Идущая к солнцу

Размер шрифта: - +

Глава 1

Молодая элегантная женщина вышла из дома и направилась к своей машине. Прохладный ветер играл ее волосами. Стояли последние теплые дни октября, и запах влажной земли и листьев перемешивался с ароматом ее цветочных духов.

Прежде чем сесть за руль, она оглянулась и с улыбкой помахала рукой мужчине, стоящему на балконе.

«Никто не сможет нам помешать, – твердо решила она. – Даже отец».

Устроившись на водительском кресле, Кристина открыла пудреницу, чтобы поправить прическу, и задержалась, рассматривая отражение. Светлые пряди волос шелковыми волнами спадают на плечи, открывая взгляду невысокий лоб и аккуратные дуги бровей, а в больших серых глазах, прикрытых пышными ресницами, горит огонек плутовства. Легкая улыбка, свежие, чуть тронутые румянцем щеки и мягкий овал лица. Изящество манер сочетается с красотой и дорогой одеждой. Все учтено, все отточено, отработано до мелочей. Это говорит о том, что она, Кристина Крат, представительница высшего общества.

– Надеюсь, сегодня все получится, – прошептала она и, переведя дыхание, завела мотор. Повернув с улицы Усачева в сторону Новодевичьего монастыря, притормозила на светофоре и снова подумала о своем женихе.

Как же сообщить отцу о том, что они с Виктором решили пожениться? Ведь он терпеть не может ее избранника! Невзлюбил с самого первого дня знакомства, о чем не постеснялся сказать ему лично. Если с матерью еще можно договориться, то с отцом все гораздо сложнее.

Многие признавали, что Артур Крат обладает хорошо развитой интуицией и легко разгадывает тайны окружающих. Что-то утаивать от него бесполезно. Он сразу понял, что Виктор – любитель роскошно пожить за счет женщин. И ослепленная влюбленностью Кристина стала идеальной жертвой его чар.

«Я не позволю тратить свои деньги на этого альфонса!» – сказал ей отец, и добавил, что больше не желает видеть Виктора у себя дома. И вот теперь ей снова придется завести о нем разговор! Кто знает, чем все это кончится? Отец не будет долго рассуждать, – просто выставит ее чемоданы на лестничную клетку и пожелает всех благ. Кристина нахмурилась, представив это, но в сердце продолжала теплиться надежда на то, что все обойдется. Она решила не расстраиваться раньше времени.

Зачем думать об этих пустяках, когда Виктор так красив! Ее память рисовала его утонченное лицо, на котором, как два нефрита, светились зеленые глаза; темные волнистые пряди волос, падающие на высокий лоб; крепкое тело, словно слепленное умелыми руками скульптора. Ее мужчина просто бесподобен! А ночи, проведенные с ним, невозможно забыть... Пылкий и страстный, он удивительным образом предугадывает ее желания и старается во всем угодить. И почему он не нравится отцу, ведь у них все так хорошо?

Кристина вспомнила их с Виктором поездку в Париж. Как бродили по Монмартру, сидели на лужайке возле Эйфелевой башни, гуляли в чудесном саду возле музея Родена, держась за руки... Если бы папа видел, как они счастливы, то не был бы так категоричен! И вообще, родители не должны вмешиваться в ее жизнь! Решено: она просто поставит их перед фактом, что свадьба будет – и им придется согласиться.

Немного успокоившись, она включила радио и улыбнулась симпатичному незнакомцу, сидящему за рулем соседнего автомобиля. На Зубовском бульваре тянулась пробка. Впереди виднелся бесконечный хвост машин, который двигался медленно и сонно. Вот так всегда: когда нужно поторопиться и решить важное дело, из-за какой-нибудь ерунды просто теряешь драгоценное время!

– Это была песня из нового альбома французской рок-группы “Empress”, – бодро тараторил диктор. – Напоминаю, что в марте группа приедет в Россию с гастролями...

Кристина слушала вполуха, строя далеко идущие планы: скоро они с Виктором отсюда уедут, купят домик на каком-нибудь острове и заживут в свое удовольствие.

Она открыла дверь подъезда, когда солнце уже клонилось к горизонту. По небу плыли сизые облака и накрапывал мелкий дождь. В коридоре постаралась успокоиться: дыхание срывалось, а сердце бешено колотилось.

«Так не годится! – обругала она себя. – Я должна поговорить с папкой. А если не смогу взять себя в руки, то все испорчу!»

Отец сидел в кабинете за большим столом и что-то писал. Его пиджак аккуратно висел на спинке кресла, а ворот светлой рубашки был расстегнут на одну пуговицу.

Кристина заметила, как напряглись его плечи при звуке открывающейся двери. Вот сейчас поднимет голову и посмотрит на нее суровым взглядом. Нет, ошиблась: тот продолжал невозмутимо сидеть на прежнем месте. Обычно он не проявлял своих эмоций на людях, и было нелегко определить, о чем думает этот человек или что сейчас скажет. Но в эту минуту Кристине казалось, что она поймет все – только бы он поднял на нее глаза.

– Папа, нам нужно серьезно поговорить, – с порога начала она, поразившись тому, насколько твердо прозвучал ее голос в тишине.



Татьяна Купор

Отредактировано: 13.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться