совершить этот несложный трюк при условии, что она всё ещё в здравом уме. В конце концов, решение принимается добровольно, и открыть портал можно лишь тогда, когда сам уходящий на покой убеждён в необходимости этого шага.

Разумеется, он имеет возможность завершить все дела и передать свой фарн наследникам. Отписать его целиком кому-то одному или раздробить на части и раздать всем членам семьи – личная привилегия покидающего этот мир, и выбор его не может быть оспорен. До последней минуты завещание хранится в строжайшей тайне, хотя каждый, даже самый дальний родственник рассчитывает отхватить свой кусок пирога.

Чем больше, тем лучше.

Но и малая кроха от фарна многоопытного чародея – большая удача.

Потенциальные наследники ждут этого момента с нетерпением. Как и в далёком от магии Людомирье, они часто стараются выслужиться перед тем, на чьём челе появилась печать равнодушия к суетам земным.



Эн Поли

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться