Игрушка для кардинала

Доверие

1

 

Нейрис дернулась всем телом вперед: подошва с хлюпаньем оторвалась от асфальта. Сделав пять стремительных шагов, которые перешли в бег, а потом резко свернув вправо, девушка чуть не поскользнулась на размокшей земле. Поле, поросшее травой, оказалось плохой идеей. Ноги вязли в грязи, Нейрис все время оглядывалась назад и только чертыхалась, когда видела, что высокая фигура все еще стоит там на обочине. Она надеялась, что знаки дезориентировали преследователя и на какое-то время, тот потерял возможность видеть.

Количество амулетов, которые грохотали на груди, стуча друг о друга, зашкаливало. Штук двадцать разной формы и размера были призваны защитить.

Нейрис оглянулась еще раз; человек пропал. И когда она посмотрела вперед снова, то тот стоял перед ней. Чужие ладони врезались в грудную клетку, останавливая, больно и прямо по солнечному сплетению. Потеряв точку опоры, она попыталась ухватиться за воздух, но безрезультатно и со всей силы шмякнулась на землю.

— Думаешь, я дамся тебе живой? — зарычала она, отползая назад.

Человек, которого звали Калеб Стоун, шумно выдохнул и присел на корточки, предварительно поддернув черные идеально выглаженные брюки.

— Я устал, — сказал он. — Мне надоело бегать за тобой по всему городу. Не думай, что ты важная шишка, Нейрис Мейвор.

Калеб выдохнул еще раз: магичка снова предприняла попытку к бегству. Правда, девчонка убежала недалеко: ноги запутались в траве, и она упала в неё лицом. Когда преследователь подошел к Нейрис, та лежала на спине и тяжело дышала. Она тоже устала.

Противостояние магов и кардиналов шло не один год. Нейрис не помнила уже то время, когда магия не являлась чем-то запрещенным, и платой за её использование не была жизнь. Сейчас каждый маг обязан был внести свое имя в великую Книгу Переписи душ. А после этого в день совершеннолетия наносили клеймо, запечатывающее силу.

Разумеется, были несогласные, такие как Нейрис — те, кто пошел против системы. Или был вынужден пойти против нее.

— Приговор огласили заочно.

— Как это мило с вашей стороны.

Преследователь нахмурился, явно не оценив её чувство юмора.

— Тебя ждет смерть, если только один из кардиналов не возьмет тебя под опеку.

Такое случалось, способных не убивали сразу, а пытались для начала подчинить, поэтому Нейрис быстро сообразила, к чему клонит человек.

— Хочешь, чтобы я стала твоей ручной магической собачонкой?

Калеб Стоун мотнул головой и поднялся.

Калеб Стоун — восьмой кардинал. Темные короткостриженые волосы и взгляд карих глаз, прожигающих насквозь.

Нейрис дотронулась рукой до амулета на груди — продолговатого с крупным красным камнем посредине. Калеб не успел пригнуться и получил удар магической волной, который сбил его с ног.

Нейрис снова бежала, она не хотела умирать сегодня, не хотела умирать завтра, и послезавтра тоже. Такая перспектива казалась ей абсолютно безрадостной, и она собиралась ее избежать. Конечно, она могла бы согласиться на беззвучное предложение кардинала, но это выше достоинства истинного мага.

Она выбралась на дорогу. Грязная, промокшая, отталкивалась ногами от асфальта что есть силы, в спешке перебирая амулеты и изредка оглядываясь. Преследователь не отставал.

Кардиналы хоть и не обладали магией в чистом виде, зато обладали кое-чем другим: когда Нейрис обернулась еще раз, то за ней вместо человека бежала огромная черная собака. А потом земля под ногами запузырилась и разъехалась…

Магический разрыв, в который она провалилась, как в огромную яму. Кардинал упал следом, похоже, он никак не мог перекинуться назад в человека, поэтому жалобно заскулил, а затем их выкинуло в каком-то месте.

Магичка кубарем прокатилась по земле, мягкой и рыхлой. Калебу Стоуну повезло меньше — его перекрутило в воздухе, и он больно приложился головой, потеряв сознание. Нейрис ощупала шею пса — пульс на месте, она мысленно выругала себя за опасное сочувствие к врагу, и отползла в сторону.

Разрывы — не новость для современного мира, так рьяно пытающегося подчинить себе магию. Мало кто из них понимает, что магия — это не повод для игр и шуток, что нельзя подчинить себе то, что обладает стихийным разрушающим характером, если ты не был рожден с этим даром. Хотя, относительный выход был найден — получить в свое распоряжение магов, посадить на цепь и заставить делать то, что потребуется. Вот сейчас этот этап и воплощается в жизнь.

Пес дернул лапами и открыл глаза. Наверное, у него кружилась голова, потому что подняться он пока не спешил, но Нейрис это волновало меньше всего, хотя при другом раскладе — могло бы быть иначе.

Место, в которое их выбросило, напоминало старый заброшенный квартал, с высокими домами, стекла в которых отсутствовали. Здесь, вообще, не ощущалось жизни. Воздух густой, неподвижный. И мрачные тени скользят за спиной…

Тени — это отголоски магии, наверное, когда-то здесь разыгралось сражение между магом и его преследователем. Первый оказался достаточно силен для сотворения чего-то по-настоящему могущественного, что оставило такой след.

Тени пока не приближались, но чувствовали новую кровь. И что самое страшное — теням все равно: маг перед ними или простой человек, они рано или поздно убьют всех.

Какое-то время амулеты будут охранять от теней, оставалось надеяться, что их хватит, чтобы выбраться отсюда.

То, что они находились не в городе — ясно как Божий день.

Пес тяжело дышал и дергал лапами, падение в разрыв далось ему нелегко. Не удивительно, почему несколько раз до этого кардинал отступал и не преследовал ее, когда Нейрис пользовалась разрывом. В этот раз, он был не так осторожен. Кардинал еще долго не сможет прийти в себя, а значит, шанс выбраться отсюда живой увеличивается вдвое, так как тени сперва займутся тем, кто слабее.



NeZemnaya

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться