Кеккей Генкай.

Кеккей Генкай.

Кеккей Генкай.

Глава 1. Начало пути.

Опять двадцать пять! Как же мне уже надоели эти постоянные ссоры дома! Мать и отец живут, как кошка с собакой, причём у них это уже на подсознательном уровне происходит. Я бы ещё понял, если бы у нас в доме было всё плохо: либо болезни, либо отсутствие денег, так нет же, и не болеем ни я, ни мои родители. К тому же денег у нас хватает, так как работают все, и я, и родители, причём на хороших, так сказать, денежных работах. Далее идёт моя семья: мать зовут Медведева Анна Викторовна, отец — Медведев Алексей Иванович и, собственно, я — Александр Алексеевич Медведев.

Так вот, вернёмся к постоянным склокам. Судя по крикам, которые раздаются из-за двери зала, дело идёт к логическому завершению этих напряжённых пяти лет. Сначала разъедутся, потом разведутся, и я останусь один и буду постоянно мотаться от отца к матери и обратно. Благо, я уже достаточно взрослый: целых двадцать шесть лет буквально позавчера стукнуло, да к тому же имею свою трёхкомнатную квартиру и небольшой бизнес в виде продажи компьютерных комплектующих. Мне очень сильно подфартило с помещением в самом центре города, которое я хоть и с громадным натягом, но сам смог выкупить, отдав туеву кучу денег. Потом оно стояло достаточно долго времени, но я, выкраивая сбережения, смог сделать нормальный ремонт и наконец-то завести оборудование, которое очень быстро разобрали.
Уже через пару месяцев мой маленький магазин начал приносить прибыль, достаточную для покупки квартиры, так что теперь я, в принципе, перестал быть зависимым от родителей. Не подумайте ничего дурного: я люблю свою семью, но даже моё терпение имеет границы. Их непрекращающиеся переругивания, споры по поводу и без уже доводят меня до безумия.

Ах да, забыл сказать, что у меня есть ещё родственники, с которыми я не особо знаком, за единственным исключением. Этим исключением являлся мой дедушка по отцовской линии. С ним я, наверное, провёл всё своё детство, да и вообще большую часть жизни. Правда, единственно плохо было то, что мой дед жил в обычном селе, где всего две улицы, и обе главные. Жителей в этом маленьком поселении было, хорошо, если сто человек. Это не удивительно: все хотят переехать в город, дабы там уже зарабатывать деньги, коих в селе не получишь ни за какие услуги.
Но дед стойко сказал, что его отсюда не вытащить даже на КАМАЗе, и он останется умирать именно здесь, и точка. Хотя, наверное, надо описать моего дедушку. Высокий, под метр восемьдесят с копейками рост, телосложение спортивное, хотя это не очень точно сказано: на самом деле, он, скорее всего, напоминал мне могучее, многовековое дерево, которое с улыбкой смотрит на людей, пришедших совершить безуспешные попытки его свалить, взглядом, будто говорящим: «ну-ну, полно вам, обломаете ещё свои топоры».

Причиной его прекрасной физической формы была служба в войсках специального назначения, в котором он дослужился до полковника, а затем, внезапно дождавшись окончания срока контракта, уволился. Он даже мне не рассказал, почему он так сделал, а ведь роднее меня у него никого нет, он даже к моим отцу и матери не относился с такой теплотой. С отцом они давно поругались, хоть и всё равно отец приезжал к нему, а дед его принимал, но какой-то осадок остался. Зато во мне он души не чаял и частенько баловал, хотя и судил строго за разные шалости в деревне. А курсы молодого бойца, которые он регулярно проводил, напоминали мне сдачу каких-нибудь краповых беретов, конечно, я это понял, когда повзрослел. А его многочисленные друзья и ученики, которые приезжали к нему, постоянно выпытывали у него различные схемы индивидуальных тренировок и старались на полную перенять у него громадный опыт. Еще когда был маленьким, я видел его ученика, парня, который являлся его тогдашним учеником, точнее подсмотрел их тренировку. Это зрелище настолько поразило меня, что я, дождавшись окончания тренировки и их спарринга, сразу подлетел к нему с просьбой научить меня. И даже сейчас я регулярно занимаюсь по его методике и постоянно навещаю спортзалы. А всяких персональных тренеров я посылаю куда подальше, дед разработал для меня особую систему нагрузок, а эту книжку, где расписано всё досконально дедушкой, я берегу как зеницу ока.

Почему я говорю о нём в прошедшем времени? Казалось бы, такая обычная, хоть и печальная ситуация, как смерть близкого человека. Но, нет мой дедушка пропал. Когда я три года назад привычно приехал к нему на выходные, то не обнаружил его ни дома, ни в его большом огороде. Немедленно опросив всех соседей, я понял, что он исчез буквально за ночь до моего приезда.
Куда, что, как и кто? Именно эти моменты я пытался выяснить уже на протяжении трёх лет. Причём милиция просто «забила» на это исчезновение, по крайней мере, за всё прошедшее время я это истолковал так. Зато моего деда не забыли его сослуживцы и ученики, которых он обучал основам, да и не только основам боевых искусств и искусства войны.

А у его учеников хватало возможностей и людей, чтобы найти его. И вот буквально на днях со мной связался один из них. Оказалось, что он нашёл следы моего дедушки.

Следы вели в гору, возле которой стояло одинокое пастбище, на котором мальчик пастух гонял с пару десятков коз. Именно он приметил группу людей, уходивших в горы, среди членов которой он узнал моего деда. Я даже не стал спрашивать, как они могли найти такую информацию, пусть даже по истечении трёх лет.

Теперь, когда у меня есть точное место его пребывания, я собираюсь навестить горы Архыза, куда и вели следы моего неугомонного дедушки. Хоть Игорь — его ученик — и сказал, что их группа уже посетила и исследовала это место, но никаких следов не нашла.

Я тогда вспылил и спросил у него в весьма грубой форме о том, куда тогда пропал мой дед? Пришельцам он приглянулся, что ли? Правда, потом я остыл, перезвонил и извинился за свои слова. Благо, Игорь понял моё состояние после его новостей и не обиделся. Наоборот, он предложил мне самому посетить эти места, сказав, что всё для путешествия и экипировки он предоставит, да ещё и самого лучше качества. Он даже предложил мне сопровождение, но я отказался. Лучше уж я сам всё осмотрю, тем более подробный план у меня уже есть.

Итак, отправляясь в путь, оторвав в очередной раз родителей от их привычной ссоры, я сообщил, что я ухожу в отпуск и уезжаю на море. Они, как обычно, поворочали и отпустили меня. Я про себя посмеялся: они в очередной раз забывают, что, во-первых, мне уже не десять или восемнадцать лет, во-вторых, у меня есть даже свой бизнес и небольшой штат преданных людей, которые на меня работают.

Через пару дней уладив все дела, в том числе и с магазином, я связался с Игорем и попросил о помощи в сборе амуниции для путешествий в горах. Дело даже не в том, что я мог пойти в любой горнолыжный магазин и купить всё самое лучшее. Но, во-первых, качество сборки и продуманность амуниции спец. подразделений очень сильно отличается от предоставляемых в магазинах. А во-вторых, если тебе от всего сердца и бескорыстно предлагают лучшее, зачем отказываться?

К сожалению, лицензии на оружие у меня не было, хоть дедушка и предлагал мне её сделать, но постоянно то времени не хватало, то я сам недоумевал, зачем мне лицензия на оружие? Тем более, после того, как меня дедушка научил виртуозно швырять разные предметы, в том числе и любимые всеми пацанами звёздочки или сюрикены… короче, после этого я особо сильно не парился.
Забрав всю амуницию у невзрачного человека, о котором меня предупредил Игорь, я наконец-то взял билет и рано утром отправился в горы.
Под вечер мы приехали, и я, сразу отвязавшись группы, пошёл искать такси, которые, к слову говоря, так задирали цены, что я подумал, что автобус привёз меня в Сочи. Найдя гостиницу, в которой забронировал ранее себе одноместный номер, и пройдя идентификацию, я, наконец-то, завалился в номер. Немного повалявшись в комнате, я встал и, приняв душ, пошёл искать в этой гостинице ресторан или бар, чтобы перекусить: последним моим обедом был всего лишь небольшой бутерброд, который я съел ещё в автобусе.

Перекусив быстро, но дорого, я отправился назад в свой номер, где и моментально заснул. Осматривать близкие горы с балкона своего номера я не стал, уж слишком устал и хотел забыться глубоким сном.

Утром я подскочил чуть ли не с рассветом и, приняв душ и перекусив в кафе ресторана, а позже вернувшись в номер, стал подгонять под себя всю нужную в горах электронику и разные примочки в виде тонких, но очень прочных верёвок, разных крючков и так далее. Также я не забыл свои любимые сюрикены, которые с помощью небольшой накладки крепились у меня на бедре, причем накладки были сделаны профессионалом, а точнее моим дедушкой, и абсолютно не притягивали взгляд.

Легко нашёл и договорился с водителем, который и отвёз меня на подножье горы, куда уже не могла заехать машина. Расплатившись с этим миллионером (этот водитель, скорее всего, им станет, если и дальше будет заламывать такие цены), я вышел из машины и стал ждать его уезда. Перед этим я заверил его, что за мной возвращаться не надо, и, поправив свой огромный туристический рюкзак, сказал, что ночевать буду в горах, к тому же я не новичок в этом деле.
Он неразборчиво хмыкнул, пробормотав что-то типа «Ох уж эти туристы», и уехал.

А я с облегчением вздохнул и открыл свой планшет, где была указана линия до предположительного места исчезновения моего деда.

К моему удивлению, оказалось, что идти мне требуется не слишком долго, порядка двух километров, хоть там надо было немного и отклонится от любимого участка приезжих туристов.

И вот я стою у входа в пещеру, возле или даже в которой, исчез мой дедушка. Облазив все окрестности, я принял решение лезть в пещеру. К сожалению, диггера, из меня не получилось, так как сама пещера была хоть и достаточно высокая, порядка четырёх или даже пяти метров, но достаточно маленькая, как трёхкомнатная квартира без стен. Сгрузив рюкзак посередине, я стал обследовать всю пещеру, благо, фонарей у меня хватало. Один из них я, перевернув вверх, установил так, чтобы он бил в потолок, а сам полез в рюкзак за вторым, но внезапно замер…

Направленный вверх луч фонаря выхватил какую-то фигуру, нарисованную на потолке. Чем дальше светил фонарь, тем чётче выступал на потолке какой-то знак. Но я понял, что ошибся в своих предположениях, когда простоял ещё минут десять в надежде увидеть полную картинку. Плюнув на всё это дело, я, вытащив два топорика и страховку, решил залезть на стену, чтобы сверху посмотреть и потрогать этот рисунок, уж слишком новым он выглядел снизу, хоть и каким-то затёртым или закопчённым.

А через несколько десятков минут я уже разглядывал этот символ, предварительно вбив колышки и крепко закрепив себя на потолке, всё же падать с высоты пяти метров не очень хотелось.
Я, аккуратно стянув перчатку с левой руки, решил потрогать нарисованное на потолке. Лучше бы я этого не делал, так как рисунок был выполнен при помощи своеобразной краски, где, по ощущениям, главным ингредиентом было стекло. Соответственно, мой палец, вступив в тесный контакт с рисунком, сразу покрылся царапинами, причём набухающая капля крови явственно показала мне, что стоит перестать тыкать пальцем в разную гадость.
Я стряхнул каплю крови и приготовился надеть перчатку и слезать…

Тем временем незаметная, но столь важная деталь моего организма, такая, как капля крови, всё же по закону всемирного тяготения добралась до пола.

А через секунду вся пещера осветилась настолько ярко, что я, не удержавшись, чуть не рухнул, зацепившись за наполовину вытащенный колышек. По прошествии ещё нескольких мгновений я увидел, что серый невзрачный символ, нарисованный непонятной краской на стене, буквально пульсирует ярким светом. А пульсация тем временем начала учащаться, пока я разглядывал символ, а через пару секунд учащение интервалов светящегося символа навело меня на мысль о таймере, который отсчитывает время до взрыва.

Я, прокляв про себя своё любопытство и плюнув на всё, резким прыжком спрыгнул вниз.

Удар!

Сразу возникла боль в ноге, правое бедро как будто прострелила пуля. Чёрт! Тут надо удирать, а я сверху не увидел маленький булыжник на полу и неудачно спрыгнул прямо на него. Похрамывая, под всё усиливающуюся пульсацию я попытался выпрыгнуть из проема пещеры.

Но, как водится, по известному закону о неприятностях я не успел исполнить задуманное.

Свет полностью залил всё пространство, да так, что я даже под расстрелом не смог бы сейчас сказать, где находится не то, что выход, а где стены!

Дзинь!

Звук очень громкий, да такой, что я непроизвольно открыл глаза, которые я зажмурил от слепящего света.

Эээ?! Епт! Где я?!!!

Я оказался на большой поляне среди громадных деревьев, которые своими стволами уходили далеко вверх. Трава под ногами была зелёная, и уж точно это место и вся эта природа даже рядом не стояли с природой и фауной Архыза.
Не сдвигаясь с места, я с удивлением увидел тот же знак под ногами, от которого я пытался спастись путём выпрыгивания из пещеры. И, судя по слабому и какому-то спокойному свечению этого символа, он выполнил свою работу, перекинув меня в неизвестные дали.

Черт! Еще и голова побаливает, я только собирался присесть и осознать, в какую задницу я попал, но, к сожалению, мне этого не дали сделать.

Гёкакю но Дзюцу! — внезапно услышал я позади себя. Резко развернувшись, я увидел медленно летящий громадный шар чистого пламени, за которым виднелась чья-то тень.

— Ебтвоюмать! — на едином выдохе выдаю я и всеми силами пытаюсь отпрыгнуть от места предполагаемого полёта этой хрени.

БАХ!

Я чувствую сильнейший удар, после которого на автомате выдаю нецензурное слово, и сотрясённый мозг на пару с телом и забытой и, скорее всего, поломанной ногой, все вместе берут срочный отпуск, попутно отключая меня и унося подальше от всей этой боли.

Шар огня, пролетевший мимо и практически полностью уничтожив стоящие на пути деревья, наконец, исчез, оставив после себя лишь тлеющие обломки.

Фигура, которая произвела на свет этот кусок первородного огня, внезапно пропала, распавшись на дым, который практически тут же рассосался.

А над упавшим парнем склонилась фигура, полностью закрытая плащом. Сняв капюшон, за которым была маска, раскрашенная в разные цвета, этот некто внимательно посмотрел на неподвижно лежащего и окровавленного человека. Ещё пару секунд пристального внимания уделила эта фигура экипировке парня. Вытащив руки из-под плаща, загадочная личность проделала какие-то жесты руками.

Затем фигура, осторожно и аккуратно взяв парня под руки, исчезла… оставив после себя лишь дым, который через секунду испарился…



Nooby

Отредактировано: 28.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться