Геункаон: Качаясь над цепями

Размер шрифта: - +

2.24. Алекс.

Персонаж: Алекс.
Место: город Менэдекер.
Местное время: 19:00 (Закат: 20:18).
Дата: Окаяница. 22 апреля 302 год от рождения Ока.

      Мультелит оповестил о входящем сообщении. Акош просил активировать сентив, чтобы Мейнхард помог с опознанием какой-то твари.
      — Кажется, тут есть кое-что для вас. 
      Сентив начал транслировать изображение женщины с расползающимися в разные стороны волосами. «Живой человек не может так выворачивать конечности, а значит это зомби» — решил для себя Алекс. И тут же заметил необычное движение изуродованных останков: свисающая у плеча голова то болталась, то поднималась в попытке встать на положенное ей место. С таким раньше сталкиваться не приходилось. Ни один зомби не смог бы двигаться после таких повреждений.
      — Очень похоже на дриад. Как странно. 
      — Это существо, насколько оно опасно? — встревожился Алекс. Чутье в груди било в набат, предупреждая об угрозе.
      — Так же опасно, как оказаться голым в колючем кустарнике, заросшим крапивой, прямо по-среди болота … ночью. Воевать с дриадами можно огнём, но для полного уничтожения придётся сжечь всю планету. Лучше позволить уйти. 
      — Это не вариант.
      — Обычно они не нападают первыми. Но если разозлить, сносят всё на своём пути без разбору. 
      — Что делать? Нельзя же просто стоять и ждать. — Алекс набрал вызов: «Акош! Это Алекс! Ни в коем случае не трогайте это. Слышишь. Оно нападает на тех, кто ему вредит. И, это… если все пойдёт наперекосяк, используй огонь. На время поможет, но и разозлит … очень сильно». 
      — Есть ещё одна возможность решить всё мирно, — сказал задумчиво Мейнхард, продолжая пристально наблюдать за происходящим в сентиве.
      «И чё делать тогда?!» — вопрос друга вполне ожидаем.
      — Мейнхард вроде знает, но нам нужно, как-то к вам попасть, — только дурак стал бы упускать возможность избавиться от скуки ожидания.
      «Ясно. Сейчас сделаю» — коротко ответил Акош.
      — Отлично! На месте разберёмся. — Алекс быстро проверил снаряжение. — Вкратце, что там за возможность?
      — У них есть потребности, но … они чрезмерно благодарные создания. Привязываются к своим благодетелям в худшем смысле. Преследуют их, стараясь сделать как можно больше добра, в своём понимании.
      — Ясно. Другими словами, в бою не победить, а если дружить, не отвяжутся?
      — Да, до спячки никак не избавиться, — вздохнул Мейнхард.
      — Хорошо! Что нужно сделать?
      — Еда, вода и размножение. Иными словами, «принести жертву». Не делайте такого лица, свежий труп вполне подойдёт. В конце концов, просто спросите, что им нужно. Дриады разумны и дадут максимально точный ответ.
      В этот момент раздался треск и рядом со стариком открылся портал. Алекс не успел даже двинуться с места, как портал свернулся воронкой и «всосал» его вместе со стариком, столом и стульями. Сентив, не выдержав такого обращения, заискрил и разлетелся на части. Уши заложило. Алекс тряхнул головой. Издалека доносились крики: «Кими! Кими!». Женский голос отдавал команды одну за другой, ухали выстрелы плазмострелов. Картинка реальности поплыла перед глазами, качнулась и с резким толчком встала на место.
      — Я не вовремя? — вслух спросил Алекс, видя, как трое вектов, торопливо портуют охотников, на крышу здания.
      — Вовремя! Сделай с той тварью что-нибудь… — Акош не успел договорить, как раздался крик. Темноволосая девушка каталась по полу, держась за голову, и истошно вопила. Вокруг неё то и дело с треском образовывались воронки, которые плевались разными предметами. 
      Вокруг вопящей брюнетки поднялся алый купол и поглотил серию плазменных выстрелов. Тут же воронки растащили купол в разные стороны.
      — Уберите стигвера! — прикрикнула на стрелков женщина с нелепо болтающейся косичкой, похожей на крысиный хвост. Её колючий взгляд ударом тока прошёлся по телу Алекса.
      Два охотника кинулись к мальчишке лет двадцати. Алекс с изумлением узнал Серёжку. Не вникая в ситуацию, бросился к нему на помощь и вырубил обоих нападавших.
      — Ты какого здесь забыл?
      — Некогда. Спаси Кими, — парнишка еле стоял на ногах.
      — Акош, что у тебя за бардак здесь творится? Командир хренов! 
      Тут кто-то с силой вырвал Серёжку из рук Алекса. Затем раздалась очередная серия выстрелов. В руку вонзилась щепка, а в центре коридора образовалось нечто жутковатое. Воронки не про-сто искажали пространство, они выворачивали его наизнанку. И вся эта чудовищная мешанина росла, множилась, всё больше превращаясь в смертельную аномалию.
      Внезапно всё стихло. Раз и тишина. Словно щёлкнули выключателем.
      Алекс обернулся и увидел морду гигантского льва, недружелюбно скалящего зубы. Зверь припал на передние лапы, закрыв себя шипастыми крыльями, на манер щита. Где-то вдалеке виднелся длинный чешуйчатый хвост с острым жалом на конце, который бил по стенам коридора, оставляя борозды. От чудовища исходил сильный жар, а на полу растекалась кровавая лужица. Алекс направил оружие, медленно отступая.
      — Не стреляйте. Оно не будет атаковать, — сказал Мейнхард и прошёл к зверю. Старик без тени страха провёл ладонью по крыльям.
      — Вы уверены?
      — Да, — ответил Мейнхард и обратился к чудовищу. — Ты ведь Агни. Рей или Рея?
— Рея.
      Зверь стал уменьшаться в размерах. Крылья сложились и исчезли за спиной рыжеволосой девушки, одетой в карамельные цвета виваскут. На её руках лежал Серёжка. Мальчишка надрывно дышал, закатив глаза. По его до страшного бледному лицу стекали кровавые ручейки.
      — С ним всё хорошо. Он активировал слишком много неоплазмы и теперь без сил, — спокойно пояснил Мейнхард. 
      Только сейчас Алекс заметил, что ему каждый вдох даётся с трудом. Воздух стал слишком сухим, значит, Серёжка все свои запасы использовал, чтобы спасти девушку-векту. Повернувшись в сторону недавнего «торнадо сотни воронок», Алекс застыл на месте. Акош стоял прямо перед ним, глядя ошалевшими глазами на оборотня. 
      — Я тоже в шоке. Не знал, что чистокровки так могут, — он похлопал друга по плечу, приводя в чувства.
      — Рейвилы далеки от чистокровных, — поправил его Мейнхард. — Они совершенно другие существа.
      Глаза старика светились счастьем. Похоже, только его восхищало всё происходящее вокруг.
      — Да? А я сегодня видел грифона, считаете он тоже рейвил? — съязвил Алекс.
      — Грифон? — старик задумался и после ответил. — Это, наверное, Рифа. Вайзэр Рифа — арктический рейвил.
      — И много таких? — зло пробубнил Акош, приходя в себя.
      — Их мало осталось. Всего несколько особей. Помню ещё одного: Элле. Точно Фантир Элле. Любил принимать облик розового слонёнка с крыльями стрекозы. Или саблезубого свинтуса. Ещё один в болотах жил звался Мэра Химан. Пропал, когда амакойды стали воевать за воду.
      — А где Кими? — перебил Мейнхарда Акош. — Векта безмозглая, что б её.
      — Дриада утихомирила, — монах показал на кокон возле стены. 
      — Кими! — Серёжка встрепенулся, хотя, казалось, сил у него не осталось.
      — Ничего страшного. Всё хорошо. Пожалуйста, соберите неоплазму, а то дышать невозможно. А я позабочусь о дриаде. Без неё ваша подруга умрёт, не сомневайтесь… — Мейнхард достал небольшую флягу и прошёл в комнату, которая выглядела так, словно в ней бушевал пожар. 
      Алекс видел, как старик запрокинул голову мёртвой женщины и влил в пустые глазницы воду. Тут же со всех сторон послышался шелест, словно стены зашептали, застонали … тихо, тихо.
      — Испугалась? — обратился Мейнхард к трупу, а та неуклюже поднялась, и ничего не ответив направилась к кокону.
      — Кими! — не успокаивался Серёжка. — Вытащите её оттуда!
      — Кими, — повторила дриада, в точности скопировав голос и интонацию стигвера.
Кокон расползался, открывая взору скорченное тело девушки, держащейся за голову. 
      — Я люблю тебя, — с этими словами дриада притянула к себе девушку и обняла.       Ожившие пряди поползли по защитному костюму. 
      Серёжка испуганно задёргался, но Агни крепче обняла его, не позволяя вырваться.
      — Вы жертвуете ей? — почти вскрикнул Алекс, обращаясь к Мейнхарду. — Вы же сказали, ей труп сгодится.
      — Не стоит делать такое лицо. Она спасла её, — пояснил Мейнхард. — Эта девочка станет друидом, а к концу жизни переродиться новой дриадой. Или вы предпочитаете видеть её мёртвой? Если искать аналогию с людьми, то она для неё ненаглядный ребёнок, оракул и жрец. Все в одном лице. 
      — Нет, не смейте ничего делать с ней, — Серёжка дрыгался в цепких лапах оборотня. В то же время вокруг Кими поднимались витые иглы. 
      Все замерли в напряжении, но ничего не произошло. Дриада выпустила девушку, и та мешковато завалилась на бок. 
      — Чё замер? Сделай с этой тварью что-нибудь, Алекс! — рявкнул Акош, покрываясь красными пятнами.
      — Да … уж все само … решилось. Так ведь? — Алекс кивнул в сторону Мейнхарда, скинув на того ответственность за случившееся.
      — Нужна вода. Она иссыхает. Стигвер всю влагу забрал.
      — Да и хрен с ней, — гаркнул Акош, которому вся эта нервотрёпка порядком надоела. — Пускай усохнет уже. Нам меньше проблем.
      — Но тогда девочка умрёт, — Мейнхард указал на Кими, что лежала без сознания. 
Алекс подумал, что Акош влип, и нужно срочно что-то делать.
      — Давайте в «мешок». А там разберёмся. Оставлять такое здесь незачем. — Алекс достал камень размером с яйцо и макнул в лужицу крови на полу. — Акош, разгребёшься и давай к нам. Как добраться помнишь? Если что, … я на связи.
      — Помню, если ничего не менялось. Цапель помоги им с гаргом.
По камушку побежали крупные трещины, после чего куски разошлись в стороны на манер крабьих клешней. Гаргулит потянулся, издав жамкающий звук. 
      — Привет, Тубли. — Алекс погладил камушек, тот в ответ не то чихнул, не то фыркнул.
      Тощий охотник, подойдя ближе, ухмыльнулся и протянул гаргулиту руку. Камушек резво прыгнул на плечо Алекса, не желая общаться с незнакомцем.
      — Не бойся, я только пощекочу, — сказал Цапель, и на его ладони появился цветной стеклянный шарик. Гаргулит в мгновение ока оказался в руках вектора. Как только малыш заглотил шарик, тощий охотник «вывернул» его наизнанку. Распахнулся портал, края которого казались немного размытыми, но все ещё напоминали пятигранник. Видимо силы векта были на пределе.
      — Серёжка, тащи подругу в портал, быстрей! Брат Мейнхард, вы с нами или остаётесь? — Алекс сомневался в правильности решения, но вешать все на Акоша не хотел. Как он и думал, дриада и оборотень рванули в портал вслед за сладкой парочкой. Алекс ещё раз бросил взгляд на задумчивое лицо монаха, но тот по-прежнему стоял без движения. Ему очень хотелось, чтобы старик пошёл с ним, но, увы и ах, этого не случилось. Портал начал дрожать.
      — Спасибо! — он забрал гарга и прыгнул в портал, который с треском схлопнулся за спиной. 
      Переместившись в схрон, Алекс решил не заморачиваться и попросту приказал всем размещаться на ночлег. Для собственной безопасности поставил у спальника мехаюнита. 
Батареи защитного блока хватило на десять часов. А после писк оповещения о скором отклю-чении ворвался в сон Алекса. Недовольно ворча, он расстегнул спальник, высунул наружу голову и зевнул. Тут же пыль набилась в нос и рот. Пришлось наспех надеть респиратор и включить режим фильтрации. Дышать стало легче. Сознание, наконец, проснулось и напомнило об опасных «гостях». Алекс оглянулся по сторонам.
      Этот схрон — обычное подвальное помещение со стенами из красного кирпича, обвалившимся потолком и грязным полом. Если задрать голову, то можно увидеть дневной свет, пробивающийся в зазоры между нагромождений руин обрушившегося здания. Алекс не был здесь несколько месяцев. Казалось, ничего не поменялось, разве что нависающий обломок стены сверху ещё больше покосился. Он собирался укрепить его, когда только нашёл это место, но руки так и не дошли. Раньше Алина наводила здесь порядок и ругалась каждый раз, когда видела, что кто-то разбрасывает вещи как попало. Сейчас Алекс пользовался только одним стеллажом, который выделяется аккуратностью от окружающей свалки. 
      Стена, слева от узкого пролома, служившего входом в схрон, была разобрана до середины. Когда Алекс нашёл это место, здесь был завал. Алина, наводя порядок, заставила охотников разобрать его, после чего часть стены обвалилась. И с другой стороны оказался проход, ведущий в аккуратный закуток. Именно туда Алекс шёл сейчас. Катя, мать Серёжки, обустроила это место под лазарет. Для этого пришлось отделать стены и потолок панелями под нанокерамическое покрытие, которое здорово ударило по карману охотников. Но Катюша была непреклонна в своём требовании, и Алина её поддерживала. Конечно, можно было использовать неоплазму, но в таком замусоренном и грязном месте, она быстро разрушалась. 
      «После смерти Кати прошло два года. Однако, как же быстро летит время. Казалось, ещё вчера она стояла здесь в своём красном наряде и громко спорила с Акошем о воспитании детей. А теперь её нет. Если бы он не распустил команду, то все сложилось бы по-другому? Мирная жизнь не для стигверов» — думал по пути Алекс.
      В бывшем лазарете было так же пыльно. Колеблющиеся блики тусклого света, пробегая по металлической поверхности шкафчиков, напоминали призраков. Алекс невольно поёжился. Серёжка сопел на кушетке возле стены, бережно накрытый рыже-красным крылом оборотня, расположившегося за его спиной. Кими, укрытая покрывалом под самую шею, лежала на операционном столе с открытыми глазами и что-то бормотала себе под нос. Подойдя ближе, Алекс попытался разобрать слова. Ничего не поняв, активировал дэкафон и включил транслитер. Под ногами захрустело и Алекс, вспомнив о дриаде, в испуге закрутил головой по сторонам. Её он не видел, но чувствовал движение рядом. Чутье, взвизгнув, заставило отпрыгнуть в сторону от операционного стола. Что-то шевелилось, но что и где, Алекс не мог понять. 
      На его топтание Агни ответила недовольным урчанием. Чистокровная спрыгнула с кушетки, приняв облик рыси с одним «драконьим» крылом, смотревшимся несоразмерно и как-то нелепо. Она потянулась, разминая конечности, и зевнула. Алекс вспомнил, как сегодня пыль набилась в нос, и хохотнул, услышав кошачье чихание и фырканье. Тело оборотня быстро трансформировалось, принимая человеческие очертания.
      — Надо полить. Цветочек. Засохнет, — рыжая девушка с жёлтыми глазами говорила так, словно думала над каждым словом. Акош рассказывал о диких оборотнях, которые забывали человеческую речь, после того, как несколько лет прожили среди зверей.
      — Много воды нужно? Здесь есть пруд недалеко.
      Агни подошла к операционному столу и, приподняв покрывало, вздохнула. Алекс заглянул через плечо. Тело девушки оплели какие-то высохшие лианы. Захотел освободить девушку, но Агни схватила его за руку, оскалившись по-звериному. Пришлось уступить. Приглядевшись, Алекс увидел на животе Кими нечто похожее на сухой скелет, обтянутый кожей.
      Агни осторожно просунула покрывало под животом, и завернула в него «скелетик». Ноги оборотня вывернулись, как у кузнечика, а из прорезей на спине выросли две руки, которые бережно забрали ношу. В одно мгновение она трансформировалась в чудовище, похожее на ящерицу с ярко-рыжей чешуёй. Руки на спине сложились в кожаные крылья, свернувшись вокруг ноши так, что стал виден лишь кончик покрывала. 
      После чего она быстро двинулась прочь, ища выход. И это, несмотря на то, что обстановка была ей вряд ли знакома. Четыре лапки под узким жёлтым брюшком сглаживали неровности пола, позволяя бесшумно скользить. Алекс раздумывал не больше минуты, прежде чем кинуться вдогонку. 
      Агни искала воду, полагаясь на звериное чутье. Алекс же следовал отметкам в АМ. Прудик представлял собой затопленное место с торчащими наружу каменными руинами, заросшими склизким мхом. Гаргов в этом месте было меньше. Не то чтобы они боялись или не любили воду, просто грязь и растения сковывали их, превращая короткий отдых в вечный сон. 
      Место, где остановился Алекс, было удобно тем, что позволяло набирать воду, не пачкаясь в грязи. Здесь имелся выступ, под который сбегала вода, образуя небольшой водопад. Весь этот бегущий поток петлял где-то в руинах скальника и выходил на другой его стороне, соединяясь с рекой Клин. 
      Агни показалась сверху, на кривой балке, которая дрожала под её лапками, ссыпая вниз камушки. Она вглядывалась в воду. Балка треснула, не выдержав нагрузки, и рухнула вниз. Алекс отпрянул в сторону, прикрыв голову. Брызги щедро окатили выступ, и его обувь. Агни спланировала над руинами, держа в лапках ношу. А над водой сложила крылья и нырнула. Алекс подошёл к краю выступа, но успел разглядеть лишь тёмное пятно, двигающееся в зелёной мути, заросшего пруда. 
      Чутье беспокойно постукивало, нагнетая напряжение. Но долго ждать не пришлось. Рыжая тварь метнулась вверх, бросив в лицо Алекса прохладные брызги. Слышно было только шорох крыльев, который то удалялся, то приближался, а ещё звук, — громкий клекочущий крик, переходящий в восторженный рёв. И в ответ на него тот же звук из пруда, только тише. 
      Алекс глянул на воду и увидел молодую женщину, стоящую в воде. Она рвала на себе одежду, которая мокрыми лохмотьями липла к телу. Полностью освободившись, дриада снова издала этот странный ликующий звук и тут же провалилась под воду. В этот момент крылья прошуршали совсем рядом, и когда Алекс оглянулся, то увидел Агни в облике крылатой лисицы, летящей в его сторону. Чутье напряглось, а рука сразу потянулась к оружию, но зверь остановился в паре метрах от него. 
      Холодная вода из пруда накрыла Алекса с головой. То, что он оказался между двух чудовищ, не придавало оптимизма. А их радостный рёв. … Спелись против него? Он отпрянул от края и вовремя, женское тело ловко приземлилось на две ноги как раз в то место, где только что стоял Алекс. Он никогда не сталкивался с дриадами и понятия не имел, с чем имеет дело. Все тело женщины тонким слоем покрывал белый пух, а белёсые волосы тянулись по земле с головы до края выступа и дальше в воду. Она повернула лицо и уставилась на Алекса пустыми глазницами. Рука сама дёрнулась, выставив вперёд плазмострел.
      — Флорет не любит драться. — Агни сидела на земле, её желтее глаза сейчас походили на узкие щёлки. 
      — Флорет, — повторила дриада в точности голос и интонацию оборотня и развела в сторону руки, словно предлагая обняться. 
      — Алекс, — ответил он, и, подхватив женскую руку за пальчики, отвесил поклон. Обниматься не хотелось, а так, может, за галантность сойдёт. 
      — Я люблю тебя, Алекс! Я люблю тебя, Рэя! — слова, которые исходили от дриады, были похожи на сборную солянку. При этом имена произносились разными мужскими голосами. Свой голос он узнал сразу, а другие … незнакомы. 
      — Я люблю тебя, Флорет! — ответила Агни тихим подрагивающим голосом, словно ей не хотелось говорить, а пришлось.
      — Я тоже тебя люблю, Фло-э-рет, — сказал Алекс и, натянув улыбку, спросил, — А покрывало где?
      Лиса метнулась к краю выступа и, припав на передние лапы, вгляделась в воду. Повторно лезть в пруд ей, видимо, не хотелось. Дриада тут же повторила движение Агни, сев на краю выступа. Алекс сочувственно посмотрел на своих спутниц и решил идти обратно в схрон без них. Пройти удалось не более пары метров, как его снова окатило водой. Оглянувшись, он увидел дриаду по-прежнему сидящей на выступе, только длинные спутанные волосы уходили высоко вверх. 
      Алекс задрал голову, но ничего не увидел. Несколько капель упали на лицо, и что-то тёмное стремительно стало падать с неба. Чутье подстегнуло тело спрятаться в укрытие, но это была Агни с покрывалом в птичьих лапах, которое она кинула прямо в Алекса. Тащить мокрую тяжесть желания не было, но бросать после того, как заставил достать из пруда — некрасиво. Он отжал воду, чтобы стало легче, и тут же почувствовал какое-то движение. Дриада стояла рядом, таращась пустыми глазницами. От одной мысли, что оно так смотрит на него, стало жутко.
      — Хочешь помочь? Хмм… может завернуть тебя в него? — Алекс развернул покрывало и накинул на женское тело. — Держи за края, чтобы не упало. Хорошо?
      — Я люблю тебя, Алекс! — звук шёл от мёртвой головы, но губы не шевелились. Да и лицо напоминало застывшую маску.
      — Фло-э .., я тоже тебя люблю. Идёте в схрон. А то ребята нас потеряли уже.
      Но дриада замерла на месте, как вкопанная. Алекс насторожился, бросив взгляд на оборотня. Лиса зевнула и легла на землю. Вокруг так спокойно: журчит вода, стрекочут насекомые, временами подвывает ветер в руинах, и где-то гулко раздаётся треск и скрежет каменных гигантов. Алекс ещё раз глянул на дриаду. Та стояла без движения, лишь с покрывала капала водица: кап-кап, кап, кап, кап-кап…. Догадка, что он мог обидеть её, заставила покопаться в голове. Не найдя причин, он легонько отодвинул в сторону прядь с лица дриады, собираясь извинятся. 
      Слова застыли комом. На месте лица оказалась безликая маска, точно голову обмотали шёлковой нитью. Дриада подняла голову. На маске проявились знакомые черты:
      Серёжка: 
      — Если тебе плохо, не молчи! 
      Кими: 
      — Все хорошо. 
      Серёжка: 
      — Алекс, где же он …, куда он мог пойти? И Агни.
      Кими: 
      — Они у воды. Скоро вернутся. 
      Дриада, меняла лица-маски, передавая в точности мимику и разговор. Алекс не знал, восхищаться или ужасаться такому представлению. Не решив ничего, он коснулся ладонью головы твари и почувствовал пальцами шевеление, словно сунулся в муравейник. 
      «Что ты такое?» — Алекс пытался оценить, насколько это существо опасно. Маска таяла на глазах, белые нити расползались, выпуская на свободу мёртвое лицо, которое смотрело на мир пустотой глазниц. Почему-то стало грустно на душе и сразу потянуло в омут мрачных мыслей. Задумавшись, он не заметил, как попал в плен мёртвых рук. Дриада обняла его, прижавшись к плечу, и живое шевеление теперь ощущалось повсюду, даже через защитный костюм. Давно Алекс так не пугался.
      — Агни, может, пойдём? — взмолился он в надежде, что зверье спасёт его. Та в ответ лениво потянулась и, недовольно урча, приняла облик огромной ящерицы. Дриада ослабила объятья, выпуская добычу. Алекс отступил назад, облегчённо выдохнув. Мёртвое тело, завёрнутое в покрывало, свернулось коконом на спине Агни. Несколько прядей обхватили оборотня под животом, после чего зверь шустро помчался прочь. Алексу пришлось бежать в полную силу, чтобы добраться до схрона вместе с ними.
      Как же приятно снова оказаться в компании людей. Вот только Серёжкина мина настроение портит. К слову, стигверы всегда отличались эмоциональной нестабильностью. Блеск в глазах, беглый взгляд и дёрганная улыбка – знакомые симптомы. Алекс хорошо помнил Катины перепады от глубокой печали до идиотского веселья.
      — Алекс, что будем делать? Отсиживаться? — это не вопрос, а попытка сделать хоть что-то, и Алекс это понимал.
      — Нужно позавтракать. Ты ведь помнишь где тут нычка с едой, или нет? Забыл?
      — Да помню я. 
      Агни приняла человеческий облик и ни на шаг не отходила от Серёжки, даже задействовала конечности на спине, чтобы помочь нести припасы. «Многорукая богиня» — такое сравнение сейчас, как нельзя кстати. 
      — Мы будем есть на полу? — спросила Кими. — Есть что-нибудь подходящее?
      Алекс не успел и слова сказать. Серёжка резанул руку от локтя до запястья, позволяя крови стекать на грязный пол. Следом, посреди схрона, выросла конструкция, напоминающая стол на черных тонюсеньких ножках. 
      Кими недоверчиво коснулась стола и недовольно цокнула языком. В этот момент Алексу ужасно захотелось врезать ей по лицу. Агни тоже зло заурчала, опускаясь на четвереньки, но настороженно замерла. Глаза Серёжки залились кровью, и это напомнило сангонию Богдана, когда умирала Алина. Внутри все сжалось, а чутье ворвалось в мозг тревожным набатом, словно этот мальчишка решил умереть прямо здесь и сейчас, на его глазах.
      — Хватит! Не надо! — окрикнул его Алекс, но тот, кажется, ничего не слышал. 
      Дриада появилась за спиной Серёжки и обняла его. Шёлковые нити обвили руку стигвера, превратив в забавный кокон. Однако это не помогло остановить кровотечение. Перевязывать стигвера – пустая трата времени. Просочившись наружу, кровь снова закапала вниз. 
      Алекс медлил, раздумывая, стоит ли тратить разряд плазмострела. Стигвер легко поглотит его, увеличив общую массу своей неоплазмы. А если не сумеет, то умрёт в считанные секунды. В конечном итоге, выстрел достался столику. Конструкция разлетелась по схрону темно бордовыми кляксами. Кими скривилась, пробухтев что-то под нос.
      — Он стигвер. Если использует всю неоплазму, умрёт! — Алекс схватил девушку за шкирку, как паршивого котёнка, и встряхнул. — Неоплазма течёт по его телу вместо крови! Она — его жизнь!
      Испуг и непонимание отразились на лице Кими. Настоящие эти эмоции или наигранные, не имело значения. Ведь из-за неё Серёжка растекался жизнью по схрону, играя в поддавки со смертью. Даже дриада понимала серьёзность ситуации и пыталась помочь, а эта девочка нет.
      — Спасибо, Фло-э… как тебя там дальше? — сказал Алекс. 
      В ответ раздался шелест под ногами. Алекс, не глядя, швырнул Кими к стеллажам и отпрыгнул в сторону, затем ещё, пока не убедился, что на полу ничего нет. Дриада все ещё стояла, обняв Серёжку, а рядом ползли корявые корневища, сплетаясь в один ствол. За несколько минут на полу схрона выросло карликовое деревце с широкой кроной без листвы. Гибкие ветви переплетались снова и снова, не оставляя ни единого зазора.
      — Вот стол, — сказала Кими, нахмурившись, как ребёнок, наказанный за шалость. Она накинула на деревце покрывало. Слезинки стояли в девичьих глазах, стоит лишь моргнуть, и покатятся по щёкам. Алексу стало не по себе, но убеждённость в том, что тупость нужно карать без жалости и сожалений, взяла вверх.
      В это время неоплазма понемногу стекалась к стигверу, превращая потрёпанный спортивный костюм в защитный комбинезон бордового цвета. Серёжка чихнул и зябко потёр руки. 
      «Взгляд ещё мутный, но уже не такой жуткий. Надо бы осмысленности добавить» — подумал Алекс, выбирая между оплеухой и стёбом. Второе победило.
      — Дурачок, напугал подружку до соплей своим рыцарством. Как ей с таким лицом в зеркало смотреть? — на вопрос Серёжка виновато потупил взгляд, обиженно поджав нижнюю губу. Совсем как раньше. Вроде вырос, повзрослел, а привычки детские никуда не делись.
      — Так, детки! Живо ответили: у вас только самоубийство на уме? Нормальных идей нет? Че заморгали? Эта красотка вчера, — Алекс кивнул в сторону Кими и добавил. — Непристойно агонизировала на весь казарменный корпус … хм…. Устроила, понимаешь, армагездец сослуживцам, невзирая на чин и возраст. 
      — Она не виновата! Её вектор не… — Серёжка вступился за девушку, но та сурово глянула в его сторону, оборвав на полуслове.
      — И что? Ты-то зачем влез? Защищал до кровавых соплей вчера, сегодня …. Че творишь, идиотина! Кати на тебя нет! Оттаскала б за уши.
      — Не говори так!
      — Ладно! С этой минуты никаких телодвижений без команды. Ясно? А сейчас выдохнули бобрята и жрать. Потом с остальным разбираться будем.
      «Подыхать нынче не модно» — подумал Алекс, и почувствовал, как горечь побежала по венам колючим потоком. Горло сдавило, дышать стало тяжело, а на глаза наворачивались слезы. Он уже оплакивал смерть сестры однажды. Как же нелепо делать это сейчас.



Эль`Рау

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: