Год нашей весны

Пробитое дно

Перемены — всегда отвратительно. Тем более такие. Стоит изъять из надежно работающей системы один винтик, как все летит к чертям. А уж если кто-то решил взять и перемешать все болтики и шестеренки, часть из них заменив новыми, часть просто выкинув небрежной рукой, — ничего хорошего точно не получится.

Команда трещала по швам. Первым делом новый руководитель поспешил избавиться от неудобных и ненужных людей. Удобные и нужные больше пригодились на других проектах. Лишь Алекс продолжал упрямо цепляться за привычное офисное кресло и, скептически щурясь в стекла очков, строчил в чат, где нехитрым азам работы с игровым сообществом обучали новичков.

      Со стороны могло показаться, что парня мучают приступы острой зубной боли — с каждым прочитанным абзацем он кривился и морщился все больше, а печатал все быстрее, то и дело заканчивая размеренную дробь по клавишам резким ударом по Enter. 

Строго говоря, совсем зеленым в команде игры был только один человек — будущий напарник Алекса, комьюнити-менеджер Марк, но “зубную боль” вызывали именно его попытки немного разрядить напряженную рабочую обстановку в чате. Впрочем, он не мог наблюдать выражения лица коллеги — Алекс сидел в углу кабинета, в тени, под заботливо выкрученными лампами и завешенный от окружающего мира баннерами.

В противоположной части кабинета свет не включался принципиально, и темнота над рабочим местом Дика — другого нового члена команды — могла бы являться непрерывным источником зависти, если бы не расположение — спиной ко входу. К тому же Дик был гейм-мастером. Рассадка отдела службы поддержки подчинялась лишь механической логике распределения по проектам и рабочим группам — разводить демократию и выяснять пожелания сотрудников здесь не собирались. 

    На молчаливый гнев Алекса Дик не нарывался ни разу. Новая игра была не первой в его послужном списке, а потому он отделывался сухими репликами по делу, предпочитая общаться в более располагающих для бесед ветках скайпа. К тому же за три года работы он успел изучить повадки офисного планктона и примерное расписание миграции масс, чтобы успешно избегать столкновений по дороге на кухню или в курилку.

Алекс всегда обедал на кухне один, в 13:20 и задерживался только если его шумный отдел к тому времени не успевал вернуться с чая и освободить столики.

      — Привет, можно? — Дик, не обращая внимания на явно неодобрительный взгляд, уже подвинул стул и поставил на стол свой стаканчик с кофе-бурдой из автомата.

Парень от неожиданности чуть не подавился. Садиться за один столик на пустой кухне не было никакой объективной необходимости.

      — Что ваш новайс? Прошел уже испыталку? — Безмятежно продолжил гейм-мастер.

      — Два  месяца еще, — буркнул Алекс — надеюсь, вылетит раньше.

Не поднимая взгляда от тарелки, он ожесточенно кромсал остатки котлеты. Кофейная бурда отчаянно воняла. Может быть, именно поэтому владелец ее не сделал ни глотка. Или просто ждал, когда остынет, продолжая греть о неудобный бумажный стакан кончики пальцев.

      —  Чего так? У тебя же отпуск через месяц.

График отпусков выложили в публичный доступ накануне утром.

Алекс выразительно поморщился и, махнув рукой, вернулся к еде, давая собеседнику понять, что не собирается развивать тему.

      — Ясно…—  бросил тот. Стул неприятно скрипнул по кафелю, но неожиданное соседство наконец-то прервалось.


Второй раз за день Алекс чуть не поперхнулся когда вернулся на рабочее место и открыл скайп.

      —  Можно странный вопрос, —  горело приватное сообщение от недавнего собеседника, —  ваши парни с «Веста», правда геи?

      —  Вряд ли, — набрал Алекс, —  они просто так шутят.

      —  Я так и подумал, —  пришел ответ.

Алекс помедлил, но потом все же набрал и отправил:

      —  А ты, с какой целью интересуешься? Ты что, сам гей?

Отклик пришел незамедлительно, как будто вопроса ждали.

      —  Нет, я би.

Не дождавшись новых вопросов, комьюнити-менеджер решительно закрыл чат и вернулся к работе.

 

***

Через пару дней они почти столкнулись на выходе из офиса. Дик немного помедлил, с наслаждением вдохнул холодный и сырой, как после дождя, октябрьский воздух. Нашарил в кармане пачку, поджег сигарету, оценивающе глянул вслед удаляющемуся коллеге. Накинул капюшон и прибавил шагу. Догнав, молча пошел рядом. Алекс неодобрительно покосился на сигарету, но смолчал. 

      — Куришь? — спросил Дик, на ходу протягивая пачку. 

Алекс помотал головой и оставшуюся часть пути они преодолели молча. 

 

Такие встречи повторялись почти каждый день — иногда Алекс пытался ускользнуть пораньше или наоборот, подольше посидеть за работой, но, чаще всего, все равно натыкался на коллегу возле выхода. Он не навязывался и не пытался разговорить угрюмого менеджера, но неизменно подстраивался под шаг напарника и отвязаться от него раньше, чем на светофоре было невозможно. Был бы Алекс посмелее, он бы напрямую спросил, чего от него нужно, но он мог только кривиться и терпеть.

      — Что слушаешь? — не выдержал он наконец, когда в один из пятничных вечеров неизменный спутник демонстративно заткнул уши плеером, даже не пытаясь изображать вежливость. 

      Гейм-мастер удивленно, будто впервые заметил, что кто-то есть рядом с ним, вытащил одну “затычку” из уха и протянул провод парню. 

      — Нет, спасибо, — Алекс брезгливо скривился и помотал головой.

      — Soen, хочешь, завтра скину?

      — Нашел чем удивить. К тому же завтра выходной.

      — В выходные тебя протирают от пыли и убирают в коробку?

      — Чего?!

      — Ничего, забей. А ты что слушаешь?

      — Да, всякое... Находить интересную  музыку мой единственный настоящий талант.

      — Ого, — притворно восхитился гейм-мастер, — удиви меня.

      — Куда тебе отправить?



Breona

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться