Главное - не паникуйте!

Глава 1. Кладбище - не место для знакомства?

 

Не бойся сказок. Бойся лжи.

А сказка? Сказка не обманет.

Ребенку сказку расскажи —

На свете правды больше станет.

 

Валентин Берестов

 

Вот так живёшь себе, живёшь… И всё вроде бы у тебя, как у всех, в пределах нормы. А потом вдруг раз — и ты неожиданно оказался в другом мире. В том, где «страшилки», которыми глупые взрослые неосмотрительно пугают своих непослушных детей, вовсе не досужая выдумка, а суровая реальность. И рядом с ними вполне мирно уживаются герои всем известных сказок. Только вот эти герои совсем не такие, какими мы привыкли считать их с детства...

 

 

Глава 1. Кладбище - не место для знакомства?

 

Трусоват был Ваня бедный:
Раз он позднею порой,
Весь в поту, от страха бледный,
Чрез кладбище шел домой.

Бедный Ваня еле дышит,
Спотыкаясь, чуть бредет
По могилам; вдруг он слышит…

А.С.Пушкин

Кладбище — самое безопасное место на свете. Не верите? А зря! Полчаса уже между могил брожу и ещё никого здесь не встретил. Ни живого, ни мёртвого. Поэтому и спросить, в какую сторону нужно идти, чтобы отсюда наконец-то выбраться, мне, горемычному, не у кого.

А во всем моя мама виновата. Действительно во всём! Думаете, я сейчас преувеличиваю? Напрасно! Сами посудите: родился я восьмого марта в двадцать три часа сорок пять минут. Неужели не могла она хотя бы ещё минут пятнадцать потерпеть? Да появись я на свет не восьмого, а уже девятого марта, не стали бы шутники одноклассники из года в год меня вместе с девчонками поздравлять. Их с Восьмым марта, а меня... Меня — тоже!

И за имя ей отдельное спасибо. Это ж надо было до такого додуматься:  Митрофаном меня окрестить! Девчонкам при знакомстве я Митей всегда представляюсь. Всё лучше, чем Митрофан Фонвизин. Что имя, что фамилия! Убойное сочетание.

Вы, наверное, сейчас мои откровения послушали и решили, что мама у меня — наипреданнейшая фанатка русской классики, раз такое необычное имя для своего сына выбрала? Да ничего подобного! Меня так в честь прапрадеда по отцовской линии назвали. А мама моя классику ещё со школы почему-то не любит и до сих пор свято уверена, что «Войну и мир» не Лев Николаевич Толстой, а Александр Сергеевич Пушкин написал. И переубедить её в этом никак не возможно. Как, впрочем, и во всех остальных её заблуждениях, ведь если моя мама что-то для себя решила, то мнения своего ни за что не поменяет.

Долго бы я ещё мог вам рассказывать о том, что пришлось мне по вине мамы в жизни вытерпеть. Да только вот зачем? Несмотря на все её странности и чудачества, мамулю я очень люблю. А когда человека любишь, то мелочей не замечаешь и многое ему прощаешь. Вот я и привык постоянно ожидать со стороны своей родительницы какого-либо подвоха, чтобы впросак не попасть.

Поэтому неожиданная идея мамы навестить на выходных нашу бабушку Глашу меня сразу насторожила. Как чувствовал, что никакой семейной поездки у нас не получится, а придётся мне одному ехать. Так оно в итоге и вышло, когда маму вечером в пятницу внезапно вызвали в больницу на ночное дежурство. Сменщица её вдруг взяла и заболела.

— Сын, ты у меня уже совсем взрослый, школу нынче заканчиваешь. Съезди один. Тебе же не сложно! — принялась меня мама уговаривать. — Бабушка ведь такая старенькая, она давно уже никуда не выбирается из своего «медвежьего уголка». Ей будет приятно, если ты её навестишь.

По поводу старенькой и никуда не выбирающейся бабушки можно было бы и поспорить. На мой прошлый «день варенья» бабуля к нам сама приезжала и выглядела не «совсем старенькой», а лишь «слегка пожилой». И что с того, что Глафире Петровне — так нашу бабу Глашу официально величают — далеко за восемьдесят? Больше шестидесяти ей ни за что не дашь! А всё свежий воздух, активный образ жизни да овощи без нитратов со своего огорода. Вот в чём секрет её долголетия.

Но если разобраться, то мне действительно было совсем не сложно прокатиться на выходных до деревни. Почему бы мне бабулю и не порадовать, раз есть такая возможность? Я дал себя уговорить и поехал.

* * *

Если уж быть совсем честным, то на электричку я опоздал без маминой помощи. Сам виноват. Не нужно было мне накануне с Люськой допоздна по городу гулять.

 

И вовсе это не то, о чём вы сейчас подумали! Люська не моя девушка, она — подруга детства. Вместе мы когда-то на детской площадке из песка крепости строили, а потом соседских пацанов на пару лупили, когда эти варвары нашу песчаную башню безжалостно разрушили. С тех пор мы и сдружились. В первом классе как сели за одну парту, так и до одиннадцатого вместе просидели. Не каждый в наше время похвастаться может, что у него такой верный друг есть.

Кто подробностей наших с Люськой взаимоотношений не знает, считает нас парой. А мы друг друга в этом качестве никогда и не воспринимали, потому что когда-то вместе в кустики пописать бегали. Мелкие мы тогда совсем ещё были, не знали даже, чем мальчик от девочки отличается, но ведь было же такое. Какие уж после этого романтические чувства? Но друг Люська самый верный, всегда меня поддержит и поймёт. И я её тоже. А как же иначе?



ВЕРЛИОКА

Отредактировано: 15.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться