Гонки на выживание

Нико, близнецы и еще одна рыжая.

ЧАСТЬ 1

Прятки. Усложненный вариант.

 

Начало.

Нико, близнецы и еще одна рыжая.

 

Сначала мимо продефилировала рыжая девица с высокомерно задранным носом. Симпатичная такая. Похожая на кошку, готовую в любой момент вцепиться кому-нибудь в лицо. В общем, девушка не в настроении. Расстроил ее кто-то.

Нико благоразумно сдержал возглас, который, по его мнению, выражал восхищение, но девушками почему-то воспринимался как оскорбление, и проводил симпатичную девицу задумчивым взглядом. Кто-то дальше по курсу девушки оказался не настолько наблюдательным и сказал какую-то пошлость. Она не стала возмущаться, просто схватила одну из деталей валявшихся в большом количестве на полу в ангаре и метко сбила ненаблюдательного типа с его насеста. Бедняга закачался на страховке, но не успокоился.

Он, используя выражения не принятые в приличном обществе, решил поинтересоваться, за что в него швыряются всяким барахлом. В ответ получил еще одной деталью по лбу и замолк. Может, задумался, а может и чувств лишился.

В общем, Нико это было не интересно. Интересна ему была девица, которая гордо удалялась в направлении выхода. Когда девица окончательно скрылась, он печально вздохнул и решил взяться, наконец-то, за проверку подсистем и целостности их панцирей. Надо же было разобраться, почему шумок на поворотах сбрасывает часть топлива.

Но ему опять помешали.

На этот раз явилась местная знаменитость в сопровождении чуть менее знаменитой знаменитости. Они дружно уставились на шумок. Потом так же дружно заметили Нико и почтили его своим вниманием.

— Эй, контрабанда, — обратилась главная знаменитость, то есть многократный призер гонок Артур Граску, к Нико. — Решили переквалифицироваться? Что, стражи объявили охоту на ваш экипаж? Или товар не нашли?

Нико покрутил пальцем у виска.

Не объяснять же этому придурку, что на Тулоне, помимо контрабандистов, живут разнообразные наемники, следопыты, знающие и просто люди, которым нравится там жить. Впрочем, семейство Нико действительно начинало свое возвышение с банального провоза контрабанды. Но этим ремеслом Черные Лисы не занимаются уже лет двести. Люди этой семьи и так нарасхват. Они лучшие из следопытов и знающих. А так как давать советы и выслеживать пиратов значительно безопаснее, чем возить контрабанду для недовольных заказчиков, то и занимаются они соответственно не контрабандой.

Тем более, Нико не стал бы рассказывать, что старшие братья решили развлечься, поучаствовать в гонках, и его прихватили за компанию, то есть в качестве одного из лучших сес-механиков семьи.

— Неразговорчивый, — констатировал Артур.

То, что умом этот красавчик не отличается, было заметно сразу, но ему особого ума и не требовалось. Вот его приятель другое дело. Невысокий по меркам Тулона, немного сутулый, он был признанным гением. Черные Лисы несколько раз давали ему заказы, весьма специфические, но парень справлялся очень быстро и хорошо. Жаль, что главной страстью в его жизни было усовершенствование стрекозы гонщика Артура. И хорошо, что ни Нико, ни его братья, решившие поискать приключений на одно место, ни разу не присутствовали в составе делегаций, направляемых к гению с очередным заказом. Иначе ни о каком инкогнито не могло бы быть речи. У этого гения была одна особенность, он запоминал всех кого хоть раз видел.

В данный момент гений, зовут которого Женя Кот, смотрел в одну точку, пытаясь понять, почему Нико кажется ему знакомым. Бесполезные усилия. Видел Кот его маму, а так как она старше похожего на нее сына на двадцать девять лет и к тому же женщина, то наверняка не ассоциируется в памяти гения с тощим пареньком.

Мама Нико была красавицей. Так что, на счет своей внешности паренек никогда не заблуждался. Ему не хватало мужественности присущей остальным Лисам, но, учитывая, что ему всего девятнадцать, то со временем черты лица вполне могут немного измениться.

Недоставало также роста, но это только в семейном кругу, метр семьдесят девять вполне приличный рост. При этом он был худенький и стройный, но широкоплечий. В общем, несколько странноватое зрелище, особенно в мешковатых штанах заправленных в высокие ботинки и лохматой жилетке одетой поверх желтой рубашки. Добавить к этому зеленые семейные глаза, тонкий мамин нос и овал лица, отцовский упрямый подбородок и черные лохмы, торчащие в разные стороны… Внешность запоминающаяся. Именно поэтому Кот решил, что не мог нигде его видеть. Теперь даже братьям бояться нечего, даже увидев их, гений не станет вспоминать Черных Лис с их семейным сходством.

— Может вы уйдете и не будете мне мешать? — поинтересовался Нико.

— А ты кто? — задал очень умный вопрос гонщик.

Интересно, кого он рассчитывает увидеть на носу кораблика помимо механика. Продавца мороженого?

— Нико. Механик.

— А, — задумчиво выдал гонщик и уставился на своего механика, словно ожидал, что тот чем-то подтвердит данное заявление.

— У него фазер не работает, — отозвался Кот. — Наверное, забыли отрегулировать на климат Новой. Жители планет, где кораблям выше второго класса запрещено опускаться в атмосферу, часто забывают, что эта атмосфера везде разная. Да даже на одной планете она неоднородна.



Таня Гуркало

Отредактировано: 04.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться