Исцеление любовью

Исцеление любовью

Пролог

Ан­глия, г.Пли́мут

На от­ши­бе го­рода, не­дале­ко от дре­муче­го ле­са, сто­ял заб­ро­шен­ный ка­толи­чес­кий со­бор, пос­тро­ен­ный в шес­тнад­ца­том ве­ке. Вре­мя не по­щади­ло его кра­соту. От не­го ос­та­лось лишь вос­по­мина­ние — об­ветша­лая над­пись на ла­тыни: «Deus et Virgo»*, ко­торая прак­ти­чес­ки стер­лась.       

При­рода дав­но взя­ла верх над зда­ни­ем: плющ пол­ностью зав­ла­дел ко­ваны­ми ржа­выми во­рота­ми, кра­пива ис­порти­ла не­ког­да жи­вопис­ный сад, мно­гочис­ленные над­гро­бия за­рос­ли мхом так, что не­воз­можно бы­ло раз­ли­чить име­на по­кой­ных мо­нахов. Сте­ны со­бора по­чер­не­ли от сы­рос­ти. Стрель­ча­тые ок­на зи­яли мрач­ной без­душностью, но при лун­ном све­те мно­гим го­рожа­нам, про­ходив­шим ми­мо, ка­залось, что со­бор жил сво­ей жизнью. Не­кото­рые су­евер­ные лю­ди го­вори­ли, что ви­дели здесь приз­ра­ка в тём­ных одеж­дах, и об­хо­дили прок­ля­тое мес­то сто­роной.       

Не­ред­ко вет­хий со­бор бу­дора­жил мис­ти­кой соз­на­ния впе­чат­ли­тель­ных граж­дан. Год на­зад груп­па мо­лодых лю­дей тай­ком от ро­дите­лей от­пра­вилась ту­да, но ник­то не вер­нулся. Да­же тру­пы не смог­ли най­ти. С тех пор взрос­лые стро­го-нас­тро­го зап­ре­щали сво­им де­тям хо­дить на ок­ра­ину го­рода. Они меч­та­ли о дне, ког­да го­род­ской со­вет об­ра­тит вни­мание на их жа­лобы и при­кажет снес­ти со­бор.       

Как обыч­но, ночь оку­тала со­бор мер­твен­ной ти­шиной. На мгно­вение об­ла­ко скры­ло лу­ну, буд­то не­ведо­мой бо­жес­твен­ной ру­кой, пог­ру­зив зда­ние во мрак. В цен­траль­ной баш­не, в од­ном из мрач­ных окон, по­хожих на пус­тые ис­тлев­шие глаз­ни­цы, по­явил­ся блед­ный муж­ской си­лу­эт. Лю­бой из жи­телей, про­ходив­ший той ночью ми­мо, не­сом­ненно, при́нял бы его за при­виде­ние.       

Он сто­ял пе­ред зер­ка­лом, ви­сев­шим на сте­не, и что-то пы­тал­ся раз­гля­деть. Его блед­ное без­во­лосое ли­цо бы­ло нап­ря­жено, а пы­ла­ющие алым све­том гла­за ус­тре­мились в хо­лод­ную гладь зер­ка­ла. Ман­тия из чёр­но­го шел­ка сво­бод­но стру­илась по тон­ко­му те­лу, как зме­иная ко­жа. Длин­ные, изящ­ные паль­цы сжи­мали бе­лесую па­лоч­ку, из­го­тов­ленную из ти­са. В дру­гой ла­дони на­ходил­ся ме­даль­он той, бла­года­ря ко­торой он ни­ког­да не за­будет, что та­кое ми­молет­ное счастье, и бу­дет пом­нить всег­да об их пос­ледней встре­че.

В её гла­зах он уви­дел слё­зы от­ча­яния. Она умо­ляла:       

— По­обе­щай, по­обе­щай мне… Ес­ли я для те­бя что-то зна­чу!      

 — Ухо­ди ско­рее! — ряв­кнул он как мож­но стро­же. Не хо­тел ви­деть её.       

Она уп­ря­мо смот­ре­ла ему в ли­цо в ожи­дании от­ве­та.       

— Хо­рошо! — вы­палил все­ля­ющий ужас че­ловек. — До­воль­на?!       

— Да, — от­ве­тила она об­легчён­но и до­бави­ла на­пос­ле­док. — На­де­юсь, мы ещё встре­тим­ся, лю­бовь моя. По­жалуй­ста, не да­вай не­навис­ти по­рабо­тить те­бя.   

Гля­дя на её прек­расную, все­ля­ющую на­деж­ду улыб­ку, он ус­мехнул­ся про се­бя, от­вернул­ся, по­тому что не со­бирал­ся де­монс­три­ровать сла­бость, и пов­то­рил уже нас­той­чи­вее:     

  — Ухо­ди не­мед­ленно.      

 — Всё бу­дет хо­рошо, — по­обе­щала она и уш­ла, дер­жа ма­лыш­ку на ру­ках.       

Муж­чи­на то­же на­де­ял­ся на бла­гопо­луч­ный ис­ход и да­же не ду­мал, что обе­щание при­дёт­ся ис­полнить. Он сле­по ве­рил в се­бя. Гор­ды­ня и ве­личие зат­ме­вали ему гла­за, не да­вая уви­деть глав­но­го в жиз­ни.       

Спус­тя вре­мя, ос­тавшись один в этом Бо­гом за­бытом мес­те, он по­нял, как оши­бал­ся. Эта мысль бук­валь­но въ­елась ему в мозг и сво­дила с ума. То, к че­му он пы­тал­ся стре­мить­ся, рас­сы­палось на кус­ки, ког­да он уви­дел её мёр­твой. Он дол­го не мог най­ти се­бе по­коя, ютясь в этом чер­то­вом до­ме, при­над­ле­жав­шем ког­да-то не­навис­тным прос­те­цам. Тот, чь­его име­ни стра­шат­ся, из­бе­гал на­ходить­ся в сво­ём вре­мен­ном убе­жище, по­тому что мно­гое на­поми­нало о ней: ве­щи, спаль­ня.



MistyLady

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться