Геункаон: Качаясь над цепями

Размер шрифта: - +

2.16. Алекс.

Персонаж: Алекс.
Место: город Менэдекер.
Местное время: 15:10 (Закат: 20:18).
Дата: Окаяница. 22 апреля 302 год от рождения Ока.

      Пропетлять пришлось изрядно, прежде чем филин остановился у плакучей ивы с подмытыми корнями. Было заметно, что кто-то совсем недавно рыл нору в мокрой земле. Тут же Алекс увидел зацепившуюся за обломок ветки бордовую нитку, которая тянулась дальше от дерева, развеваясь на ветру. Спустившись к ручью, он услышал клёкот филина. Птица копалась в земле, вытаскивая кусок серой ткани. В груди сдавило, ведь Алина при расставании была в брюках похожего цвета. Когда же оборотень вытащил набедренный крепёж для плазмострела, Алекс понял, что надеяться не на что. Слезы размыли картинку, а голова закружилась …
      «…
      Забытые страхи смертной жизни вернулись вместе с шелестом крыльев над вонючей ямой. Пробудившийся ужас поработил тело и волю, когда крылатая тварь впилась в шею. Запоминающаяся боль, покалывающая и ноющая одновременно, словно из тебя медленно тянут жилы, охватила шею, потом плечо и поползла ниже к лопатке и груди …, стремясь схватить сердце. Ужас ослабил хватку, когда раздался окрик Константина. Алекс не разобрал слов, а тварь резко взмыла вверх, унося его прочь. Руки двинулись сами по себе. Сорвали с шеи кулон, чтобы в следующий миг вонзить в шелестящее крыльями чудовище. Рыкнув, тварь яростно швырнула его в сторону. Резкое падение, точно прыжок с летящего вентогама, переломало половину костей в теле. Шумный всплеск, и он замер, прислушиваясь. В окружающей тишине отчётливо слышно, как тварь удаляется от места падения. Это радовало. Выждав ещё несколько минут, он осторожно огляделся. Вода, кругом вода … какая-то топь. Рядом ни леса, ни оврага, ни строений …ничего. Лишь вода, трава … редкие кусты, да плакучая ива, причудливо цепляющаяся корнями за подмытый берег. Тело ослабло от укуса, а время убегало. Алекс со всех ног бросился к иве, начиная догадываться, что все происходит не с ним. Пальцы пробежали по набедренному крепежу, доставая оружие. Сделав несколько выстрелов из плазмострела, он начал выкапывать нору в корнях. Несмотря на все усилия, дело продвигалось медленно. Оружие от частого применения нагрелось, а земля в руках обжигала. Слезы текли по лицу, смешиваясь с грязью и копотью от горящих корней. Небо просветлело, невежливо напомнив об уходящем времени. Алекс мысленно стал подгонять себя, хотя уже догадался, что все это лишь воспоминания сестры, внезапно накрывшие его у той самой ивы.
      Алина решила экономить силы, закрыв ментальное сознание. Но время от времени чувствовалось, как кто-то пытается коснуться её разума. 
      «Только живи …» — хозяин искал её, и это вгоняло в ещё большее отчаяние. — «Что же случилось, что Богдан так сильно беспокоился о ней?»
      Она на мгновение закрыла глаза, скорчившись, как зверёк. Единственная целая рука продолжала выцарапывать в земле немного пространства для жизни. На миг показалось, что время остановилось. Весь мир замер. Но солнце безжалостно ужалило сквозь листву. Алина отпрянула назад и вжалась в мокрую землю. Время закончилось, и сил для борьбы не осталось. Она отстегнула набедренный крепёж. Стало немногим легче. Обожжённое тело мучительно болело. Она огляделась. В свете дня все выглядело иначе: прекрасно до жути. 
Услышав шорох крыльев, Алина замерла. Она уже забыла, что значит бояться, по-настоящему бояться кого-то. А сейчас страх пожирал её изнутри. 
      Как давно с ней такого не было? Сколько лет?! «Отсутствие страха приводит к неосмотрительности и гибели», — предупреждал её Костик много раз. Однако сейчас ей хотелось лишь одного, чтобы он пришёл и забрал все страхи, … снова, как обещал когда-то.
      «Я здесь. Не бойся. Спи. Сон все излечит. Ты устала. Отдохни. Спи», — Богдан не мог ей помочь, лишь погрузить в дрёму. Такова последняя милость хозяина.
      …
      Вечернее время за окном, вокруг белые стены, в ногах была болезненная ломота. Алекс вдруг понял, что увяз в чувствах сестрёнки, как муха в густом варенье. Эмоции Алины разрывали его изнутри. Эти воспоминания более ранние и он, несмотря на своё любопытство, не хотел в них оставаться. Алекс решил смотреть на происходящее со стороны, ничего не пропуская в сердце. 
      Алина была совсем одна, и это тревожило. Он почувствовал, что сестрёнка ждёт чего-то или скорее кого-то. Её беспокойные мысли едва касались сознания Алекса. Она думала о том, что отключённые отражатели совсем не мешают Константину являться к ней каждую ночь, принося с собой непрошеное утешение и трепетную заботу. Хотя она просила, требовала, молила его не делать этого. Каждый такой визит, оборачивался болезненным погружением в другую реальность. В мир, где нет ничего, кроме его рассказов и тихих песен. Но это — обман. 
      Алекс чувствовал, что сестрёнка не понимает причину визитов бессмертного, а потому боится, хотя обманываться каждый раз ей было приятно. Отмахнувшись от навязчивых мыслей, Алина списала все на усталость и попыталась уснуть.
      Сквозь дрёму пришло ощущение, будто кто-то смотрит на неё. Сестрёнка открыла глаза и быстро осмотрела палату. Никого не было. Дрожь начала пробивать тело. Она никого не видела, но отчётливо чувствовала присутствие.
      — Я знаю, что ты здесь, — Алине хотелось, чтобы голос звучал более уверенно. — Выходи! Не смей меня пугать!
      Она громко вскрикнула, уловив движение краем глаза. Через пару минут дверь в палату распахнулась, и вошла обеспокоенная медсестра.
      — Что случилось? — спросила молодая женщина, мельком глянув на приборы. — Вы так кричали …
      — Я просто испугалась, — ответила Алина, часто дыша. — Приснилось что-то.
      — Ничего, — сказала медсестра, улыбаясь. — Если желаете, я могу включить остальное освещение.
      — Спасибо. Пусть останется это. Я постараюсь заснуть.
      Медсестра вышла и аккуратно прикрыла за собой дверь. Алина посмотрела в тёмный угол слева от окна, сердце сжалось в груди.
      — Не кричи так, — холодная рука зажала её рот. 
      Алина испуганно дёрнулась всем телом, цепляясь пальцами за руку бессмертного. Константин сделал знак, прося соблюдать тишину. Она закивала в ответ, и он осторожно убрал руку.
      — Я могла задохнуться! — прошипела Алина, часто дыша. — Напугал до смерти.
Константин снисходительно улыбнулся, присев рядом на постель. Он убрал несколько тем-ных прядей с её лица и провёл рукой по шее вниз. Прохладная ладонь легла чуть выше груди.
      — Не смей трогать меня. Никогда! — в голосе сестрёнки звучала обида. — Зачем ты пришёл … снова?!
      — Я прихожу, потому что ты меня ждёшь, — ответил Константин, сместив руку ниже на живот. — Ты хотела, чтобы я пришёл.
      — Неправда! Не хочу тебя видеть! Никогда!
      — Гонишь меня? Хочешь быть одна? В темноте? Среди молчаливых стен…. — Константин говорил тихим вкрадчивым голосом, в котором слышалось сочувствие. А грусть в его глазах, цеплялась коготками за сердце Алины, точно слепой котёнок. Ей хотелось кричать — «Я человек! Я могу чувствовать, а ты нет! Не делай вид, что понимаешь меня!», но слова так и остались не высказанными.
      — Я составлю тебе компанию этой ночью. Но теперь, я хочу плату... — Константин крепко сжал обе руки девушки, не обращая внимания на попытки освободиться. 
      — Нет. Отпустииии… — сдавленным голосом проговорила Алина, слезы подступили к глазам. Не думал Алекс, что сестрёнка окажется такой плаксой. Константин выпустил одну руку, удивлённо глядя ей в лицо.
      — Я могу забрать твои страхи. Хочешь? ... Тебе не придётся бояться, ни меня, ни других, ни одиночества … — он вонзил ноготь в её ладонь, оставив неглубокую ранку.       Сестрёнка скрежетнула зубами и снова попыталась высвободить руку, когда бессмертный припал к ране. Его губы оказались мягкими и нежными, а язык приятно щекотал кожу.
      «Вампиры – не люди. У них нет души, нет чувств, нет совести и морали …» — вспомнила Алина, и досада вытеснила все остальные чувства. Она вцепилась пальцами в лицо Константина, безжалостно сжимая в кулак губы, подбородок и часть щеки. Он не сопротивлялся, лишь виновато смотрел на неё серыми глазами. Когда на лице бессмертного выступила кровь, сестрёнка отдёрнула руку, как от заразы. Сердце, на мгновенье замерев, неровно поскакало дальше. Наступило неловкое молчание.
      — Все ещё болит? — Константин провёл рукой по её ноге. Не дожидаясь ответа, он встал у края постели и, взяв поочерёдно ступни девушки, немного размял их. Алекс ощутил, как по телу Алины пробежала приятная дрожь, рождающая стон. На короткий миг сестрёнка закрыла глаза в истоме. Но тут же пришла в себя, и с тревогой уставилась на бессмертного, который все ещё стоял у неё в ногах. 
      Внизу живота неприятно потянуло, а последовавшая за этим знакомая боль, навела на пугающую мысль: «Только не сейчас. Нет. Не может быть!». Надежда, что бессмертный ничего не поймёт все ещё теплилась в её сердце.
      Но Константин смотрел на сестрёнку таким странным взглядом, что стало совсем не по себе, и тут же его руки схватили её за лодыжки. Алекс почувствовал смятение в душе Алины, точно та пытается спрятать что-то очевидное. Но что это, он понял не сразу. Догадка прошибла, как молния. Тело сестрёнки окаменело и это в полной мере отражало и его чувства.
      — Разрешишь? — поинтересовался Константин. В ответ Алина отрицательно закачала головой и попыталась освободиться, согнув ноги в коленях. Холодные пальцы разжались, позволяя добыче выскользнуть, точно играя с ней.
      — Я нахожу твоё положение весьма соблазнительным, — бессмертный провёл рукой по ноге, определяя степень напряжения в её теле. Алина хотела остановить его, но в этот момент его рука скользнула по внутренней части бедра до паха, и слова застряли на вдохе. Пальцы бессмертного коснулись чувствительного места её лона, застав врасплох. Сестрёнка стиснула зубы, и слово «Прекрати» прозвучало натянуто, через силу, и Константина не остановило. Алекс чувствовал, как чужие пальцы скользят вдоль половых губ Алины, затем круговыми движениями ласкают ее, точно забавляясь.
      — Пожалуйста, прекрати играть с моим телом, — она с трудом выдавила из себя слова. — Я против.
      — А твоё тело нет, — парировал бессмертный, проведя рукой между половых губ, показывая ей насколько влажным стало это место. А после, его пальцы скользнули внутрь.       Алексу безумно захотелось вырваться из воспоминаний, абстрагироваться от всех этих ощущений. Он не хотел чувствовать, как чья-то ладонь навязчиво ласкает его сестру, прижимаясь к лобку. Не хотел, чтобы пальцы бессмертного, раз за разом проникали внутрь неё, согреваясь её человеческим теплом. И вместе с тем он отчётливо ощущал нарастающее физическое напряжение. Внутренние мышцы сестрёнки сжимали пальцы Константина так, словно не желали отпускать. В ответ на это, его действия становились более резкими и частыми. Частым стало и дыхание Алины. Её сердечко бешено колотилось, а руки сжимали простыни в кулак. Вздёрнув вверх подбородок, сестрёнка изо всех сил сдерживалась. Стало невыносимо жарко, на лбу Алины появились капельки пота. Алекс понял, что тело сестрёнки, вздрагивая и выгибаясь в ответ на каждое действие Константина, больше не принадлежит ей.
      «Он мёртв. Он мёртв. Он мёртв» — закрыв глаза, Алина повторяла про себя, пытаясь отрезвить себя. Пусть не сразу, но ей удалось погасить разыгравшееся желание. Был бы Константин живым человеком, но он мертвец. Любить покойника … бррр… целовать покойника … дважды бррр… а уж заниматься любовью с покойником, это из разряда извращений и психических отклонений.
      В этот момент Константин нагнулся и поцеловал её в губы, чувственно и нежно. Алекс по-считал, что это нечестно, и мысли Алины были схожи с ним. Играть вот так … — просто неправильно. Ведь мертвец ничего не чувствует. Взгляд сестрёнки помутнел от смешавшейся обиды с яростью. 
      — Не нужно слез. Я не обижу … — он провёл свободной рукой по её лицу и поцеловал ещё раз. — Ты слишком напряжена.
      — Уходи. Пожалуйста. И не приходи больше. Быть может, я заслужила такого издевательства, но прошу, … оставь меня в покое, — тело ещё плохо слушалось, но говорить стало легче.
      — Знаешь, я слышал много раз, как девушки используют свою месячную кровь для приворота, превращая желанного мужчину в своего фамильяра, стоит лишь добавить пару капель ему в пищу. — Константин показал ей окровавленные пальцы. — Проверим? Твоя кровь так и просится на язык.
      Алекс смотрел глазами Алины, как бессмертный слизывает кровь с пальцев. Казалось, увиденное должно вызвать отвращение и тошноту, но ничего подобного, лишь стыд, растерянность и страх. Да, страх …, тревожное предчувствие того, что скоро произойдёт.       «Теперь он точно не уйдёт. … Нужно позвать на помощь. … Может, крикнуть? … Да, крикнуть, как можно громче! … Почему я молчу? … Потому что он так смотрит на меня? … Закрыть глаза и не смотреть! ...» — мысль о том, что Константин контролирует её, казалась самой разумной. Она отвела взгляд. Бессмертный схватил ее за лодыжки и рывком стащил на край постели. Алекс с досадой отметил, что пребывание в больнице сделало сестрёнку совсем слабой. А потому попытки сопротивляться выглядели жалкими до комизма.
      «Тебе что, мало?!», — сестрёнка понимала, что нежить дуреет от живой крови, а значит, Константин сожрёт её прямо здесь и сейчас. Сознание же Алекса металось в тщетной попытке вырваться. Ему были очевидны дальнейшие действия бессмертного, но он ничего не мог сделать. В ушах загудело, а перед глазами все поплыло. Захотелось накрыть голову руками, чтобы ничего не слышать и не видеть. 
      А в это время Алина, зажмурившись, колотила пятками по спине бессмертного, но тому было всё равно. Присосался как пиявка, крепко держа её ноги у бедра. Внезапно тело начало терять чувствительность, становясь ватным. Выходит, все это время бессмертный травил её фелисифином.
      Алина открыла глаза и испуганно глянула на Константина. Его глаза затянуло белой пеленой, а выражение лица отражало не то боль, не то мольбу. Сестрёнка заёрзала в очередной попытке высвободиться. В ответ бессмертный со стоном стиснул зубы и упёрся лбом ей в живот. Его руки крепко обняли её.
      — Пошёл вон! — Алина била руками по плечам и голове Константина, не осознавая, что причиняет боль лишь себе. В следующий момент зубы бессмертного коснулись её шеи. Этот внезапный рывок заставил сестрёнку замереть на месте, затем медленно отстраниться от столь опасного соседства.
      — Хочу остаться с тобой. Хочу быть одним целым… — вместо укуса сказал Константин и прижался к Алине, обняв руками за плечи и талию. Стало тяжело дышать, но вместе с тем, бессмертный уже не казался таким холодным и жутким. Нечто тёплое растекалась по телу сестрёнки ленивым потоком. Алекс догадался, что это чувство ей знакомо. И в подтверждение тому, Алина стала вспоминать каждую ночь, когда Константин старался унять её страхи историями и песнями. 
      — Я чувствую твою растущую привязанность. А ещё страх, который крадёт тебя, каждый раз стоит мне приблизиться. Я не знаю, как уничтожить его, но обещаю, что постараюсь справиться с ним, — голос Константина был таким тихим, что Алина забыла, что он такое. Странно, но сейчас сестрёнке нравилось быть рядом с ним. Словно ей больше ничего не нужно, только это чувство, наполняющее покоем и теплом. Ей захотелось сказать ему: «Я тебя люблю», но язык не поворачивался, словно его прибили гвоздями. 
      — Мне кажется, я тебя люблю. Хоть это невозможно. — Константин ослабил объятья и растворился в темноте. — Я больше не приду, так будет разумней. Не жди меня. Прошу!
      Вдруг стало так зябко, пусто и одиноко. Хотелось остановить его, но голос будто умер, лишь шёпот: «обними меня», который бесследно растворился в тишине ночи.
      — Обними меня, — прошептала Алина снова, потом ещё и ещё, пока слова не превратились в рыдания.
      …»

      Алекс чувствовал, как слезы щиплют его глаза. Он посмотрел наверх и глубоко вздохнул. Воспоминания сестрёнки растаяли как сон. Богдан похоже, отправил сознание Алины далеко в прошлое, приняв на себя последние страдания. Алексу стало немного стыдно от накатившего чувства облегчения. В душе он был рад, что не пришлось пережить смерть вместе с сестрой, хотя то, что её заменило, было кошмарно. 
      Мокрая одежда липла к телу, вызывая дрожь. «Я упал в ручей? Почему вода не привела в чувства?» — Алексу подумалось, что в последнее время с ним творится что-то неладное. Начиная с момента, как он вытащил девчонку из-под завала, сознание неустанно кошмарило разум яркими видениями. 
      «Мальтис сказал, что это эхо … и откуда во мне эта способность?» — он вспомнил момент, когда увидел бармена и «змеёныша» у себя дома. «Она что-то сделала со мной…» — на короткий миг Алекс представил себя сидящим в транспортнике с закованной девушкой на руках … её волосы, побелев, оплетают его спящее тело. Эта девушка совсем нагая в его одежде, залитой кровью. 
      «Кровь Алины!» — казалось, Алекс получил то объяснение, которое искал. Он не знал, как, но не сомневался в том, что она не только передала ему воспоминания сестры, но и связала с ней.
      — Все в порядке? Хотите вернуться в обитель? — казалось, Эрик спрашивает его из вежливости, поглаживая какое-то белое мохнатое существо на своих руках.
      — Да. Только соберу … — слово «останки» не хотелось произносить. — То, что осталось.
      — Все уже собрано и упаковано в багажный контейнер аэроцикла. — с этими словами бармен выпустил оборотня из рук и сделал приглашающий жест. 
      Белый зверь исчез так быстро, что Алекс не сумел уловить направления его передвижений. Да это и не волновало особо. Оседлав аэроцикл, он направился следом за Эриком в сторону обители. 
      Чутье тревожно заёрзало внутри, когда впереди показалось здание и часть транспортной площадки. Глаз быстро выхватил несколько фигур, перемещающихся короткими перебежками от одного укрытия к другому. Сменив зум визора, Алекс разглядел форму охотников крови. Сознание, а затем и тело переключилось в боевой режим.
      — Осторожно! Атака нежити! — прозвучало предупреждение Эрика в дэкафоне.
      Сбросив скорость на подлёте, Алекс спрыгнул с аэроцикла и, встав у окна, заглянул внутрь. Богдан сражался с несколькими противниками, прикрывая сидящую у стены девочку. Анника не плакала, и вообще не казалось испуганной. Она зевала, сонно потирая глаза. Ухнуло энергетическое оружие. Бессмертный мгновенно поставил на попа диван, укрывая себя и ребёнка. Алекс видел, как стрелявший быстро вбежал по лестнице на второй этаж и приготовился к повторному выстрелу. Из-за разбитых окон мест для манёвра «смуглянке» не осталось. Да ещё Анника. Память подкидывала моменты, когда он сам, мальчишкой, защищал сестрёнку. Прямо, как сейчас Богдан защищал эту девчонку. Диван быстро прогорал, заполняя холл темным удушливым дымом. Ухнул лучемет. 
      «Хм… какой шустрик …» — хмыкнув, Алекс постарался выцелить стрелявшего, однако тот уже сменил позицию. Внезапно раздался взрыв на транспортной площадке. Несколько зомби, решили стрелять по транспорту, лишая охотников укрытий и возможности удрать.       «Черт. Сколько же у них лучеметов?!» — перебежав к кустам за бордюрным выступом, Алекс выцелил одного из лучеметчиков. 
      «Голова, сердце, сердце … упал. Готовченко!» — приятное тепло пробежалось по венам, согревая замершее тело. Подстрелив ещё парочку поганцев, Алекс развернул планшет мультелита, чтобы узнать, как обстоят дела у остальных. Вроде неплохо. Маркеры показывали, что все пять охотников живы. Двое снаружи и трое внутри обители. При этом метки Богдана и Анники скакали как сумасшедшие. Алекс поискал Эрика, но его не было видно, хотя маркер отчётливо подавал сигнал с транспортной площадки. 
      «Вентогам!» — догадка пришла с опозданием. Бармен отогнал вентогам на условно безопасное расстояние, и охотники последовали его примеру. Снова ухнул лучемёт, да ещё так близко, что Алекса обдало жаром. Мини транспортник вспыхнул и один из дружественных маркеров погас. 
      «Черт! Акошу не понравится!» — Алекс прекрасно знал, как рыжий охотник относиться к потерям. Хотя … предположение, что твари могли прийти в обитель из катакомб, доставляло больше волнений, нежели реакция друга на утрату боевых единиц.       Он кинул голосовое сообщение через мультелит, предлагая свою помощь охотникам внутри здания.
      — Прошу вас прикрыть Вайса, пока он будет эвакуировать наших союзников из обители, — раздался голос Эрика в дэкафоне.
      Алекс выглянул из укрытия и, оценив ситуацию, стал отстреливать тварей на транспортной площадке. Благо их поведение внезапно изменилось, заставив топтаться на месте в нерешительности, словно хозяин отвлёкся на время. И этой заминки оказалось достаточно, чтобы зачистить большую их часть. 
      Чьё-то дыхание коснулось шеи. По спине пробежал холодок, волосы на затылке приподнялись. Алекс был готов вступить в бой, но, откатившись в сторону, увидел огромную белую змею, которая глазела на него голубыми ледышками. Раздвоенный язык дважды показался, словно дразня. Змея обогнула бордюрный камень и выползла на площадку перед обителью. Алекс выглянул из укрытия, и увидел, как оборотень бесшумно вползает через окно в здание. В окнах и дверном проёме замелькали человекоподобные фигурки. Визор маркировал дружественные цели, не позволяя стрелять по «своим». Палец сам нажимал на спусковой крючок, как только удавалось, навестись на противника. Через несколько минут змея выползла через главный вход и встала в стойку перед зданием, раздув капюшон на манер кобры, который тут же трансформировался в два белых крыла. Он тяжело оторвался от земли и взлетел, все больше преображаясь. У него показались две птичьи лапы, каждая из которой держала добычу, и змееподобный хвост, обвивший маленькое брыкающееся тельце. Оборотень низко летел, не более трёх метров от земли. Твари бросились из обители вдогонку, но Эрик, использующий вентогам как площадку для прицельной стрельбы, уничтожал одного за другим. «Что у него за оружие?» — Алекс ошеломлённо смотрел на то, как человеческие фигурки разрывало, оставляя несколько кусков, которые разлетались в разные стороны.
      — Мы ждём Вас! — голос Эрика в дэкафоне был как всегда спокоен. — Поторопитесь, пожалуйста!
      Подхватив лежащий неподалёку аэроцикл, Алекс поспешил в сторону дружественных целей. Возле мини транспортника было четверо охотников, двое из которых оказались ранены. Тут же сидела Анника с крайне недовольным видом. Эрик говорил с кем-то через дэкафон, описывая ситуацию. Мультелит показал присутствие Богдана.
      — Жив нежить? — сказал Алекс, заглядывая в вентогам. Бессмертный лежал на боку, на полу. Его тело дымилось, заполняя салон неприятным запахом. Часть лица скалилась скелетной улыбкой оголившегося черепа. Рядом на когтистых лапах сидел белый филин и внимательно разглядывал Богдана. В какой-то момент показалось, что птица хочет выклевать несчастному последний оставшийся глаз.
      — Господин Мальтис передал координаты, где мы сможем воссоединиться с остальными союзниками. Это недалеко, — сказал Эрик, предлагая убраться как можно скорее. 
      Кинув взгляд на охотников, Алекс облегчённо вздохнул, поняв, что Кай рапортует Акошу о случившемся через дэкафон. А значит, друг жив, здоров и ужасно зол. Усмехнувшись самому себе, он забрался в мини транспортник охотников, отвергнув вежливое предложение Эрика о комфортной поездке в вентогаме. 
      Прибыв на место встречи, Алекс мельком осмотрелся. Ухоженный садик с кривыми яблонями, редкие кусты смородины, старенькая беседка с провалившимся фрагментом крыши, утопающим в плюще. Чуть дальше виднелся кирпичный дом с большой теплицей рядом. Судя по закрытым ставням и запертым дверям, хозяев не было видно.
      — Какие планы? Твоих немного потрепало. Есть раненые, один убит, «смуглянка» обгорел немного, — сразу обратился к Акошу Алекс, отводя при этом в сторону от вентогама. Опасения, что оборотень снова бросится на того, не давали чутью сидеть смирно.
      — Знаю уже. Богдан впечатлил моих парней, и они «скинулись» на лечение. Такими темпами мы скоро брататься с упырями начнём. — Акош казался расстроенным, а значит, что-то случилось, и это «что-то» очень скверное. — Надо будет подыскать тебе что-нибудь сухое, а то смотреть холодно. 
      — На себя бы посмотрел. Ты так от работы вымок? И вообще, … Богдан с радостью порвал бы глотки твоим парням, не будь все в одной лодке. Какое тут братание? — попытался успокоить друга Алекс. 
      — Ладно! Выделить Алексу что-нибудь из одежды. Остальным собраться в беседке для инструктажа. — Акош выглядел крайне серьёзно, что плохо вязалось с прежними временами. Сухая одежда приятно согревала. Чёрный костюм охотника оказался весьма удобным. 
      Мальтис сел в вентогам и больше не показывался. Где был Константин, никто не знал. И это было хорошо потому, как видеть его сейчас совсем не хотелось.
      — Вы не будете участвовать в обсуждении? — Алекс постучал по темной панели, закрываю-щей окно транспорта. Ответа не последовало, и Алекс с чистой совестью побрёл в беседку к остальным, где инструктаж шёл полным ходом.
      — Действовать придётся очень быстро — раздавался издалека голос Акоша. — Помните! Мы не знаем, в каком здании находится противник. Будьте осторожны! Любой может оказаться фамильяром. Также не стоит надеяться, что времени на обращение было недостаточно. 
      — Тебя б на трибуну и можно парадом командовать, — усмехнулся Алекс. — Можно кратко для опоздавших? 
      — Кратко?! — Акош кинул хищный взгляд на друга. — Ты отключишь блокаду нашего комплекса. Это все что тебе нужно знать!
      — Я?! Как?! — Алекс удивлённо поднял брови, ни секунды не понимая, чего от него хотят.
      — Не моя проблема! Придумай что-нибудь, — вот в этом весь Акош. — Выдвигаемся!



Эль`Рау

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: