Искажающие Реальность-8

Введение. Встреча с бессмертными

Примечание от автора.

Сюжет восьмой книги «Искажающих Реальность» будет понятен читателю, даже не знакомому с серией книг «Защита Периметра». Информации в тексте вполне достаточно для понимания происходящего. Прочитавшие же «Защиту Периметра» получат приятную возможность встретиться с хорошо знакомыми им персонажами и узнать дальнейшую судьбу полюбившихся героев.

 

Звёздная система Несси, Восьмой Сектор периметра Империи

Военно-Космическая Академия имени капитана фрегата «Сюрприз-1»

 

 

Император Георг Первый находился в крайне раздражённом состоянии и не скрывал этого. Седой полноватый монарх, заложив руки за спину, нервно прохаживался по VIP-ложе трибуны, стараясь лишний раз не смотреть в затемнённое бронированное окно, за которым в громадном центральном зале академии стройными рядами замерли тысячи и тысячи курсантов-выпускников в парадной форме. Там снаружи была атмосфера праздника, гремела музыка, выпускники получали поздравления от преподавателей вместе с документами об успешном окончании учебного заведения. Совсем иная атмосфера царила в VIP-ложе. Офицеры, старшие преподаватели и даже телохранители Императора стояли по струнке, а уж начальник Военно-Космической Академии так и вовсе дышал через раз, боясь стать тем громоотводом, который разрядит на себя накопившееся напряжение. Особенно смущало и тревожило начальника присутствие в углу комнаты закутанной в тёмные одежды невысокой фигуры – Флорианна тон Унатари была не только Ищущей Правду, проверяющей честность и лояльность подданных, но и штатным палачом Императора.

А между тем Георг Первый не молчал и продолжал высказывать своё недовольство. Он уже в весьма резких словах прошёлся по закостенелости преподавателей, обучающих курсантов давно устаревшим тактикам ведения космического боя. Упомянул общее снижение уровня подготовленности выпускников в сравнении с показателями пятилетней давности. И наконец подошёл к самой острой теме.

– Мне казалось, что хуже прошлогоднего результата в сорок восемь процентов «отказников» быть уже не может. Но семьдесят три процента курсантов, пожелавших связать своё будущее с торговым флотом, гражданскими перевозками или мечтающих о собственном бизнесе?! Разве для этих целей создавалась Военно-Космическая Академия? Вас не смущает слово «военная» в её названии?

Собравшиеся лишь опускали головы, поскольку возразить на справедливые упрёки Императора было нечего. Действительно с каждым годом мира всё меньшее число выпускников собиралось продолжать карьеру военных, предпочитая более спокойные гражданские профессии, и переломить эту тревожную тенденцию не удавалось. И ладно бы только в академии Несси, тогда причиной можно было бы объявить недостаточный профессионализм учебного состава, но проблема стояла гораздо шире. Во всех Военно-Космических Академиях Империи мало кто из молодых талантливых курсантов хотел провести остаток жизни в бесконечных тренировках, дежурствах и муштре. Не помогало ни повышение окладов, ни хорошие подъёмные, ни другие предлагаемые молодым офицерам бонусы. А между тем недокомплект экипажей даже в Императорском Флоте составлял уже четыре процента, в менее же элитных частях ситуация становилась и вовсе критической. Часть звездолётов, особенно тяжёлых классов с крупными экипажами, были вынужденно поставлены на длительную консервацию, а их команды перенаправлены на другие корабли.

Для решения возникшей проблемы можно было, конечно, воспользоваться правом Императора и своим указом насильно определить всех выпускников академий в многочисленные требующие пополнения флота Империи. Но, во-первых, исторически курсантам вот уже многие сотни лет предоставлялась свобода выбора дальнейшей профессии. Отменить эту вольность значило вызвать недовольство в среде военных и заодно расписаться в своём бессилии. Во-вторых, Георг ройл Инокий тон Месфель придерживался мнения, что пользы от насильно загнанных под ружьё будет немного. Тем более что тут в Несси собрались не рядовые бойцы, замену которым найти гораздо проще, а выпускники лучшей Военно-Космической Академии, фактически готовые офицеры штабов, навигаторы и капитаны, прошедшие должную подготовку и получившие все необходимые для работы навыки. Чего будет стоить их верность, случись серьёзный кризис? Не переметнутся ли они при первой же удобной возможности к врагу, сумевшему предложить лучшие условия? Да, сейчас таких противников не наблюдалось, но кто мог дать гарантию, что однажды они не появятся? Георг Первый отдавал себе отчёт, что далеко уже не молод, и несмотря на все достижения медицины и поддержку Ищущей Правду, его правление когда-нибудь закончится. Пусть не сейчас, но через десять, двадцать или даже пятьдесят лет, но это было неизбежно. Не вылезут ли тогда ныне притихшие претенденты от богатых и влиятельных аристократических родов, чьи права на трон Империи сам Георг насильно подвинул восемь лет назад?

Тогда во время захвата Тронного Мира кронпринц Георг ройл Инокий тон Месфель находился лишь на двенадцатой позиции в списке претендентов на трон. Но под командованием прославленного флотоводца собралась армада из шестидесяти тысяч боевых звездолётов, а авторитет победителя чужих и спасителя человечества был настолько непререкаемым, что все возможные недруги и остальные претенденты на власть предпочли склониться перед ним и расплыться в раболепной улыбке. Даже родная сестра кронпринцесса Виолетта ройл Инокий тон Месфель, чью коронацию он насильно прервал, вырвав корону Империи буквально за час до церемонии, и то демонстрировала сейчас дружелюбие и лояльность.

К тому же на стороне мятежного кронпринца тогда оказалось неожиданно произошедшее после захвата власти «глобальное обновление системы имплантов», как назвали учёные Империи странное изменение алгоритмов подсчёта отношений между людьми, фракциями и государствами, и возникший после этого хаос. Исчезли все прежние «достижения», на смену привычной всем системе отношений пришла совсем новая, с «профессиями», «навыками», «уровнями» и «характеристиками». Сам Георг Первый получил профессию «Стратег» и статус «кунг» – наиболее высокий из всех граждан Империи, что официально закрепило его статус правителя и сняло множество вопросов. Остальные же главы родов, политические лидеры и видные государственные деятели получили более скромные «статусы» и на какое-то время полностью выпали из борьбы, пытаясь приспособиться к новым условиям и жить по новым правилам. Первые годы выходило непросто, не обошлось без острых конфликтов в некоторых фракциях и даже силового устранения конкурентов с более высоким «статусом». Но всё это осталось уже в прошлом, и Георг Первый не сомневался, что все аристократы, чьи права он когда-то ущемил, свою обиду не забыли и не простили.



Михаил Атаманов

Отредактировано: 21.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться