Исчезнувший народ: Хранитель.

Пролог:

Еще несколько минут назад яркое синее небо, сейчас было затянуто низкими, свинцовыми тучами. Пока, еще слабые потоки воды срывались с небосвода и стремились вниз, что бы разбиться о высушенную ярким, палящим солнцем землю. Ветер яростно шумел в кронах деревьев, старясь пригнуть их стволы как можно ближе к земле, или же и вовсе переломить.

Но молодого человека казалось, не заботил ни набирающий силу дождь, не свирепствующий ветер. Он шел вперед, неспешно, горделиво, широко расправив свои плечи и высоко подняв голову. Юноша походил на только что занявшего престол молодого короля. В тонких, казалось вылепленных из алебастра чертах лица, сквозила властность и надменность. Зеленые, цвета молодой листвы, глаза взирали на мир со спокойствием и превосходством. А светлые волосы молодого человека сверкали подобно золоту. Лишь одно портило облик юноши, страшные, проступающие на каждом видном участки тела шрамы.

Вдруг, неожиданно, дождь прекратился, небо из свинцового вновь стало лазурным, солнце раскинуло свои теплые лучи, а ветер ласково зашелестел зеленой, сочной листвой. Спокойствие ушло из взора молодого человека, сменившись на тревогу и жалость.

Юноша печально смотрел на девушку, что лежала на пропитавшейся от кровью земле в изорванной и окровавленной одежде. Все тело девушки было покрыто кровоточащими порезами, синяками и кровоподтеками. Ее глаза были закрыты. Пухлые казалось, нарисованные губы что-то неразборчиво шептали. А в правой руке, что она прижимала к сердцу, был зажат осколок черного кинжала. Чуть в стороне мириадами черных кристаллов были разбросаны такие же осколки.

Когда юноша заговорил в, тоне его не было и намека на чувства, отразившиеся в зеленых глазах. Голос его был холоден и насмешлив:

- Знаешь, а я не ожидал столь яркого и захватывающего зрелища. Кажется, ты не на шутку его разозлила.

Юноша усмехнулся и опустился на землю у головы незнакомки, не боясь выпачкать свои светлые брюки. Его ладонь опустилась на длинные каштановые пряди.

- Скажи, Видящая, как это лишится своего дара?

В голосе парня проскользнуло любопытство. Но девушка молчала, она лишь открыла свои странные, золотые глаза и с безразличием взглянула на блондина. Но юноша и не ждал ответа. Ласково погладив девушку по голове, он продолжил.

- Наверное, твое сердце замерло? Или же оно испуганно дрожит, рассыпаясь на мириады осколков? Как и клинок, твоего Хранителя. – Юноша кивком указал на черные обломки, что когда-то были смертоносным оружием. – Нет? Тогда, скорее всего твое сердце вырвано, и ты, поэтому не можешь мне ответить.

Белая рука с полосками шрамов, ласково прочертила дорожку по скуле девушки, стирая кровь. В глазах умирающий появилась боль, но не физическая, боль тела, она даже не чувствовала, болела изорванная, растерзанная в клочья душа.

- Не смотри на меня так. Или ты считаешь, что я не справедлив? А может тебя сводит с ума, что ты не можешь меня ненавидеть?

На губах юноши появилась жестокая улыбка, а глаза заледенели, но он все так же ласково продолжал изучать пальцами лицо не проронивший ни слова девушки.

- Я прав. Но, знаешь, это не повод сдаваться.

Молодой человек поднялся с земли, а после аккуратно подхватил на руки девушку. Кровь с новой силой потекла из порезов, пачкая алыми разводами, светлую рубашку юноши.

- Я не могу оставить тебя здесь. Ты преодолела такой долгий путь. Подожди немного. – Юноша зашагал вперед, туда, где в просвете между деревьями виделся большой, сложенный из цельных бревен дом. – Ты обязана выполнить свое предназначение. Даже если, кажется, что весь мир ополчился против тебя. Ты должна бороться, пока можешь, двигается, пока последний вздох не сорвется с твоих уст. Ведь ты сама меня этому учила.

Ногой молодой человек распахнул дверь, стекла обиженно зазвенели, когда дверь ударилась о стену, а пара стеклышек из витража покинули свои места и с громким звоном разбились о деревянный пол. Юноша быстрым шагом прошел вглубь дома и опустил девушку на диван, после чего, опустился на колени и прижал засветившиеся, мягким зеленым светом ладони к окровавленной груди.

Сияние расходилось во все стороны, опутывая, окружая девушку, заключая ее в мягкий, исцеляющий кокон. На лбу юноши выступил пот, а на видимых участках кожи, везде кроме лица появлялись новые шрамы. Раны же девушки наоборот исчезали, порезы срастались не оставив за собой и следа, синяки и ссадины сходили будто никогда и не было.

Девушка закрыла свои золотые глаза, из-под опущенных век текли слезы, а губы ее подрагивали. Это было неправильно, что ее исцеление несло боль ему.

- Не плачь Видящая. Ты сама знаешь, что сила, и неважно, чья она, берет свою плату.

Минут через десять сияние стихло, и обессиленный молодой человек поднялся с колен, сделал шаг в сторону, но пошатнулся и в изнеможении оступился и присел на диван, подумав пару мгновений, юноша растянулся рядом с девушкой. Ласково улыбнувшись, он на миг прижался губами к окровавленному лбу и тихо, устало прошептал:

- Останься со мной. Борись. Я знаю, как вернуть твоего Хранителя. Просто не покидай и ты меня, как и все они…

Глаза девушки изумленно распахнулись, но юноша уже не обратил на это внимания, он был в глубоком обмороке.



Анастасия Богданова

Отредактировано: 29.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться