Игра света. Часть вторая. Затмение

Глава 1. Пленница

Три дня прошло с тех пор, как Мариэль пропала. Лаврен послал поисковые отряды во все концы Джевелии и, устав от бездействия и бесполезного ожидания, отправился во главе небольшого отряда на запад. Иналия и Фаолин улетели на драконах на поиски. А Валсидал, Кирби и Финли попросили остаться и дожидаться Мариэль в городе, вдруг сама вернется. 
Неделю втроем они ждали, но о Мариэль вестей не было. Наконец Валсидал не выдержал. 
- Я не могу сидеть здесь и просто ждать! – сказал он. – Я отправлюсь ее искать, со спутниками или в одиночку! 
- Будет искать вдвоем! – отозвался Кирби. – я не оставлю тебя, дружище! 
- Тогда идем втроем! – сказал Финли. – вы же не думали оставить меня здесь? 
- Ты еще не оправился. – Кирби положил руку на плечо брату. – Да и если наш Турмалинчик, все-таки вернется, кто-то из своих должен быть здесь. Надежда еще есть. 
Так и уехали человек и гном на поиски Посланницы Солнца, а бедный Финли остался бродить по скучному, полуразрушенному городу один. 
Следопыты направились на запад и надеялись перехватить похитителей до реки Драхе, до захваченных земель. 
- По дороге они бы не пошли,- заметил Валсидал. – их бы сразу заметили, скорее всего Мариэль повели через холмы Смараг-Монд. Там есть где скрыться от чужих гла. 
Путники свернули н узкую тропку, вытоптанную редкими пехотинцами. Они искали и останавливались везде, где им казались следы пребывания их пропажи. Но следы им лишь мерещились, ибо Фулдур их не оставлял, а Мариэль   все еще не приходила в сознание. 
А очнулась она, как раз, на следующий день. Оглядевшись она поняла, что находится в очень тесном контейнере или клетке. Что это, было понять сложно. Все что Мариэль увидела – это четыре металлические стены с одним маленьким, величиной с ладошку младенца, окошком у самого потолка и замочной скважиной. В ширину клетка могла вместить не больше одного человека. Длинной она была не больше, чем Мариэль могла сидя вытянуть ноги, и стоило Мариэсь подняться в полный рост, как задела потолок макушкой. Пол был весь устлан соломой, а лежала Мариэль, укрытая, тонкой простыней. 
Клетка шаталась из стороны в сторону, тряслась и подпрыгивала. Она явно была на колесах. Снаружи слышалось лошадиный топот копыт, фырчанье и ржание. Кто-то  разговаривал, стоял не громкий гомон. 
Мариэль выглянула в замочную скважину. Все что она увидела – это лошадиная морда и желтеющая кронадеревьев. Вдруг клетка стала ехать под наклоном, словно поднимаясь в гору. 
На Мариэль нахлынули воспоминания, и вдруг она заметила, что при ней нет ни доспехов, ни оружия. Даже кинжал, спрятанный в сапоге, куда-то пропал. На ней были только кожаные штаны, белая рубашка, сапоги и кулон в виде маленького ключика, все еще оставался на шее. 
- Обязательно тащить эту клетку? – послышались ворчания из-за стенки, совсем рядом. 
- Почему нельзя связать эту девчонку и везти ее на коне, или вообще заставить ее идти пешком! Клетка тяжелая, лошади устали! 
- Критин она без сознания, как она пойдет пешком? А связывать ее нельзя, повелитель не велел! - ответил смутно знакомый голос. 
-  Почему? Зачем повелителю она нужна невредимой? 
- Какое тебе дело? Не суй свой нос.  Делай, что велено, клетку не ты везешь, так и не жалуйся, а то я могу тебе это устроить! Скоро привал. 
Мариэль, вдруг, узнала зловещий голос. «Супер, теперь я в плену у этого чокнутого 
Зевса…» - так она называла Фулдура, про себя. Потому что имя его казалось ей смешным и странным, а «Зевс» было намного грознее и привычнее. 
Она стукнула кулаком по снеке. 
- А ну выпустите меня, негодяи! – воскликнула она. В ответ послышался только хохот. 
- А-а, очнулась…- прошипел Фулдур. – веди себя хорошо и быть может ужинать сегодня будешь под небом. 
Нет, так ей не выбраться. Нужен более хитроумный план. И пока она думала, от скуки и занялась совершенно безумным делом. Она стала считать все соломинки, разбросанные по полу. Это оказалось довольно успокаивающим и занимательным процессом. 
Прошло никак не меньше двух часов, прежде чем клетка остановилась и дверь со скрипом отварилась.В дверном проеме показался Фулдур. 
- Шестьсот семьдесят три тысячи восемьсот сорок две. - выпалила Мариэль и, поймав взгляд Фулдура, который посмотрел на нее как на сумасшедшую, поспешила объяснить. – Соломинок на полу.-  и она указала на кучу соломы у дальней стенки. 
- Вижу ты нашла чем себя занять. Раз ты сосчитала все соломинки, все остальное время тебе придется считать кочки, ведь путь не близкий. А сейчас вылезай,  после недельной отключки тебе нужно поесть! 
- Недельной отключки? – переспросила Мариэль, эти слова ее ошарашили. 
- Я рассчитывал, что ты придешь в себя уже в Уракате, но, думаю, неудобств ты нам не доставишь. 
Мариэль поднялась в полный рост и шагнула к двери, задевая волосами потолок. Фулдур протянул руку, чтобы помочь спуститься, но Мариэль помощи не приняла и сама спрыгнула наземлю. 
- Сбежать не пытайся! – предостерег ее Фулдур, блеснув алыми глазами. – далеко не убежишь! 
- О, не беспокойся! - заверила его Мариэль. – Сбегать у меня желания нет, по крайней мере, пока я голодна, Да, и потом тоже врятли. Так что ночью можете даже караул не выставлять, хотя это уже ваше дело… может завтра, ну или в, ближайшие, пару дней. 
А про себя она думала: « я поступлю глупо, если решу сбегать, не узнав тюремщиков. Надо немного выждать» 
- Не в твоем положении ерничать! 
- А что ты мне сделаешь? Запрёшь меня снова в клетку? Или щёлкнешь пальцами и отключишь меня? Да    положение у меня намного лучше, чем могло быть, учитывая, что я в плену. 
- Учитывая, что ты у меня в плену.- поправил Фулдур. 
- У тебя слишком высокая самооценка! 
Поймав злобный красный взгляд Чокнутого Зевса, Мариэль демонстративно огляделась, стараясь засунуть страх подальше и остаться в роли дерзкой пленницы. 
Фулдур красными глазами указал на один из костров, полыхающих в разбитом лагере, вокруг которого расположились солдаты в черных доспехах. Мариэль направилась туда. 
Небо затянули серые тучи, судя по мокрой траве под ногами, недавно прошел дождь. В воздухе пахло холодной осенью. Веял прохладный ветерок, заставляя Мариэль дрожать от холода в одной рубашке. 
Она подошла к компании, собравшейся у огня, села на колени и протянула руки к согревающему костру. Все вокруг молчали, но с соседних костров доносились оживленный разговоры и хохот. Мариэль окинула взглядом людей: все они были облачены  в черное, но масок на них не было. Почему-то, ей казалось, что под этими масками скрываются большие клыки или адски уродливые лица, или что-то вроде того. Но ничего подобного не было, то были обычные люди, да все они были разными: у кого-то  были шрамы, у кого-то сильно выдвинута нижняя челюсть, кто-то был косоглазым, но у всех были одинаково красные глаза. 
Один из окружающих ее воинов протянул ей миску с какой-то жидкостью отвратительного вида с совсем не аппетитной жидкостью. Мариэль презрительно посмотрела на содержимое. 
- Траву мы не готовим! – усмехнулся кто-то над ее ухом. 
Мариэль выхватила миску с ложкой из рук насмешника и с жадностью проглотила содержимое. Все-таки голод победил брезгливость. 
- Ничего отвратительнее в жизни не ела!- сказала она, опустошив чашку и отбросив ее в сторону. Солдаты удивленно переглянулись. 
- Чего уставились? – спросила Мариэль, поймав на себе ошарашенные взгляды. 
- Не часто встретишь эльфа-мясоеда.- Сказал один из воинов 
- И не встретили бы вообще, если бы я к вам не попалась. 
Мариэль снова повертела головой, оглядывая местность вокруг и оценивая свои возможности. Фулдура в поле зрения не было, но ее окружали человек двадцать его воинов. Они расположились на верхушке холма. Допустим, она сейчас выхватит меч у ближайшего солдата, зарубит человек десять (хватит ли у нее на это сил?), потом вскочит на ту серую не привязанную кобылу и ускачет. А что если ее догонят? Что тогда с ней сделает этот Чокнутый  Зевс? 
- А где остальное войско? Мне казалось, вас было больше. – спросила Мариэль.- Это что, все кто спася? 
- Оставшиеся пара сотен человек, возвращались по тракту. – Ответил солдат 
- Да и от них ничего не осталось, - сказал другой - их разбили два дракона и отряды Джевельян.- в голосе этого воина слышалась горечь. – А когда Фулдуру сообщили об этом разведчики, тот ни капли не огорчился. Ему не жалко людей, он ведь не знает что такое боль и смерть. Ублюдок бессмертный! 
- Тише ты!- прервал его товарищ. – не хватало, что бы он еще тебя услышал! 
Все эти солдаты показались Мариэль слишком добродушными для тюремщиков 
Сейчас она чувствовала себя не пленницей, а гостьей, или путницей, что незнакомые добрые люди приютили у костра. Но она точно знала, попытайся она сбежать, они тут же вернут ее в карцер, да еще и голодом заморят, по наставлению Фулдура. 
Вдруг ее будто кто-то дернул назад, перед глазами все исчезло на миг и появился Кирби и Валсидал, которые ее звали. Тут же все исчезло, ее будто толкнули вперед и перед ней снова затрещал костер. 
Мариэль сразу поняла суть видения: ее ищут! Но почему она видела только Валсидала и Кирби? Что с остальными? Неужели что-то случилось? Нет! Не время об этом думать! Надо действовать. Надо  оставить какой–нибудь   след. Но ее обчистили, и все что у нее осталось – это одежда и кулон, который терять ей не хотелось. И все-таки лучше поступить именно так. Она поднялась и отправилась подальше ото всех в заросли. Туда, где ее никто не увидит. 
- Куда это ты собралась? – остановил ее один из солдат, все остальные замолчали и взялись за мечи. 
- Мне надо… э-э-э… как бы… - промямлила Мариэль. 
- ладно, но если через минуту не вернешься, мы пойдем за тобой! 
Стоило ей только отойти от костра, как холод снова пробрал ее до костей. Притаившись за деревьями, она  стала срочно придумывать, как поступить. Можно бежать, можно бросить здесь подвеску, но найдут ли ее? Вдруг она угодила ногой в почти застывшую грязь и тут же в голову пришла идея. Она наступила туда еще раз, сделав отпечаток ее ступни еще отчетливее, подобрала ветку и небрежными рунами вычертила в грязи одно слово: «ТУРМАЛИН». Затем прошептала, - Хуттуа. – и грязевая лужа застыла, сохранив надпись. 
- Время вышло! – раздался голос совсем близко. Сердце бешено заколотилось от страха перед разоблачением. 
- Да иду я, иду! – крикнула Мариэль, направляясь к разбитому лагерю. Как только  она появилась в поле зрения, солдаты успокоились и снова занялись каждый своим делом. Позже к ней подошел Фулдур. Он бросил ей теплый плащ. 
-Как мило с твоей стороны. - съязвила Мариэль, укутываясь в плащ. 
- Свяжите ей руки и ноги.  – скомандовал он и солдаты тут же бросились исполнять. 
Мариэль сопротивляться не стала, понимая, что никак себе этим не поможет и сама подставила запястья подошедшим к ней солдатам. 
- Ты не очень похожа на запуганную пленницу, горящую желанием сбежать. – заметил парень, связывающий ей руки. 
- А вы не похожи на строгих надзирателей. Да и кто меня запугивал? 
Она просидела связанная, прислонившись к стволу березы. Темнело быстро, на небе сгущались тучи, солнце тусклым пятном спускалось к горизонту. Не прошло и час, как полный мрак окутал все вокруг и верхушку костра освещали только несколько костров. На небе, затянутым тучами не сияло ни единой звездочки, только луна выделялась желтым размытым пятном. 
Мариэль чувствовала себя так, будто неделю страдала бессонницей, а не лежала без сознания. Укутавшись плотнее в плащ и подложив под голову связанные руки, она уснула. Сон, который преследовал ее долгое время, вдруг исчез вместе с другими сновидениями. Ей также не явилась солнечная дева – Анорсель, которая раньше помогала ей в трудных ситуациях. Отдых Мариэль сопровождали непроглядная темень и замогильная тишина. 
На утро она проснулась раньше всех, даже караульные, которые должны были сторожить ее храпели во сне. Мариэль пододвинулась к одному из них, как можно тише и аккуратнее вытащила из его ножен нож, перерезала путы на ногах и руках, но сбегать не рискнула. Вернув кинжал на место, она села на примятую траву у погасшего костра. 
Все спали, но Мариэль знала, что противников недооценивать нельзя. Чокнутый Зевс, наверняка, расставил везде ловушки. Вскоре солдаты очнулись ото сна и сильно удивились, увидев Мариэль, спокойно сидящую по лягушачьи скрестив ноги и вглядывающуюся в небо. 
- Ты даже не попыталась сбежать! – заметил тот стражник, кинжалом которого Мариэль разрезала веревки. 
- Кажется, дождь собирается… - лениво растягивая слова, ответила Мариэль. – не хочу промокать, прячась под лопухами. 
Мариэль накормили остатками вчерашнего ужина и снова заперли в ее «карете». Стоило им тронуться с места, как грянул гром и хлынул ливень, стуча по металлической крыше. В такую погоду Мариэль любила садиться в мягкое кресло у ,нарисованного ею на стене, камина и по сотому разу перечитывать «Гарри Поттера», «Властелина колец», «Хоббита» или «Эрагона».  Но в этот раз у нее не было теплого кресла и камин на стене нарисовать было нечем. Ей было не до сказок. Она обдумывала план побега. Но ничего не приходило в голову. 
Когда отряд остановился на ночлег, дождь уже закончился. Фулдур открыл дверь и тут же в клетку влетел свежий воздух, какой бывает после дождя, пахнущий сырой землей и засохшими листьями. Мариэль и не заметила, как в тесном помещении стало душно. 
- Ну что? Сколько кочек насчитала? 
Мариэль тут же выпалила цифру первой пришедшую в голову: 
- Девятьсот восемнадцать  тысяч четыреста пятьдесят три. – тут клетка покачнулась. - Четыре… 
В алых глазах Фулдура четко читалось: «Ненормальная!». 
Мариэль вышла на усеянную осенними листьями и дикими розами поляну на вершине холма. Чуть ниже росли деревья, которые росли по всей округе внизу,  и Мариэль видела их в тумане – желтом от заходящего солнца. Кое-где даже росли грибы. Она уселась у костра, где стопились те же солдаты, с которыми Мариэль провела прошлый вечер. 
Ее накормили тушеным кроликом, больше похожим на вареных слизней. И примерно с час, послушав разговоры воинов, Мариэль улеглась спать. Ночь оказалась жутко холодной: по земле стелился прозрачным одеялом туман и дул холодный ветер, пробирающий до костей. То ли от этого, то ли еще от чего, Мариэль проснулась посреди ночи, снова застав своих стражников спящими.  Полночи она притворялась спящей, превозмогая холод, даже не смотря на то, что она была плотно укутана в плащ, она дрожала от холода. Скоро погас и последний источник тепла – в костре лишь, тускло мерцая дотлевали угли. Стало не выносимо. Мариэль поднялась и огляделась. Бежать сейчас было бы не разумно. Кто-нибудь обязательно только притворяется спящим, а сам следит за ней и каждым ее действием. 
Она пошла за хворостом. Ей пришлось обламывать ветки деревьев, потому что туман промочил всю выжженную солнцем траву и опавшие листья. Как бы между делом, Мариэль наполняла карманы лепестками диких роз. Она вернулась в лагерь, высыпала ветки в костер и пошла глубже в заросли. По дороге она обо что-то споткнулась. Это что-то тихо звякнуло, ударившись о камни. То оказался чьим-то потерянный ножик с деревянной ручкой и тупым, заржавелым и не длинным лезвием. Любое оружие ей сейчас пригодится, а пропажу этого старого подобия ножа могут и не заметить. Мариэль спрятала  его под плащом и пошла дальше. Отойдя на безопасное расстояние, она нацарапала этим ножиком на одном из деревьев: «ТУРМАЛИН», а под надписью насыпала лепестков роз. Насобирав еще охапку веток, она вернулась к месту своего ночлега. Но стоило ей только ступить на поляну, как перед ней будто из земли вырос Чокнутый Зевс. 
- Что ты там делала? – гневно сверкая налитыми кровью глазами, потребовал он ответа. 
- Ветки для костра собирала.- спокойно ответила она. 
У Мариэль сложилось впечатление, будто Фулдур, как и драконы, чувствует ложь. Но она ведь не врала ему, лишь сказала ему пол правды. Фулдур смерил взглядом охапку веток и отступи в сторону, освобождая ей путь. Она подошла к давно погасшему костру, и бросила в него веточки. И не успел Фулдур ничего сделать, Мариэль прошептала: 
- Валиаста.- из ее ладони полетели искры и, попадав на ветки, превратились в языки пламени. Ее обдало жаром, вмиг согревшим ее. Мариэль чувствовала, как Чокнутый Зевс прожигает ее взглядом. Мало того, что она ведет себя в плену как гостья, так еще и магией пользоваться не боится! 
Она улеглась, укутавшись в плащ и прижимая к себе найденный ножик, молясь, что бы Фулдур ничего не заподозрил. 
 



Margari Vlaiser

Отредактировано: 19.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться