Катюшка, ворона и розовое стёклышко

Катюшка, ворона и розовое стёклышко

Летит Катюша по небу. Ножки т-я-я-я-нет, крыльями… нет! руками м-а-а-а-шет. Лети-и-т! Здорово получается! Внизу города и сёла, реки и озёра, леса. А небо голубое – прозрачное. Хорошо лететь!

Вдруг рядом птица пристраивается. Да всё ближе и ближе к Кате прижимается!

- Ты чего толкаешься?! Места на небе что ли мало? – Катюшка возмущается.

- Я – не толкаюсь! Просто ближе к тебе лететь хочу: вдруг коршун хищный, а я птица маленькая, беззащитная! Он тебя, такую огромную, увидит и меня не тронет, побоится.

- Да отстань ты от меня, - и Катя замахала крыльями, тьфу, руками, быстрее. Раз-два, раз-два… Три-четыре, три-четыре… А птица не отстаёт.

- Да ладно, жалко тебе что ли? Давай рядом лететь?

- А ты кто такая будешь? – примирилась девочка.

- Смех: ворон никогда не видела? Тебе годков-то сколько?! Четыре? В четыре - я уже успела за границей побывать. А заграница – это за бабы Шуриным забором. Границу ту пересекать опасно было: у бабы Шуры чучело стояло – оно из рогатки в птиц стреляло. Но мне так яблочек хотелось! Перелетела я через забор бабусиного сада: пули засвистели, пух и перья мои полетели… Как сейчас помню – на войне, как на войне. Я уже войну прошла, так-то, - ворона важно приподняла голову в полёте.

- А летать не устаёшь? – поинтересовалась Катя у профессионалки Люсины - так подругу звали, к слову сказать.

- Тоже мне – я с рождения за рулём! Где головой покрутишь, где хвостом...

- А я сегодня первый раз лечу. Устала я уже, присядем.

Опустились приятельницы на сук дерева. Ворона мошек выискивает:

- А ты чего не ешь? Не очень жирные, но всё ж - еда.

- Супчику бы сейчас, - вздохнула девочка.

- Где я тебе супчику возьму, отродясь не бывало! Ой, подруга, да ты спишь? Это я к тебе в сон попала?! Вот те раз! Но мне с тобой хорошо, интересно… а вот пойдёшь за супчиком – я сразу и исчезну, потому что сон твой закончится…

- Но не сидеть же мне теперь на дереве из-за тебя да ещё и голодной?!

- Хочешь червячка жирненького? – ворона протянула розовенького в клюве.

- Фу, убери! – закрыла девочка лицо руками.

- Не хочешь – как хочешь, сама слопаю, - и проглотила сытный обед. – Не просыпайся, я тебе сейчас подарок сделаю.

И Люсина открыла висящим на шее ключиком дверку в дереве. Вытащила из дупла блестящее колечко.

- Дарю!

- Ух, красота! Золотое?

- Не знаю, может и золотое. У меня добра много – залезай, - Люсина показалась вся в золоте и серебре из дупла.

Катя нырнула за ней. Тут было чему удивляться! На самом дне девочка вдруг заметила давно потерявшееся у неё розовое стёклышко.

- Моё стёклышко! Любимое!

- Как твоё?! Всю жизнь было моё, а теперь твоё? Всё, что в моём сейфе – моё! – и наряженная ворона накрыла собою богатства, которые, к слову сказать, достались ей разными путями: и находила, и воровала, что греха таить. Но люди ворон за кражу драгоценностей не наказывают, просто потому, что людские законы на птиц не распространяются.

- Ты украла у меня стёклышко! – сжала Катя кулачок.

- Хорошо, давай проведём расследование. У-у! У-у! Так полиция едет. Я приехала, - ворона, вся в золоте, изобразила из себя полицейского. – Когда, гражданочка, Вы последний раз видели это розовое, - и ворона внимательно пригляделась к предмету спора, - стёклышко?

- Утром я надевала платье, и стёклышко было у меня в кармашке. А вечером, когда готовилась спать – его уже не было. Это ты, - закричала Катя, - украла его у меня из кармана! Разбойница!!

- Э-э! Осторожнее с полицией разговаривай! А не то! – и Люсина показала резкое движение крылом по шее. – Что ж ты за «ворона» такая?! Я бы у тебя из кармана вещичку вытаскивала, а ты бы и не почувствовала? Проверь карман на наличие повреждений! – и полицейская застыла в ожидании следствия.

- Этот целый, а в этом – дырочка! – Катин пальчик показался снизу кармашка.

- Значит, проворонила? Стёклышко - выпало. Вопрос: как делить будем?

- Красивое стёклышко, - Катя глядела сквозь него на ворону. – Ты здесь такая добрая.

- Где? Где?! Дай посмотрю, где я добрая? – на вороне загремели побрякушки, она выхватила розовое стёклышко у подруги и уставилась в него одним глазом. – Всё – розовое! Красота! Но, а где я?! Меня нет!

- Дай гляну! – теперь стёклышко снова у Кати. - Вот ты! Смешная! – девочка хихикнула над подругой, стоящей на кучке украшений, трудом собранных в дупле. – Я придумала: полетим кушать в кафе! – Катя положила стёклышко в целый карман.

Они выбрались наружу. Люсина, конечно, сняла драгоценности, а то лететь по небу в золоте неудобно. Закрыла маленьким ключиком дверку секретного сейфа.

- Небо хмурится, того и гляди, ливень начнётся, или коршун прилетит, - беспокоилась ворона, на третий раз поворачивая ключ в замочной скважине. Потом она ещё для уверенности подёргала дверку, проверяя, хорошо ли закрылась, постучала зачем-то по ней клювом, но ей никто не ответил из дупла. Она заглянула во все возможные щелочки, отчего-то вздохнула, и, наконец, они полетели.

- Вот и кафе, - Катя приземлилась на ноги и вошла внутрь просторного зала.

Запахи вкусно приготовленной пищи ударили приятельницам в нос. А мы помним, что одна из них сегодня ещё не ела. Других посетителей не было. Из полумрака к гостьям спешно подошёл официант.

- Суп, - сказала Катя. – И червячка – на тарелочке.

- Да, червячка, - кивнула ворона.

- Но у нас нет червячка! – возмутился официант. – Ворон – не обслуживаем!

Тут Катя достала из кармана розовое стёклышко и посмотрела сквозь него на молодца, который отказывался накормить её подругу. Он на глазах расплылся в добрейшей улыбке и удалился. Через пару минут на столе у подружек стоял супчик и червячок на плоской тарелке.

- Вилку не надо! - накинув салфетку на шею, птица приготовилась к быстрой трапезе. – Я его так съем.

Катя быстро-быстро ела суп. Розовое стёклышко лежало рядом возле тарелки. Официант удивлённо посмотрел на него, но, ничего не сказав, удалился.



Эльмира Сиреневая

Отредактировано: 17.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться