Голоса

Парк

I

       Солнце, трусливо укрывшись за плотной серой завесой из скомканных облаков пару (до нитки промокших) дней назад, всё же выглянуло ненадолго, но к своему стыду не продержавшись и пары тёплых минут, снова исчезло. Его пристыженный вид совершенно не обеспокоил ленивое вороньё, нагло облепившее чёрные деревья в парке, которые к этому времени года и без того находились в довольно плачевном состоянии. Их лохмотья стремительно редели после каждого порыва ветра, который вопреки прогнозам опытных метеорологов не утих вчера вечером, как ему следовало бы сделать, а лишь сменил своё направление и усилился вдвое.

      Жёлтая машина, усеянная многочисленными рекламными баннерами, сменяющимися в шахматном порядке от переднего крыла до бампера, плавно притормозила у тротуара. За тонированными стёклами виднелась девушка с выискивающим взглядом, который после нескольких секунд растерянных блужданий по парку, уверенно зацепился за бледно-розовое здание. Ей показалось странным, что при виде этого сооружения, её сомнения не развеялись (в чём ей удалось заверить своё измученное отражение утром, перед зеркалом), а напротив окрепли и приобрели чёткие очертания тесной тюремной камеры, в которой ей придётся провести остаток жизни, если и дальше будет продолжать в том же духе. Участие в этой безумной авантюре не сулило её репутации, будущему и кредиту доверия перед властью абсолютно ничего хорошего. Но у неё ещё есть время. Разумеется. Ведь до подписания всех необходимых документов ещё уйма времени. Вот только жаль, что она успела изучить собственные необдуманные поступки к своим годам, пока ещё безропотно болтающимся где-то в промежутке между двадцатью и тридцатью (в зависимости от ситуации и качества нанесённого макияжа), поэтому точно знала, что если здание, хотя бы вполовину такое, каким его представили вчера, то документы уже можно считать утверждёнными.

      Просунув новенькую купюру через крохотное оконце, отделяющее водителя от пассажиров в целях безопасности, она принялась осматривать улицу. Проезжая часть была тесновата, что немного осложняло движение автомобилей, которые тащились весь этот участок на самой низкой скорости, но с другой стороны – значительно улучшало настроение пешеходов, которые приезжали сюда в частности и для того чтобы отдохнуть от их непрерывного рёва. По обе стороны от проезжей полосы простирался тротуар вымощенный камнем. Со стороны парка его подпирала решётка, надёжно ограждающая этот клочок земли с деревьями и птицами от остального города. По центру ограждения, в паре метров от машины, из которой она и вела своё наблюдение, был проделан вход, бесцеремонно вбросивший её в детство, в то время когда родители частенько приезжали сюда вместе с ней на пикник.

      В такие дни мама начинала суетиться с самого утра. Она собирала корзинки с фруктами и бутербродами, заваривала чай, готовила выпечку. Нет, не так. Готовила самую лучшую выпечку во всём западном полушарии! Блины с кленовым сиропом всегда получались у неё не очень хорошо. Отец обычно увязал в них вилкой и с весёлой гримасой изображал, словно застрял в болоте и скоро уйдёт на дно, а вот тыквенный пирог и кексы выходили превосходно. Настолько превосходно, что учуяв их запах с постели, и не в силах с собой совладать, отец вскорости появлялся на кухне, где получал деревянной лопаткой по рукам и свой привычный утренний поцелуй, после чего начинались сборы. Папа бережно загружал все корзинки в небольшой минивэн с поскрипывающей передней дверцей, а мама тщательно проверяла каждую из них по несколько раз. Затем, только после её одобрения (сосредоточенного взгляда, сопровождаемого небольшим наклоном головы вниз и вправо, который зачастую обозначал, что он ничего не забыл из того что было подготовлено утром, а ей всё же следовало подготовить чуточку больше, чем она задумывала накануне вечером), мы незамедлительно ныряли в плотный поток автомобилей, пока она не передумала и не решила вернуться, чтобы запастись ещё чем-нибудь очень нужным.

      Я не помню, как я оказалась за этой решетчатой оградой впервые, в то время я ещё, наверное, пешком под стол ходила, но из рассказов мамы я узнала, что была просто в восторге в тот день и поэтому поездку в парк стали называть моим днём. Такой себе непредсказуемый праздник для маленькой Клэр, праздник без даты и повода, в котором мне нравилось абсолютно всё. Нравилось наблюдать за влюблёнными парочками, которые приезжали сюда с рюкзаками набитыми булочками и термосами горячего кофе, от которого исходил неимоверный аромат. Нравилось болтать с одинокими старичками, которые приходили для того, чтобы спокойно посидеть под солнцем подкармливая голубей хлебными крошками, прихваченными из дома, или же с присущей им рассеянностью поисследовать пустующие клеточки кроссвордов, ничего при этом не предпринимая. Ведь каждое слово необходимо было обязательно согласовать с рядом сидящими или просто прогуливающимися неподалёку знатоками литературы, астрологии, биологии и т.д. Хотя мне всегда казалось, что они и без них знают все ответы наизусть. Ещё я любила сновать между другими семьями, где играли в мяч или в фрисби, или в бадминтон, или запускали воздушного змея, или просто лежали на спине, уставившись в, приятно режущее глаза, располосованное самолётами, ярко-синее небо. В то время мне казалось, что я была желанной гостьей повсюду, куда только мог дотянуться мой любопытный нос. И родители, надо отдать им должное, никогда, слышите, никогда не ограничивали меня в стремлении успевать везде. Это я отлично запомнила, а также я отлично запомнила ещё кое-что. А именно довольно обширное и необычайно красивое озеро (по крайней мере, так гласила версия очевидцев с остатками хлеба в бумажных кульках), которое раньше тоже было местом отдыха, но со временем заболотилось по каким-то непонятным причинам и сейчас выглядело абсолютно заброшенным, ничем не примечательным высохшим куском земли. Оно скрывалось за высокими раскидистыми вязами, отделяющими его от остального парка. Это было именно то место, о котором обычно говорят туда лучше не заходить. И даже когда туда случайно залетал мяч за ним всегда ходили взрослые, а не дети. Да. Это я хорошенько запомнила.



Eugene Gets

Отредактировано: 28.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться