Глядя бесам в глаза

Пролог

Хорот летел над выжженными пустошами, под ним проносились бесконечные, населенные лишь низшими демонами окраины. Низшие демоны не умеют строить прочные сооружения, да и не из чего им тут строить – вокруг лишь песок вперемешку с пеплом, изредка, вопреки всему, вылезет кривое маленькое деревцо, но жить ему недолго – сожрут. Пищи здесь не то чтобы нет, но мясо собрата невсегда хорошо усваивается, особенно, если собрат против. 
Внезапно Хорот почувствовал легкое покалывание. Где-то недалеко открывался мощный портал. Хорот прислушался к своим ощущениями – портал открывался из далекого и очень вкусного мира. Этот мир находился в той части изведанного, которую принято называть светлой.  Высший демон резко изменил траекторию полета – такое он пропустить не мог. Портал из столь далекого светлого  мира могло провесить только очень мощное магическое существо или хуже – божество, но что ему нужно здесь, в пустошах на окраинах Праяры?
Хорот опустился ниже. Покалывание прошло – светлый мир, откуда сейчас появятся гости, не имел опасных противников. Единый бог этого мира был дряхл и слаб - вряд ли он по доброй воле появится здесь, скорее к нему придут. 
Или, возможно, за ним.
Хорот хищно ухмыльнулся – это сработала ловушка! В мир демонов пришло мясо. Человеческое, а может быть и не только. Вечные сумерки слегка разбавило слабое свечение, портал открылся на несколько мгновений и тут же закрылся. Так рассчитана ловушка – засосать попавшихся в ее поле и тут же схлопнуться, отрезая путь к бегству. Хорот расправил крылья, делая круг над жертвами и обозревая возможных конкурентов. Низшие демоны тоже почуяли портал, разумеется не сразу и плохо, но вот появившееся мясо они ощутили очень хорошо. Снедаемые постоянным голодом, эти существа находятся в постоянном поиске еды. К ловушке устремились десятки тощих, высушенных тел. Вроде и не было рядом никого, а вот откуда-то откапываются, бегут…
Хорот посмотрел на людей. В отличии от демонов, он всегда ел до отвала. А внезапно налетевшее чувство голода в пути, вдали от городов, он вполне мог заглушить парочкой демонов. Появившиеся в их мире люди конечно же рассматривались как обед, но не сразу и не только. В мир демонов втащило повозку с двумя мужчинами, молодой женщиной и двумя ее маленькими детьми. Две лошади, причем достаточно упитанные, несколько караваев человеческого хлеба, головка свежего сыра завершали удачный улов, втянутый ловушкой. Мужчины, увидев, что демоны окружают их со всех сторон, выбрали самую худшую тактику. Они остановили на удивление послушных даже сейчас лошадок и в панике принялись искать хоть какое-то оружие. Хорот втянул запах – да там было два старых, не очень остро наточенных меча, плохой лук, кривые стрелы… Но эти жалкие человеческие потуги были сейчас бессмысленны даже против десятка низших демонов, а их тут набегает порядка двух сотен. 
Мужчины не были ратниками. Один из них, отец детей, был кем-то вроде чиновника в ратуше, обычно от таких людей вкусно пахнет нехорошими вещами: подношениями, чревоугодием, прелюбодеянием, несправедливыми решениями и испорченными судьбами просителей, но этот видимо по людским меркам был неплохим человеком - ничего подобного Хорот не учуял. Его друг оказался звездочетом. Аура была еще интереснее, в ней не было мелких, пустых чаяний, присущих простолюдинам. Высокие вещи:  звезды, телескопы, порошки… Все это конечно интересно, но чем они могли бы ему помочь сейчас?
Естественнно, эта парочка не умела управляться с оружием. Но здесь не спасла бы и сотня добрых человеческих мечников. Голодный низший демон стоит двух-трех хорошо обученных ратников-людей. Возможно группа темных магов, причем имеющих хороший боевой опыт, может противостоять такому количеству низших. Но это, если не принимать во внимание самого Хорота - он стоил не одной жалкой сотни низших. Высший демон, способный принимать, несколько разных форм, иметь прочность камня, двигаться со скоростью невозможной для слабых человеческих тел. Крылья, зубы, когти Хорота легко вскрывали любой, даже зачарованный металл. Хорот один выходил против армий человечков и уничтожал их полностью, получая незначительные ранения, исчезающие сразу после попаданий. Нет, Хорот прекрасно знал свои пределы – даже здесь, на Праяре, не в самом сильном темном мирке, он не попадает в когорту приближенных к местному божку. Хорот брал другим, в отличие от других более мощных тварей, он был изворотлив и умен. Не чураясь общаться с любым, кто представлял полезный источник знаний, Хорот, единственный из здешних высших демонов, имел свое храпнилищеи получал удовольствие от изучения манускриптов. Обычно высшему хватает того, что он получает от рождения, но Хорот был не таким.
Он позволил увидеть себя задним рядам низших. Опаздывая к мясу, они, тем не менее, не упускали возможности, проверить на прочность соседа и сбить его с ног. Увидев, что сзади их догнал один из высших демонов, у большинства все-таки сыграл инстинкт самосохранения и они с шипением разбегались в стороны.  Тем не менее, парочка-другая настолько обезумела от вида человеческого мяса, что не захотела уйти с дороги. Хорот не был голоден, он смял оскаленные пасти одним движением мощных крыльев и отбросил переломанные трупы в стороны отбежавших более прозорливых собратьев. Все-таки не зря те бежали. Ничто для демона не сравнится с человечиной, но мясо демона тоже еда. 
Вкуснее древесины.
Первые ряды продвижения Хорота не видели. Оценив насколько ценный груз затащила ловушка, Хорот решил действовать более изящно. Этому светлому мирку сильно повезло. Парад высших небесных сил более ста зим складывался так, что не было никакой возможности контакта с этой областью. А ведь когда-то  демоны с удовольствием навещали там людишек, серьезных препятствий для посещений дряхлый желтоватый божок поставить им не мог.   Однако память Хорота хранила что-то важное о самом скоплении светлых миров в этой области, что-то не очень приятное, но что конкретно демон вспомнить не мог – какие-то слухи.
Втянутые не были крестьянами. Это были образованные люди, палитра эмоций которых намного богаче животного ужаса крестьян и ремесленников, тянущегося на одной ноте, которая надоедает уже через пару дней. Хорот зажмурился, предвкушая удовольствие. Женщина была еще молода и по человеческим меркам хороша. Несмотря на двух детей, ее возраст составлял меньше трети, отпущенной людям. Хорот похотливо облизнулся, принимая обличье близкое к человеку. Увеличенному в три раза человеку с крыльями и четырьмя руками. Дети тоже были вкусненькими. Мальчик и девочка, пережившие три и пять зим, уже достаточно крупные и неплохо откормленные. Дети выступали отдельным деликатесом во всех смыслах. Хорот выругался на древнем языке. Только сейчас он увидел в ауре детей зачатки крайне мощных магических кругов. Ооооо! Оба ребенка имеют редчайший дар для всех существ, а для человеческих и подавно, – способность колдовать по-настоящему. Зачатки были настолько резкими, что трудно представить, что могло бы вырасти из этих детишек, попади они к серьезному светлому иди даже желтому магу.  Например, из семейства тех же наядов.
Вот только где они, эти наяды?  В ближайших областях всех давно съели. Остальных ищут так, что они появятся на Праяре только как блюдо на стол Сааракха. 
Хорот в который раз облизнулся и чохом похвалил всех темных богов и божков за поставленную ловушку. 
И выяснилось, что зря.
Хорот моментально почувствовал приближение Матурату – одного из ближайших слуг Сааракха. Матурату не самый сильный архидемон, может быть даже слабейший из их числа, но Хорот прекрасно знал свое место. Если он перейдет дорогу Матурату, через пару мгновений он просто перестанет существовать – гнев хозяина ужасен, особенно в его мирке. Может потом он и немного пожалеет об уничтожении Хорота – все-таки такими не разбрасываются, но демону от этого будет уже не жарко и не холодно.
Хорот тоскливо посмотрел как первые низшие подбегают к вставшим в подобие обороны людям и резко устремился вниз – если показать преданность и помочь (правда его помощь Матурату совсем не нужна, но все же), может быть хоть кого-то из мужчин ему отдадут. 
Как кость.
Эх, а так здорово все начиналось! Тем временем первые низшие добрались до лошадей и начали их жрать живьем на глазах сжимающих оружие людей. Впрочем, оружие демоны у них быстро отобрали. Если бы не Хорот и Матурату, от людей и повозки вскоре бы ничего не осталось. Вероятно, дольше бы всех оставалась живой женщина, но и ее бы сожрали быстро – слишком много низших привлекла ловушка, слишком долго они не ели. 
Впрочем, это был бы не самый плохой для этих несчастных вариант.
Хорот принял свое истинное обличие и стал видимым для людей и низших. Наверное, со стороны людей это выглядело совсем неважно. Куда не плюнь – кругом одни скелетины прущих низших, имеющих нечеловеческую силу и уже отобравших нелепое оружие у мужчин и давших им пару зуботычин,  а тут еще сверху проявляется туша Хорота, для человеческого глаза ничего хорошего не предвещающая. 
Хорот с утробным рыком врезался в скопление низших. Схватил ближайшего нерасторопного в пасть и с хрустом перекусил его на три части. Две сразу упали с двух боков, а та, что оказалась между зубов с ускорением полетела в спины улепетывающих. Демоны хоть и бросились в рассыпную со всех ног и иных конечностей, но Хорот удовлетворенно отметил, что своим плевком серьезно покалечил еще одного. Люди, прикрытые силовым щитом, поставленным Хоротом за секунду до посадки, застыли от ужаса. Хорот знал, как он влияет на волю слабых существ. Чтобы было интересно, он редко появлялся сходу в своем истинном обличии, но здесь- то ловить уже было нечего. Женщина и дети заревели от ужаса, мужчины обреченно замерли. Жаль, он мог появиться по-другому и дать им видимость надежды…
Хорот несколько уменьшился в размерах услужливо повернулся к материализующемуся сзади Матурату:
- Приветствую слугу Великого!
Матурату не счел нужным отвечать словами, он обошел Хорота, хлопнув его своей лапой-веткой по жирной спине. Матурата никогда не меняет обличий, да ему это и не нужно. Он высок ростом,  узок в плечах, если они у него вообще есть, для людей Матурата больше похож на ствол древнего иссохшего дерева с черно-красной рифленой корой и наростами.
-Для столь слабых людишек хватило бы одной вшивой гиены! – Хорот все-таки решил поклянчить хоть кого-нибудь из такого куша.
- Нам нужны все эти люди. – холодно ответил слуга, выделяя слово «все».
«Все-таки снизошел до ответа!» - со злобой подумал Хорот. –«Ну, все, привет моим надеждам».
Хорот еще раз с удовольствием втянул запах, идущий от людей, особенно от женщины и детей.
- Маленькие люди могут стать большими – изрек Хорот, выбрав тактику тупого подхалимажа, которой он часто придерживался в общении приближенными, - я могу подкормить их, а потом, доставить  Сааракху.
- Я вижу, что ты заметил в их ауре. Но ты слепой червь не чуешь того, что видит Сааракх и показывает мне.  Сними свою защиту я забираю все, что принадлежит нам по крови! – столь длинную фразу Хорот услышать не ожидал и торопливо свернул выставленный щит, решив, что пора раскланиваться и валить отсюда подобру-поздорову. – Посторонись, высший демон.
Хорот развернулся, уходя в сторону. Материализацию четырех помощников Матурату он почувствовал еще до столь длинной речи Слуги. Если Матурату походил на дерево, то эти уродцы, чьих имен Хорот не знал, походили на его сучки. 
Сучки деловито подошли к людям и достали короба и инструменты. Увидев разделители, Хорот помрачнел окончательно. Люди были построены у повозки и без всяких церемоний раздеты. Шоковое состояние, вызванное внезапным перемещением в темный мир и нападением демонов, не позволяло им сопротивляться. Матурату приблизился к людям и дал указания помощникам. Сучки несколько раз быстро взмахнули разделителями. Мужчины даже не успели закричать - в разложенные короба, повинуясь магической силе, стали укладываться разделанные части их тел. Хорот знал, как действует разделитель -  он не умерщвляет  плоть сразу,  несмотря на физическую смерть, эманации ужаса смерти еще остаются в этих кусках, оставляя их особенно вкусными, пока те находятся в коробе. Крышки закрылись - женщине и детишкам, значит, уготована другая судьба. 
Хорот, взглянув в прощальный раз на их застывшие в имевшей свою красоту немой скульптуре аппетитные фигурки, пошел на взлет. 
«Высший демон, остановись. Ты нужен нам.» - отчетливо прозвучало в голове у Хорота. Хорот резко ушел на вираж, и непонимающе завис, но затем и сам почувствовал, как открывается портал. Надежда вновь загорелась – ловушка могла затащить и не столь ценную для Слуги добычу. А для Хорота, может, окажется в самый раз. 
Из портала вышли люди. Но не совсем те, которых возжелал бы увидеть Хорот. 
Во всяком случае,  женщин среди них было.
Это со всей очевидностью были три людских ратника. Не самые крупные и мощные существа даже по меркам людей, но что-то смутило Хорота. Он не мог считать ни их самих, ни их оружия. Они были одеты в удивительные экранирующие любую магию доспехи. Такого, чтобы  Хорот не мог учуять ауры смертных, никогда не случалось! Даже самый сильный маг не мог скрыться от пристального взгляда Хорота. Более того, как понял Хорот, такие же проблемы испытывал сейчас и сам Слуга! В родном мире своего хозяина! Это было в высшей степени странно. Люди увидели демонов и произошло еще одно непонятное событие. Их не испугало ни наличие Хорота, он был сейчас видим для всех, ни наличие Матурату и его сучков.  
До сучков пока явно не дошло в чем проблема, они также деловито вытащили разделители и пошли в сторону людей. 
Ратники продолжили удивлять Хорота и стремительно двинулись сучкам навстречу. Причем настолько быстро, что Хорот засомневался в том, что это люди. Вышедшие ратники несомненно имели внешний вид людей, но двигались они неимоверно быстро для человеческих существ. В целом механика их передвижений была понятна опытному взгляду бойца, уничтожившего не одну тысячу воинов. Она была человеческой, но с невозможной для смертных человечков скоростью. Сучки поравнялись с людьми, багровым светом сверкнули клинки, и Хорот понял еще две вещи: во-первых, та скорость, с которой существа двигались навстречу сучкам, была принята за их максимальную ошибочно -  о нанесении ударов Хорот понял только по их последствиям – сучки развалились на части, а, во-вторых, оружие, которое не мог учуять Хорот, было очень опасным. Плоть, из которой Матурату создал помощников, была его собственной. Огненные клинки разрезали ее как коготь Хорота режет руку или шею человеческому детенышу. Хорот пристально вгляделся в этих существ, поднимаясь выше. 
Он не имел такой прочности. 
Похоже эта же идея пришла в голову и Слуге – он резко поднял лапу-ветку, призывая ближайших низших. Демоны тут же откликнулись на зов. Сверху Хорот увидел как Матурату пытается создать барьер между собой и этими тремя странными существами. Низшие – достаточно проворные существа, но скорости их явно было недостаточно. Люди двигались очень быстро. Это понял и Матурату.
Хорот почувствовал как архидемон запросил силы у хозяина. Тут же мощная волна прошла по телу Хорота. Он в очередной раз почувствовал зависть к приближенным – ему столько силы не дадут. Но с другой стороны, он свободен в своих действиях и не выполняет ничьих приказов. Во всяком случае постоянно.
Матурату выдвинулся навстречу ратникам, чтобы не задеть повозку, развел ветки в стороны и резко их схлопнул, инициируя мощнейший удар. Такой удар, пусть и не самого сильного архидемона как Матурату, уничтожает сотни людей, проламывает самые прочные стены. 
И Матурату добился своего – скорость приближающихся к нему людей существенно замедлилась. Они перешли на шаг. 
Матурату возопил. 
Ментальный вопль архидемона был ужасен.
Даже Хорот болезненно поморщился, загораживая своими массивными лапами голову. А ведь он висел сзади Матурату. 
От удара ближних низших вывернуло наизнанку, брызнули их желудки, внутренности и даже кости. Хорот, перетерпевая боль, с интересом вгляделся в фигурки ратников – при вопле такой мощи от них через мгновение не останется ничего кроме гнутых ошметков доспехов. Но Хорот увидел иное – волна вопля, ее Хорот физически ощущал, уничтожая все живое на своем пути дошла до людей - ратники синхронно воткнули мечи в песок и встав на одно колено, выставили висевшие до этого за спинами щиты. 
И вопль разбился об эти щиты!
Чудовищно мощное заклинание, подкрепленное силой местного божка, не смогло преодолеть выставленную людьми защиту! Они спокойно пережидали вопль, словно неожиданно ударивший порыв  бури. Вопль ослабел. Люди убрали щиты за спины, также единым движением вытащили из песка свои мечи и продолжили стремительное сближение с архидемоном. Это выглядело уже не столько странно, сколько красиво. В другой ситуации, не лишенный понимания изящества и красоты, Хорот еще бы полюбовался на этих существ, но тут проверенное не одним столетием чувство опасности подсказало, что надо покидать место сражения.
И как можно быстрее.
Тем временем ратники резким движением сблизились с архидемоном. В лапах Матурату блеснули и заработали со страшной силой шесть черных копий – оружия, в которое свою мощь влил Сааракх – пусть и не самый сильный темный бог, но имеющий свой мир и свой источник. И в этом мире такое оружие было смертоносным практически для любого противника. Шутки кончились – архидемону пришлось использовать всю силу, что случается только в серьезных схватках. 
И явно не с человечками.
Матурату был очень быстр – Хорот не видел начала и окончания его движений, но то, что начали вытворять люди вообще оказалось за пределами его восприятия! Понятно было одно – ратники не то, что не погибли сразу, а вполне на равных стали биться с архидемоном!  Да, тот превосходил их весом, мощью и длиной конечностей, но людей было трое и они явно были быстрее. Хорот впервые за свою очень долгую жизнь не мог оценить всех действий, что происходили во время боя, но было очевидно, что Матурату не выиграет его. 
Это было невозможно - чтобы противостоять черному копью Сааракха в его родном мире, нужно быть сравнимым по силе с богом. Причем не последним. Но сегодня на глазах Хорота рушились принципы мироуклада - багровые клинки ничем не уступали черным копьям.
А возможно и превосходили их!
Люди действовали как совершенный слаженный механизм - раскрываясь для атаки, ратник не заботился о своей защите - все контрудары надежно блокировались мечами его друзей. 
Оказавшись вблизи архидемона и высшего демона, доспехи рыцарей уже не экранировали их ауры полностью. Хорот почувствовал тесную связующую нить между рыцарями. Такая нить возникает только между очень близкими людьми - между матерью и ребенком или влюбленными. Люди, связанные такой нитью, не задумываясь отдают свою жизнь, спасая любимого. Это чувство всегда забавляло Хорота и он не раз здорово разыгрывал эту карту в своих постановках с человечками. Но сейчас было не до забавы! Хорот всей шкурой чувствовал мерно горящую ненависть людей к таким как он. Эта ненависть не толкала к безрассудным действиям, из-за которых гибнут сорвиголовы, нет, эта ярость служила мощным источником сил для серий идеально выверенных атак и защит - шагов, отгрызающих у врага с каждым новым движением очередной кусочек жизни и силы. В то, что демоны будут повержены, рыцари не сомневались. Хорот впервые увидел таких людей. Путешествуя не по одному светлому или желтому миру, он привык к слабости человечков, их привычке при виде Хорота терять волю и падать в обморок от страха. 
Здесь люди прекрасно понимали, кто перед ними, и, ненавидя тварей темного мира всем сердцем, неотвратимо подбирались к горлу архидемона.
Кстати, где оно у него там?
Ментальной мощи архидемона и высшего демона не хватало для преодоления психической силы людей. Более того, сам Хорот чувствовал себя крайне неуютно под исходящей мощью эмоций людей. Праведная ненависть и ярость светлых неприятно жгла - Хорот, как никто другой, понимал, ненавидеть его есть за что. 
Матурату уже только защищался. Количества его лап явно не хватало для контратак. Тем более две или три из них уже безвольно повисли. Регенерация не спасала архидемона – лапы были перебиты в десятках мест, а где-то уже существенно укорочены. Напор людей рос. Хорот посмотрел на архидемона. Матурату выдохся. Ударив вначале боя столь мощно, он резко истощил  запасы своих сил. «Помоги мне!», прозвучало в голове Хорота. Высший демон не счел целесообразным вступать с Матурату в диалог, а развернулся к повозке. После вопля такой мощи он мог вполне и не расслышать приказ. У Хорота появилась другая, более интересная чем бой с этими удивительными существами, мысль. Конечно, сколь бы не была велика мощь этих странных людей, убить архидемона они не смогут. В родном для архидемона мире - это не под силу никакому человеку, но уже очевидно, что они заставят Матурату дематериализоваться. А вот высшего демона они убить вполне могут. У опытного бойца Хорота было много запасных финтов, но за несколько увиденных мгновений боя он осторожно оценивал свои шансы как половина на половину. Прожив в темных мирах не одно столетие, Хорот давно усвоил простое правило - в бой надо вступать только с заведомо выигрышным для себя раскладом. 
Хорот прижал крылья и стремительно опустился у повозки. Женщина отодвинула крышку короба и в беззвучном реве смотрела на куски тела того, кто несколько мгновений назад был ее живым мужем. Дети открыв рот смотрели на бой. Движение Хорота не ускользнуло от рыцарей. Двое стремительно скользнули в стороны от истерзанного архидемона. Хорот почувствовал как его брюхо пронзил брошенный нож. Обыкновенный нож отскочил бы, не причинив вреда, даже будь выпущенным из пращи, но этот был явно чем-то неприятно зачарован. Нож глубоко вошел в тело и продолжал вращательные движения внутри. Хорот взвыл и, схватив в одну лапу женщину, а в другую детей, взмыл вверх. Только взлетев, он понял, что та лапа, которой он схватил детей, осталась внизу. Отрубивший ее рыцарь теперь аккуратно освобождал их из скрюченных когтей. Хорот уже забыл чувство боли, когда отрубают лапу – это было неприятно, но далеко не смертельно. Лапа скоро отрастет, главное голова на месте. 
Одно из крыльев пронзил дротик с веревкой. Вступивший в бой второй рыцарь произнеся какое-то заклинания воткнул кольцо, к которому была с другого конца привязана веревка, в песок. Хорот с силой дернул крылом, но не смог выдернуть кольцо! Хорота резко развернуло, удерживая на месте. Крыло в месте пробития дротиком стало расползаться на две части. Хорот мощным движением дернул привязь и, разорвав крыло на две части, освободился. Ярость боя начинала захлестывать демона.
Отрубивший лапу рыцарь поднял забрало и громко прокричал на шейе - языке, используемом при посредничестве между темными и желтыми мирами: «Демон, отдай женщину и уйдешь живым!». Под забралом было обычное человеческое лицо достаточно молодого парня – от силы двадцати зим. Это окончательно взбесило Хорота.
- Лови! – взревел высший демон на древнем человеческом и, сдавив лапой мягкую самку, бросил ее в сторону рыцаря. Она легко смялась и полетела вниз сломанной куклой. Рыцарь тут же захлопнул забрало, моментально перегруппировался и бережно поймал раздавленное тело. Второй рыцарь тут же оказался рядом, сбросил перчатки, протягивая к ней руки, на которых тут же появилось белое свечение. Он сделал несколько пасов над женщиной, но через пару мгновений отрицательно покачал головой.  Забрало второго рыцаря поднялось само и в морду заходящему на атаку Хорота посмотрели яркие голубые глаза уже далеко немолодого человека, скорее - старика. 
«Теперь живым не уйдешь!» - в голове Хорота негромко, но отчетливо прозвучали слова старика. Он тоже знал шейе, язык первых людей.
Хорот открыл пасть и ударил мощной струей огня по рыцарям и детям, так удобно прячущимся у них за спинами. Успеть убрать детей с линии огня смог бы, наверное, только сам Творец. Рыцари даже при всей их нечеловеческой скорости могли лишь откатиться в стороны. Но уходить от огня никто не стал, лишь в самый последний момент на встречу пламени были вскинуты щиты.  Хорот с удивлением понял, что щитами закрывали детей. Руку и ногу молодого рыцаря сильно обожгло. Его яркая сочная боль несказанно ободрила уходящего на новый круг Хорота. Он почувствовал приятный соленый вкус. 
Люди были все-таки уязвимы.
Шансы Хорота пошли вверх. У рыцарей открылись сразу два слабых места: огонь и дети. Странно, что рыцарь еще не потерял сознания – ожоги, наносимые ядовитым огнем Хорота, сразу убивают слабых человечков или уж точно лишают желания противостоять демону дальше. Однако развернувшись, он увидел, что рыцарь стряхнул с себя пламя, проверил, что с детьми – до них жар не добрался, и встал в боевую позицию защищая их щитом. 
Старика-рыцаря  Хорот не увидел и это сильно напрягло демона. Он повернул голову, выискивая наиболее опасного противника, и тут сзади мощно ударило копье. Это к бою подключился третий рыцарь, отобравший копье у Матурату. Архидемон, обструганный за это время как бревно, дематериализовался. 
Как и предполагал Хорот, копье Матурату било чудовищно.
Оно пробило затылок демона и вышло через глаз. Бешенство охватило Хорота – жалкие людишки серьезно ранили его – высшего демона! Пусть у него осталось еще три глаза, да и вообще, пока глаза не регенерируются, он может обходиться  и чутьем, но как обидно получить такое от человечков! 
Хорот со злобой полыхнул пламенем второй раз. Однако с пробитой головой это получилось неважно. Третий рыцарь подбежал к прикрывающему детей и вдвоем они легко отразили поток пламени. Тут же появился и старик - тот за короткое время разворота Хорота успел незаметно зайти со спины. 
Старик вытянул руки и с них сошли извивающиеся ленты белого света, быстро собирающиеся в светящийся шар. Демон физически ощутил всю слепящую ярость этого шара. Если аура рыцарей была неприятна, но терпима, то этот шар прямо вываривал изнутри. Рыцарь сделал резкое отталкивающее движение руками и шар устремился к демону. Хорот почувствовал, что старик отдал шару  все свои бурлящие эмоции. А их было много! Хоть никакой связи между женщиной и рыцарем демон не чуял, ее смерть почему-то вызвала бурю негодования у старика. Имея достаточно много опыта взаимодействия с людьми, Хорот привык, что человечки не обращают внимания на беды чужих, а зачастую ими и довольны, здесь же рыцарь отреагировал как будто Хорот на глазах умертвил его дочь. 
Шар был ужасен. Демон напряг все силы и перенесся в другую точку пространства, пропуская шар. Это, несмотря на страшную рану, получилось удачно – шар на высокой скорости пролетел вверх. 
Хорот, используя полученное ускорение от перемещения, рванулся прочь. Но тут же понял – шар, не найдя цели развернулся и устремился к демону! Его как магнитом тянуло к Хороту.  Скорости уйти от шара даже со здоровым крылом не хватило бы. Хорот напрягся, выставляя перед шаром самый мощный силовой щит, который он мог выжать из остатка сил. Шар столкнулся с преградой и взорвался! Взрыв был очень мощный, Хорота несколько раз перевернуло и швырнуло вниз. Выйти из пике у него уже не получалось, но это было не важно, главное – ему удалось уйти от прямого столкновения с шаром.
Поднимая облако пыли, Хорот врезался в песчаную почву и мордой пропахал несколько лиг. Без передней лапы полностью смягчить удар от падения он не смог. В истерзанной голове гудело, но регенерация поврежденных органов заработала исправно. Еще пару мгновений и он сможет взлететь. Но этих мгновений ему не дали. Рыцари, оценив траекторию его падения, встретили его уже подготовленными. Двое напали со стороны морды, целя мечами в уязвимые места, третий - сбоку, отрубая вторую переднюю лапу. Мощь багровых клинков была страшна, но еще более смертоносным было необыкновенное воинское искусство рыцарей.  
Будь Хорот даже полностью здоров – вряд ли он смог выкрутиться из этой мясорубки. Демон за первые мгновения боя получил больше десятка серьезных ранений, включая выбитые оставшиеся три глаза. Собрав крупицы энергии, Хорот перекинулся в небольшую змею – такое превращение не затрачивало много сил и позволяло незаметно ускользнуть из щекотливых ситуаций.  Несмотря на все надежды, такой финт не смог сбить рыцарей с толку – как только Хорот стал ввинчиваться в мягкий грунт, старик стремительным движением схватил его за хвост, выдернул из песка и придавил голову ногой. И тут память, получив болезненную стимуляцию, выдала, что же такое неприятное он слышал про ту область светлых миров. Больше ста зим назад там бесследно исчез мощный отряд под предводительством нескольких архидемонов. Ходили слухи о каком-то удивительном несокрушимом ордене рыцарей-людей, защищающих границы той части изведанного. Хорот был редким исключением из демонов, кто не смеялся над этими историями, как над шуткой. Изучая книги людей, он давно понял, что человек, не имея с рождения практически никаких врожденных качеств и способностей – ни большой пасти, ни когтей и не пробиваемой шкуры с бешеной регенерацией, при должном старании может выйти на самые высокие витки развития. Но на такую орбиту выходят единицы – тех немногих темных магов Хорот знал хорошо. Но он вполне допускал мысль, что раз есть темные сильные человечки, то почему бы и не быть светлым?
Глядя на металлическую подошву сапога рыцаря, Хорот осознал, что он не ошибался в своих измышлениях и что его сейчас скорее всего убьют. Причем не боги, а человечки. Для практически бессмертного существа, это значило многое. Старик-рыцарь, словно в ответ на мысли высшего демона, поднял забрало и передвинул ногу, слегка освобождая ему голову. Хорот как в искривленном в обратную сторону зеркале вспомнил как людишки, с которыми он уже вволю наигрался, молили его о пощаде. Теперь в этой игре поменялись роли. 
Но какого-то прощального слова Хорот не удосужился. 
- Как там ребятишки? – повернул голову назад старик, а его меч отточенным будничным движением пошел вниз, снося демону башку.



Сергей Ефимов

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться