Irgendwo da vorne

Irgendwo da vorne

Все события, описанные в рассказе, являются вымышленными. Все совпадения считать

случайными. Автор против нацизма и считает преступными действия членов Национал-Социалистической Рабочей партии Германии. Данное произведение написано лишь по мотивам исторических событий, а поэтому не стоит воспринимать описанное в рассказе как историческую действительность.

1936 год. Нацистская Германия. Кёльн. 26 августа.

Не смотря на конец августа погода за окном стояла тёплая, а по-летнему приветливое Солнце призывало выйти на улицу и, бросив все дела, бежать к Рейну. Но, казалось, лучи Солнца обходили здание главного управления Гестапо в земле Нордрайн-Вестфален. Достаточно было приблизится к этому мрачному кирпичному дому, как всё живое в округе затихало, животные перебегали на другую сторону улицы, а улыбки исчезали с лиц людей, и они пытались, как можно быстрее, обойти его. Внутри всё было тихо, и тишина прерывалась лишь быстрыми шагами какого-нибудь криминальассистент-кандидата, который переносил документы из кабинета в кабинет для того, чтобы поставить на них подпись или убрать куда-нибудь подальше от глаз нервного и ненавидящего всех криминальдиректора Уве Шваннштайна.

Неожиданно вся эта гробовая тишина прервалась резким скрипом двери и бойкими шагами молодого офицера. Офицер подошёл к криминальассистент-кандидату, сидевшему на вахте за маленьким низким столиком и читающему журнал, и тихо спросил, как пройти к криминальдиректору Шваннштайну. Ассистент быстро указал офицеру на лестницу, ведущую на второй этаж, и объяснил, как пройти к кабинету командира. Офицер кивнул головой и быстрыми шагами побежал по лестнице, но случайно споткнулся и выронил папку с документами, после чего начал быстро их собирать, но опять выронил, чем вызвал улыбку на лице криминальассистент-кандидата, который указал ему путь. Наконец, офицер собрал документы и, прижав их к груди, быстрыми шагами поднялся на второй этаж и пошёл к нужному кабинету. Подойдя к нужной двери, он робко постучал, но ответа не последовало, и он постучал сильнее, после чего из-за двери послышался нежный женский голос, хозяйка которого тихо произнесла лишь одно слово: «Входите!».

Офицер вошёл в комнату и увидел перед собой кудрявую светловолосую секретаршу, которая перебирала бумаги, лежавшие на столе. Его приход отвлёк её от этого занятия, и она молча уставилась на него.

-Здравствуйте! Вам кого?

-Вас разве не предупредили? Я Ганс Хольц. Я только окончил училище и мне приказали ехать в Кёльн.

-А вы… Херр Шваннштайн упоминал о вас. Садитесь, давайте ваши документы. Криминальдиректор сейчас занят, подождите его тут.

-С вами- с удовольствием.

Девушка улыбнулась.

-А как вас зовут? А то неудобно получается. Вы моё имя знаете, а я ваше- нет.

-Марта.

-Красивое имя.

-Спасибо. А теперь не мешайте. Я должна подготовить вам пропуск и заполнить кое-какие бумаги. Отдохните пока.

Хольц развалился на мягком кресле, откинул голову и уставился в потолок. Он вспоминал то время, когда он учился в училище. Он был один из немногих счастливчиков, кого послали за государственный счёт учиться в элитный кадетский колледж «Lhonneur de lEmpire» во Франции, который был построен на деньги министерства внутренних дел Германии. Естественно, Франция была против подобных заведений на своей территории, но власть на столько боялась наращивающей мощь Германии, что приходилось идти на любые уступки лишь бы не настроить против себя гитлеровское правительство. В «L’ honneur de l’ Empire» учились дети самых высокопоставленных чиновников, а Хольц оказался одним из счастливчиков и попал туда абсолютно случайно, но учился он хорошо и даже закончил училище с красным дипломом, хотя многие учителя Хольца, мягко говоря, недолюбливали.

Несмотря на своё социальное происхождение Хольц идеальным. Умный, спортивный, красивый, но при этом достаточно скромный- он был воплощением мечты Гитлера о сверхчеловеке. Его внешность, казалось, была создана для Германии того времени. Бледная кожа, гладкие чёрные волосы, приглаженные к голове, ярко-голубые глаза.

Наконец Марта закончила заполнять бумаги, а из кабинета Шваннштайна выбежал испуганный и недовольный человек, с толстым портфельчиком в руках, и вышел из приёмной. Марта протянула Хольцу конверт с бумагами и, кивнув головой, указала Хольцу на дверь кабинета Шваннштайна. В кабинете послышалась возня, и кто-то крикнул: «Следующий!». Хольц осторожно вошёл внутрь и увидел, как Шваннштайн пытается выровнять огромную стопку документов на своём столе. Хольц, казалось, ничего не замечал, однако где-то минуту стоял и ничего не решался сказать. Он рассматривал своего нового начальника, который совершенно не понравился ему. На мускулистом коротком теле находилась большая лысая голова, а на лице располагались маленькие, злобные глазки. Неизвестно сколько так простоял бы Хольц, но злобный взгляд директора, брошенный после того, как все бумаги всё-таки были сложены в стопку, вывел его из оцепенения. Хольц выпрямился, поднял руку вверх и громко закричал:

-S*** H***, Herr Kriminaldirektor! Kriminaloberassisnent Hans Holz kommt zum Krigsdienst in Geheime Staatpolizei!

Столь громкое приветствие ошарашило Шваннштайна, но всё же он ответил на него, подняв руку и тихо пробормотав под нос: «S*** H***». Затем он указал Хольцу рукой на стул, и Хольц, последовав приказу, сел на него и положил перед собой все документы.



Даниил Ртищев

Отредактировано: 05.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться