Иануам. Книга масок

Размер шрифта: - +

Глава 1, в которой всё только начинается

Миниатюрная девушка сидела за третьей партой и что-то увлечённо рисовала в скетчбуке, осторожно прикусив зубами свой язык. Привычка, которую она уже и не замечала за собой. Сжимая в левой руке короткий сточенный простой карандаш, она легко и умело выводила линии и штрихи. Рядом в лёгком хаосе лежали разные карандаши, отличающиеся твёрдостью, цветом и степенью своей сточенности (самым коротким был едва заметный среди остальных белый карандаш), ластик, точилка, пара кистей для растушёвки и даже несколько чёрных и синих маркеров разной толщины. 
Вокруг неё царила тишина. Кто-то жевал недавно купленную в столовой булочку, кто-то сидел, откинувшись на спинку стула и слушая в наушниках любимую музыку, остальные проводили перемену где-то вне кабинета истории. Но такой хрупкий мир вновь, как и всегда, разрушил звонок на урок. 
Зная, что учитель снова опоздает, девушка продолжала сидеть и рисовать, пока класс медленно заполняли её одноклассники. Все оживлённо болтали и сильно мешали сконцентрироваться, но она лишь заправила за ухо упавшие на лист бумаги волосы и продолжила свою работу. Никто не мешал ей и не говорил, как смешно она выглядит со стороны. Все слишком привыкли. Такую картину они видели постоянно. 
— Снова рисуешь, Диан? — Спросил один из одноклассников, подходя к ней со спины. Девушка быстро определила, что подошедший – староста, высокий светловолосый парень, на носу которого, едва касаясь переносицы, держались прямоугольные очки. 
– Угадал, Олег. – Равнодушно ответила Диана, даже не решившись обернуться, чтобы не потерять нить вдохновения. 
– Угадал действие, но не его результат. – Произнёс староста в своей обычной манере, переступая позади с ноги на ногу, что немного начало нервировать девушку. Она лёгким движением поправила свою юбку и, взяв в руку тёрку, стёрла один из неудачных штрихов. – Что рисуешь? 
— Море. — Ответила Диана твёрдо. 
Парень хмыкнул и уточнил: 
— Точно море? 
— Точно море. 
– Синее или чёрное? – Спросил Олег, кивая подбородком на маркеры на столе. 
– Розовое. – Слегка в грубой форме ответила девушка. 
Диана отложила твёрдый карандаш и взяла более мягкий. Ей нужно было проработать кое-какие детали, которые ей не нравились. 
— А почему именно море? Осень же. — Вновь не унимался староста. 
У Дианы дёрнулось правое веко, но она успокоила себя так же быстро и максимально дружелюбно ответила: 
— Смотри. Снег выпадает? Выпадает. При этом должен выпасть и у нас уже совсем скоро. В такое время мы видим всё белым и красивым, но снег — вода. А теперь представь, что снег тает, но вода остаётся и её всё больше, больше, больше... Представил? Что ты видишь? 
— Море... — Прошептал парень сзади. 
Диана повернулась к нему, уже собираясь высказать Олегу всё, что думает о нём и его глупых вопросах, но увидела его лицо и улыбнулась. Голубые глаза парня сияли, он будто бы смотрел куда-то вдаль, не замечая стен и преград. Наверное, он видел море. То море, которого не видела сама девушка. Когда она смотрела на снег, то видела только замёрзшую воду. Но уж точно не синие-синие моря. Они мелькали в её фантазиях вовсе не в воплощении белых крупинок, а в прекрасных ясно-голубых глазах. Их обладатель сидел совсем недалеко, уткнувшись в книгу, спрятанную за чёрной замшевой тканевой обложкой. Да, Родион любил читать, но сильно не любил, когда все знают, что именно он читает. Никто и не знал, даже не пытался узнать, иначе бы Родион просто встал со своего места, закрыл книгу, спрятал её на дно своего чёрного рюкзака и молча сел обратно, дожидаясь, пока любопытный отойдет как можно дальше, чтобы прочесть хоть что-то в его книге. Его книге и его тайнах. 
Однажды Диане повезло. Ожидая преподавателя у двери класса, она стояла рядом с парнем, который тогда для неё был просто одноклассником. Тогда на его лицо не спадала идеально-чёрная чёлка, над бровью не было пирсинга, а в ухе туннеля. Родион отвлёкся на снующих рядом с ним первоклассников, и она зацепилась взглядом за страницу, где успела прочесть лишь три слова: «Он открыл дверь…». Эти три слова открыли дверь в её сердце для него, но он словно не видел ручки от неё, хотя ключ у него был. Она тоже могла сделать первый шаг, признаться, но решила поступить иначе: теперь её блокнотв был переполнен его портретами, зарисовками и титуалами. И сейчас именно этот скетчбук оказался в руках у пройдохи-старосты, который листал страницы, на которых был Родион. Улыбка Олега слегка кренилась и вскоре превратилась в усмешку. 
– Даже так. А я всё думал, кто же тебе нравится. Оказывается, наш отшельник! – Он сказал это так громко, что точно слышал весь класс… и ОН. 
Но Родион не повёл и ухом. Он перевернул страницу в своей книге и продолжил чтение. Сердце Дианы забилось сильнее. 
– Зачем ты делаешь это, Олег? – Тихо спросила она, стараясь не опускать взгляд. 
– Не знаю, но это весело. – Пожал он плечами и закрыл скетчбук так, чтобы все увидели его глянцевую розовую обложку, на которую были наклеены разные стикеры, заказанные Дианой в интернете. Со временем наклейки потрепались, их края стали грязными, но исправить этого девушка не могла, хотя уже давно собиралась перетянуть обложку тканью или чем-то подобным. 
— Отдай мне мой скетчбук. – Вздохнув как можно глубже, твёрдо попросила Диана. 
– Зачем, чтобы ты и дальше рисовала там? Да без проблем! – Он протянул руку с блокнотом девушке, которая уже хотела было забрать его, но… — Лови! 
Диана с ужасом смотрела, как скетчбук летит в противоположную стену, пестря своими разрисованными страницами, ударяется о стену и падает на пол, прямо под ноги Родиону. Раскрывшись на последнем портрете, где парень сидел на подоконнике, слушая музыку. Расслабленная поза. Одна его нога была согнута в колене, а вторая свисала около батареи. Волосы спадали на другую сторону, и было чётко видно лицо. Единственное, о чём жалела в этом портрете Диана, — закрытые глаза. Но иначе она бы не смогла незаметно сфотографировать Родиона и передать всё это бумаге. 
И сейчас этот портрет упал ему прямо под ноги… Родион отвлёкся от чтения, наклонился и поднял розовый блокнот с пола, взгляд его упал на рисунок и парень замер. Сердце Дианы пропустило удар. Она незаметно ущипнула себя за руку и почувствовала боль. Всё это происходило с ней на самом деле. Это было просто ужасно. Родион выпрямился. Он не переворачивал страницы, а только, нахмурившись, смотрел на ту, что так «удачно» попалась ему. Не осознавая, что она делает, Диана оттолкнула от себя посмеивавшегося старосту, который был едва ли не в два раза больше неё самой, но это дало ей возможность запрыгнуть на пока пустующую рядом парту и спокойно преодолеть расстояние, разделявшую её, блокнот, и… Его голубые глаза. Родион посмотрел на неё и колени предательски дрогнули. Но, даже растерявшись, Диана выхватила из его рук свой блокнот, опуская глаза вниз и выбегая из кабинета. 
Очнулась девушка только тогда, когда сзади сильно хлопнула дверь. Звук, полностью соответствующий сейчас её состоянию – будто из лёгких разом вытолкнули весь воздух. У неё едва хватало сил остаться на ногах и не сползти по стеночке вниз. 
Так и не поднимая глаз, она прошла несколько шагов и остановилась, увидев красные лакированные туфли. 
– Дианочка, солнышко, всё в порядке, тебе плохо? – Спросили красные туфли. 
– Всё хорошо, Анна Сергеевна. У меня просто закружилась голова и… — Стараясь придать своему голосу как можно более убедительный оттенок, врала Диана. 
Туфли переместились чуть-чуть вправо, а лба коснулась холодная ладонь преподавательницы истории. 
– Да ты же вся горишь и красная. Не удивительно, что тебе плохо. Сама до медсестры дойдешь? 
Диана кивнула, словно ненароком скидывая чужую ладонь со своего лба. Ей и в правду было жарко, но не от болезни, а от того стыда, которого она натерпелась от своего старосты. Двуличный гад. Вечно, когда что-то нужно, так заискивающе начинает, заходя издалека, стараясь получить желаемое, а получая, уходит и забывает о тебе. И хорошо, если ещё просто забывает, а ведь что и похуже бывает. Похуже шуток за спиной и небольших пакостей. 
– Всё, тогда иди. И пройди сама дома параграф восемнадцать. Всё-таки девятый класс, не стоит сейчас запускать уроки. – Щебетала над ухом учительница истории. 
– Хорошо. – Кивнула снова Диана и продолжила, вспомнив о своих вещах. — Анна Сергеевна, я забыла рюкзак в классе и… 
– Ничего страшного, я попрошу старосту, он принесёт их тебе. 
Диана стиснула зубы, чтобы ненароком не высказать своё мнение о дражайшем старосте, которого так любят все учителя. Конечно, пай-мальчик, пример класса, куда уж остальным до него. И его выходок. Куда уж. 
Заметив, что красные туфли медленно удалились, и сзади снова хлопнула дверь (не в пример слабее, чем до этого), Диана глубоко вздохнула и пошла по коридору, надеясь проскочить мимо охранника и выйти на улицу. 
Спустившись на первый этаж, она поняла, что ей не повезло – охранник был на месте. Тогда в её арсенале оставалось лишь одно оружие. 
– Здравствуйте, дядя Коля. – Сказала она тихо, подойдя ближе и стараясь сделать наиболее замученный вид. – Можно мне выйти на улицу? Голова очень кружится. 
Дядя Коля, упитанный мужчина сорока лет, взглянул на неё строгим взглядом, словно судья на обвинённого: 
– Не едите ничего дома, потом вечно голова у вас кружится. – Сказал он, пробасив. Наклонившись за своей стойкой, он достал огромный бутерброд с толсто нарезанной колбасой и протянул его Диане. – На, держи, поешь хоть малясь. 
– А на улицу можно? – Робко повторила Диана. 
– Иди уже, чудо чудное. 
Кивнув и едва удержавшись от того, чтобы побежать на улицу от всех подальше, девушка вовремя вспомнила о своей мнимой болезни. Она ещё не знала, что для неё этот день только начинается…
На улице стояла всё ещё теплая осень. Те самые золотые денёчки октября, когда так хорошо гулять в парках, валяться в жёлтых кленовых листьях и зарываться в них, словно в последние лучи солнца. Диана вышла из школы, не замечая всей этой осенней картины, и сорвалась на бег. Она бежала, не замечая боли в груди. Остановиться она смогла лишь в парке около школы. Упав на колени около одного из деревьев, она пыталась восстановить дыхание. Лёгкие жгло огнём, но хотя бы она не плакала. Или плакала, но не замечала этих слёз за мутной пеленой? Руки её нащупали телефон, но в кармане, куда она положила свой блокнот, того не оказалось. Её захлестнула ещё и паника. Её рисунки, её жизнь, её страхи и мечты – все они в этом скетчбуке. А она его потеряла! Дура, какая же дура!
Люди проходили мимо. Они смотрели на неё, ловили на себе её умоляющий взгляд. И отворачивались. Они спешили по своим делам, на свои работы и пары. А ещё им не позволяло их «современное» воспитание. Диана давно поняла, что в нашем веке никто никогда не помогает друг другу, все слишком бояться наткнуться на острый нож или получить колкие слова себе в сердце. Люди отгораживаются от всех и погружаются в невидимый воздушный пузырь, свою зону комфорта. Возможно, где-то он спасёт их от беды. Или убьёт кого-то за их бездействие.
Немного успокоившись, девушка вытерла глаза и решила перебраться на пустующую рядом лавочку.
Прошло, наверное, около получаса, когда неприятности Дианы вновь продолжились.
-- Девушка, освободите, пожалуйста, лавочку, я хочу посидеть и отдохнуть. – Сказал кто-то, чьи шаги совсем недавно приближались. Теперь этот кто-то стоял всего в полуметре от девушки.
Диана подняла глаза на нежданную собеседницу и едва не застонала. Ну, конечно… Кто как не иначе мог выпрашивать себе отдельную лавочку, как не вполне взрослая женщина, держащая за руку маленького сына.
-- Девушка, вы что, глухая?
-- И вам добрый день. – В тон ей ответила Диана. Как же её раздражало такая степень бескультурья, когда люди даже поздороваться не могут. Вас что, в детстве не учили здороваться? Или вы своих детей этому не учите?
-- Я, кажется, говорю вам сейчас совсем о другом. Но ладно, повторю ещё раз для туго соображающих: освободите мне лавочку.
-- Вам что, не хватает оставшегося места, чтобы умостить туда себя и вашего сына?
Диана лениво перевела взгляд на маленького мальчика лет трёх, который с каким-то особым остервенением ковырял пальцем в своём носу. Женщина тоже посмотрела на это, заметила поведение своего ненаглядного и отвесила тому подзатыльник. Мальчик покачнулся от сильного удара и упал, огласив своим рёвом, наверное, всю парковую зону.— Вот видите, это всё ты виновата, мелкая зазноба, это всё ты… Из-за тебя мой Богданчик сейчас плачет!
Диана лишь покачала головой, встала с лавочки и побрела по мощёной дороге в сторону своего дома, думая о том, какие же неприятные люди живут в её городе. Но хоть боль и обида уже не так сильно тревожили её. 
Парк неожиданно закончился.
Вокруг уже не было видно желтых деревьев, выстроенных вереницей около тротуара, элегантных кованных лавочек и гуляющих людей, всё это сменилось не самым лучшим районом города, где часто случалось много чего плохого. Подёрнув плечами, Диана постаралась сбросить с себя ощущение зябкости и липкую паутину страха и паники. Ей никогда не нравилось это место: бетонные стены обшарпанных и обветшалых многоэтажек, упирающихся своими голыми боками в такое же голое серое небо. Сваленная в кучу старая мебель и коробки тоже не предавали этому месту живописности. Как и крысы, которые, как думала девятиклассница, наверняка обитают в подвалах этих домов наравне с хозяевами квартир. Хотя разве кто-то может жить в подобных... помещениях.
Ветер донёс неприятный запах открытого мусоропровода, находившегося совсем близко и Диана брезгливо закрыла нос ладонями, думая уже поскорее уйти туда, где есть хотя бы люди... и свежий воздух.
Но внезапно что-то коснулось её ноги. Напуганная рассказами своих одноклассниц и ровесников, девушка замерла. Что-то продолжало обхватывать лодыжку, пока не сомкнулось вокруг плотным кольцом. Диана завизжала и бросилась с места вглубь этого неприятного района, надеясь лишь на спасение. Спустя буквально пару поворотов, она поняла, что её уже ничто не держит. Заглянув за угол, откуда она только что прибежала, девушка увидела лишь голубой полиэтиленовый пакет с эмблемой ближайшего супермаркета. 
Позди Дианы гавкнула собака. Да что ж такое! Почему всё сваливается на её голову? Кто бы знал, как девушка не просто не любила, а панически боялась всех этих четвероногих блохастых, бездомных собак. Но всё же она обернулась и удивлённо приподняла брови. Снова игра воображения? Рядом с ней, уверенно глядя в глаза Диане, сидела собака неизвестной ей породы. Мало того, она бы немного странной. Большую часть своей внешности, особенно очертания, как казалось девушке, пёс взял от пуделя, но всё остальное... Собака была лохматой, с шерстью медно-ржавого цвета, лапы её и живот был чисто-белым, а глаза фиолетовыми. 
"Никогда не видела фиолетовых глаз, ещё и у собак", -- подумала Диана, протягивая руку, чтобы погладить незнакомую животинку.
В густой шерсти на шее собаки девушка нащупала красный кожанный ошейник, после чего заметила и небольшой позолоченный медальён с гравировкой.
Мэдди. 
-- Красивое у тебя имя, Мэдди. -- Улыбнулась Диана и потрепала собаку по холке. Заметив странное беспокойство в фиолетовых глазах, девушка нахмурилась, -- ты хочешь мне что-то показать?
Мэдди гавкнула, словно подтверждая это и снялась с места, показывая направление.
-- Ладно, иду я уже, иду, не спеши только! 
Мэдди неслась вперёд и Диана едва успевала в последний момент заметить её рыжий хвост, пока тот не скрылся за очередным поворотом. Выбежав туда, девушка упёрлась в тупик в виде бетонной стены высотой около трёх метров. Собака была наверху.
-- Что? Как ты там оказалась вообще?
Мэдди тихо гавкнула, отвернулась и спрыгнула на другую сторону. 
-- Ты же не думаешь, что я вот так просто полезу за тобой? 
Не дождавшись ответа, Диана закатила глаза, едва не рыча от досады. Куда ей лезь в этой ужасной школьной юбке? Придумали тоже форму эту, совершенно непрактичная вещь! 
Около стены стояли коробки со старыми вещами, которые сюда вывозили хозяева и старой мебелью. Этот район можно было смело называть "свалкой ненужных вещей". В принципе, именно так его часто и называли. Осторожно придерживаясь за стену дома, Диана залезла сперва на низенький старый комод, ножка которого предательски треснула под ней, но девушка вовремя успела ухватиться за подоконник окна на втором этаже, а после легко перебраться на стоящую рядом коробку. Нога её немного утонула, но в остальном всё было хорошо -- она никуда не падала. До вершины стены оставалось не так высоко, всего-то подтянуться на руках, опираясь ногами в стену и вот, девушка уже наверху. 
Спрыгнув вниз на удачно оставленную кем-то пружинную кровать (правда без наличия матраса), Диана побежала дальше за собакой. Всюду ей на глаза попадались выброшенные вещи, какие-то из них были ужасно старыми, какие-то просто поломанными, но все они не годились для людей. Хлам. Почему в большом красивом городе так много районов, где царит такая мусорка? Неужели власти не видят этого беспредела? Или они просто закрывают на это глаза?
Мэдди перешла с бега на шаг и оглянулась на Диану, в её фиолетовый глазах плескалась надежда. Успокаивая скорее саму себя, Диана прошептала одними губами:
-- Всё будет хорошо. 
Она тихо кралась за собакой в незнакомой ей подворотне и замерла, когда услышала чей-то разговор.
-- Я повторяю в последний раз: отдай её мне или пожалеешь! -- Раздался грубый мужской голос.
-- Пожалею? Ты воткнул нож мне в живот и требуешь от меня невыполнимого. О чём ещё я должна жалеть?
В голове девятиклассницы цепочкой строились разные догадки. Кажется девушка, чьи слова слышала Диана, решила посмеяться в лицо какому-то хулигану, который пытался отобрать у неё сумку или что-то ещё ценное, а тот ранил её. И что теперь делать? Вызывать скорую и полицию? Так они всё равно моментально не приедут, к чему глупые надежды? Нужно попытаться помочь. В школе их всегда учили, что добро -- основополагающая всего мира. А сейчас никто так не нуждался в этом спасении, как та, что даже не звала на помощь, а смело глядела опасности в лицо. 
Диана выглянула из-за угла и замерла от ужаса. Это было вовсе не то, что она могла себе придумать! На грязной проезжей части лежала молодая девушка. Наверное, она ещё была студенткой, настолько уж молодо выглядела. Её белая кожанная сумочка валялась недалеко от её разметавшихся на дороге чёрных волос и выглядела нетронутой... Значит, грабителю нужно вовсе не это. Незнакомка перевернулась со спины на бок и, опираясь на правую руку (левой она прикрывала раненный живот), приподнялась. Её дыхание участилось. Видно было, что это далось ей нелегко, но Диана не могла ничем помочь.
Рядом громко гавкнула Мэдди. 
Вот же ж глупая собака! В миг выдала, где они. Диана увидела, как незнакомка через силу подняла голову и посмотрела ей в глаза.
Они тоже были фиолетовыми. 
Диана замерла. 
Какая же она глупая! Своим поступком она поставила под удар не только ту девушку, но и себя саму. 
Её заметила не только незнакомка но и тот, кто стоял позади неё. 
Смысла прятаться уже не было, и девятиклассница, глубоко вдохнув, вышла на середину проулка и высоко подняла голову. Пусть этот странный мужчина видит, что она не боится. Страх не для неё. Рядом опустилась Мэдди и легонько ткнулась влажным носом в тыльную сторону ладони девушки. 
-- Занятно. -- Только и прокомментировал нападавший.
Вот только если Диана и видела что-то занятное, то только в нём самом. Она никогда не видела, чтобы кто-то ещё нарядился в ярко-красный плащ, красную шляпу с длинным белым пером и держал в руках чёрную трость.
-- Только посмей её тронуть. -- Прохрипела незнакомка, заливаясь давящим кашлем.
-- Что ж, лишние свидетели мне не нужны, но знаешь, Илона, я могу оставить эту храбрую девочку в живых. Если ты отдашь мне то, о чём я прошу. 
Диана не видела лица говорившего, но будто нутром чувствовала, как тот ухмыляется, уже чувствуя свою победу. 
-- Ты не убьешь её. 
-- Ещё как убью. Думаешь, если я смог добраться до тебя, мне не справиться с этой девчонкой, которая едва ли давно окончила начальную школу?
Рядом с Дианой тихо заскулила Мэдди, она без отрыва смотрела на свою хозяйку, но покорно ждала чего-то.
-- Хорошо, я согласна. -- Прошептала Илона, опустив взгляд. -- Подойди ко мне, девочка, я передам ему маску только через тебя. Уж прости, но я не доверяю тебе, старый пройдоха.
Илона горько усмехнулась, дотягиваясь правой рукой до своего затылка, после чего левой осторожно коснулась своего лица в районе переносицы. Не успела Диана и моргнуть, как на глазах Илоны, будто из ниоткуда, появилась чёрная маска. 
Незнакомая женщина лёгким движением сняла её и протянула вперёд, ожидая, пока пальцы Дианы легонько коснуться витиеватых кружев, из которых и было сделано необычное украшение. Когда ладонь девятиклассницы легла на маску, накрывая ладонь Илоны, незнакомка тихо прошептала:
-- Пусть будет перед тобой открыта любая дверь.
Женщина прикрыла веки и легонько дунула на маску, Диана ощутила рукой лёгкую щекотку.
-- Это очень ценная вещь, никому не показывай её и никогда ничего не бери у того, кто носит красную маску, случится беда. Береги себя и беги. -- На одном дыхании проговорила Илона, а после повторила, но уже громче, -- Беги отсюда! Беги же!
Но Диана не сдвинулась с места. Она видела, как мужчина в красном плаще метнул два кинжала. Один попал в Илону, а второй летел точно в её сторону. Смотрела как горят ненавистью его глаза и как в одно мгновение на асфальт падает мёртвая женщина, маска которой теперь была в руках Дианы. И именно это падение заставило девятиклассницу уклониться от летящего ножа, который застрял в податливой штукатурке старого дома, едва не попав ей в голову.
Не зная зачем, Диана выдернула клинок из стены и побежала. Позади скулила Мэдди, которая тоже видела смерть хозяйки. Девушка выбежала из-за поворота и побежала к той стене, которую недавно так боялась перелазить -- сейчас она была её спасением. Запрыгнув с разбегу на матрас, Диана подпрыгнула. Пружины помогли и теперь её ноги оказались на подоконнике, оставалось подняться, воспользовавшись небольшими выемками в стене, образовавшимися, видимо, как и всё здесь, от глубокой старости. Едва Диана ухватилась за один из уступов сверху, чтобы помочь себе, как ледяной голос позади нагнал её:
-- Стой, мерзкая девчонка! Отдай маску, она должна была отдать её мне, а не тебе, глупая соплячка! Думаешь, так легко избавиться от меня? Да я достану тебя где угодно! Наши люди быстро найдут тебя, и уж тогда пощады не жди. Отдай маску, пока не стало поздно!
-- Никогда! 
Диана цеплялась из всех сил, стараясь перелезть как можно быстрее, когда уже оставалось лишь подтянуться на руках, позади она услышала лай. 
"Мэдди!"
-- А ну отстань от меня, псина! -- Закричал её преследователь, но, видно, собака крепко вцепилась в него. Подтянувшись на самый верх, девушка оглянулась, Мэдди с громким рычанием и ненавистью в фиалковых глазах тянула незнакомца за его красный плащ. 
"Спасибо, Мэдди. Как хорошо, что я забрала клинок, иначе он бы смог убить тебя, а мне на сегодня хватит смертей", -- подумала Диана, глядя на эту картину.
-- Умница, Мэдди, а теперь беги!
Какая интересная вещь: совсем недавно она сама слышала это слово, а теперь просила убежать собаку. Но, кажется, та поняла её и отпустила плащ, тут же скрывшись за одним из поворотов.
Диана спрыгнула со стены и упала. Теперь её колени были разбиты в кровь, а ладони саднило от мелких  царапин, но она встала и побежала, стараясь найти дорогу к парку. Преследователь, кажется, отстал.



Карина Грозина

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться