Гранат

Гранат

Быть мертвецом не так уж и плохо:

Ведьмам читать вслух стихи,

И под столом тихонечко трогать

Ноги среди панихид.

1.

Водяная помпа издавала истошные предсмертные всхлипы – вода в девятнадцатилитровой бутыли закончилась.

«Ну почему опять я?» - уже почти смирившись с неудачами сегодняшнего дня, кричал про себя Геннадий, стоя перед бутылью и продолжал машинально давить помпу.

Затем он поставил кружку на свой маленький рабочий столик и посмотрел в окно: на чахлой облетевшей берёзе сидели две вороны; горизонт закрывало несколько полуразрушенных зданий почившего гиганта советской лёгкой промышленности; как и всегда, шёл дождь.

Начальник сегодня кричал не особо громко, «видимо, подхватил тот вирус, о котором верещат по радио уже несколько месяцев» - думал Геннадий: «И теперь у него в горле набухают гнойники, которые скоро лопнут, и он станет кашлять, разбрызгивая вонючую заразную слизь. Лишь бы не прямо сейчас. Я подохну иначе».

Подошел к концу рабочий день. Охранница турникета тяжело вздохнула когда сорокалетний Геннадий проплёлся мимо к выходу и перекрестилась мужчине в спину.

На улице через один-два столба зажглись жёлтые фонари. Геннадий подпрыгивал на заднем сидении старенького автобуса, когда тот попадал в очередную яму разбитого полотна дороги. Внутри автобуса стояла многолюдная тишина. Каждый думал о своём. В основном – ни о чём. В голове Геннадия была мысль, точнее желание. Вчера после вечернего выпуска криминальных новостей он увидел в рекламе большой гранат. Это была реклама из разряда тех где обкокаиненные герои с безумными улыбками радуются любой ерунде, которую им даёт режиссер. В ролике фрукт самостоятельно разламывался от соприкосновения с зеркальной гладью стола. Следом в камеру брызгали красные капли сока. Слюна наполняла рот Геннадия только от одного воспоминания.

2.

Из автобуса Геннадий вышел в лужу. Он спешил к продуктовому магазину, расположенному на первом этаже серой кирпичной пятиэтажки. Логотип в виде прямоугольной четвёрки произвольно моргал и жужжал. Внутри: полки с дешевым почти просроченным товаром, стеллажи с сотнями видов недорогого пива и зловонный отдел «фрукты-овощи», куда и направился Геннадий, орошая по пути бетонный пол, каплями, стекающими с его длинного коричневого плаща.

Наконец, он отыскал лоток, в котором лежали бледно-розовые мумифицированные фрукты. Они не были похожи на Тот гранат. Но всё же на ценниках было ясно написано «Гранат» и Геннадия это устраивало. Он взял первый попавшийся, хотел было положить его в корзину, но заметил, что на кожуре есть полукруглая отметина. Присмотревшись, Геннадий понял, что это след от чьего-то ногтя. Геннадий выкинул фрукт обратно и взял второй – на нём он обнаружил такой же след. Третий – тоже. Четвёртый… Пламя внутри разгоралось. Геннадий нервно, отшвыривая испорченные в другие лотки, перебирал гранаты. Вдруг, чья-та костлявая рука попала в поле зрения мужчины. Рука протянулась к одному из гранатов, взяла его, повертела кругом, к удивлению Геннадия, фрукт оказался целым. Рука сделала еще пару оборотов и всадила в него длинный чёрный ноготь большого пальца. Геннадий взревел и схватил костлявую руку за запястье:

- Какого хрена?! – Геннадий сильно сжал мерзкое запястье и впервые взглянул на его обладательницу.

Старуха с обвисшими веками и серыми, как дым еловых ветвей, глазами, мило улыбаясь, смотрела на Геннадия. На голове у неё была чёрная формовая шапка из валянной шерсти. Сбоку шапки топорщилась чёрная роза, из того же материала, с красной бусиной в центре бутона. На худом теле старухи висело, как на мощах, затасканное шерстяное пальто до пола.

- Вы нахрена тут фрукты портите?! – не отпуская запястье кричал, обычно мертвецки спокойный, Геннадий.

- Сынок, ну а как же узнать, свежий он с внутри или нет? Пенсия наша ошибок-то не прощает, выберешь не тот фрухт и всё: и пользы никакой, и деньги зря потрачены. А деньги-то на похороны нужны, но без витаминов – то да похорон и не дотянуть, - монотонно проговорила старуха, оголяя, покрытые налётом, зубные протезы.

На Геннадия пахнуло кефиром и чесноком.

- До чьих похорон не дотянуть? – растерянно спросил Геннадий.

Уголки рта старухи натянули желтоватую с пятнами кожу:

- Ну не до твоих же. – сказала она и тихо засмеялась.

Геннадия взяло оцепенение. Он крепко держал старухино запястье и ни о чём не думал. Просто стоял. Рядом ходили покупатели в мрачной одежде. Размеренно и тихо, словно мотор катафалка, смеялась старуха. Кассир сообщала кому-то, что на его карте недостаточно средств.

Вдруг Геннадий почувствовал резкую боль. Что-то как будто впилось в его кисть. Он вышел из ступора и дёрнул рукой. Посмотрев на нее, он увидел как из полукруглой раны на тыльной стороне его ладони сочится темная кровь.

Старуха всё так же стояла напротив. Она рассматривала большой палец своей руки. На длинном чёрном ногте Геннадий увидел всковырнутый кусочек своей кожи. Старуха сунула палец в рот и обсосала его. Затем с наслаждением, закрыла глаза и, открыв их через секунду, сказала:

- А вот ты – не свежий. Ты – тухлый. – вновь принялась смеяться. Зубы её стали чуть красными от крови Геннадия.

Геннадий со всего маху ударил старуху в лицо. Кулаком он почувствовал тонкий нос и лицевую кость. Голова легко поддалась удару и мгновенно откинулась назад. Старуху при падении развернуло и она шмякнулась ничком. Лежащее тело начало крупно дрожать.

Геннадий смотрел на тело, соображая, что делать. Старуху стало трясти сильнее. Затуманенный взгляд мужчины уловил как от серого пальто отделился кусок. Взгляд тут же поймал фокус и различил, что кусок был ничем иным, как большой крысой. Лежащее на бежевом кафеле, тело дёргалось. Появилась вторая крыса, следом – ещё одна и ещё. Вскоре перед Геннадием сновало несколько десятков крыс. Послышался женский крик – кричала покупательница, заметившая грызунов. Чёрная шапка обернулась кошкой с горящим красным глазом и зашипела. Крысы тут же разбежались по разным углам магазина. От старухи не осталось и следа.



Александр Джеромович Добсон

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться