Кенморская Ведьма

Пролог

 

В вечерних сумерках посреди густого леса взвивалась вверх тоненькая струйка дыма. У разложенного костра одиноко сидел человек. Его одежда состояла из кожи и меха, а на груди висело ожерелье, усеянное клыками диких животных. Мужчина задумчиво курил трубку и время от времени подкидывал в кипящий котел на костре сушеные травы.

Находясь у самых границ резервации, индейский шаман Алекс Мункэчу варил лекарственное снадобье и предавался размышлениям. Он думал о своем племени и нынешнем положении людей в резервации, о своей семье и будущем своих детей. Он вспоминал своих родителей и других предков, отошедших в мир иной.

Пламя костра разгоралось все сильнее, и в его отблесках он видел многое. Многое из того, что ускользает от невнимательного взгляда. Хрупкость и силу, спасение и гибель, начало и конец – все это было различимо в пламени огня, так же как и в горсте земли, охапке листьев или капле воды. Все, что окружало его, было частью огромного живого организма, в котором все элементы взаимосвязаны и взаимозависимы.

Он не сразу пришел к такому пониманию вещей. Когда-то камень для него был просто камнем, а ветка – всего лишь веткой. Но чем больше он изучал путь шаманизма, тем шире становились грани его восприятия. И сейчас, вот уже более десяти лет, он – шаман, шаман племени Якама и духовный лидер своего народа.

Вдруг острый слух Алекса уловил звуки бегущего по лесу человека, с каждой секундой приближающегося к костру. Мужчина вскочил на ноги и отложил трубку. В руках у шамана осталась лишь дымящаяся палочка. Индеец смело посмотрел вперед на кусты, за которыми промелькнуло тело, и, через миг, человек выпрыгнул из леса.

Взору шамана предстала изящная белая девочка лет тринадцати с длинными черными волосами и разорванной одеждой. На ее лице застыла гримаса ужаса, но не от встречи с ним, хотя, его присутствие, как заметил шаман, оказалось полной неожиданностью для нее. Девочка замерла на месте, испуганно смотря на мужчину.

Алекс также не сводил с нее глаз. Он смотрел на нее долго и пронзительно, обращая внимание лишь на одну деталь ее внешности. Глаза девочки сверкали ярким красным светом.

Наконец, мужчина первым нарушил молчание: «Я узнал тебя, Ункцтайя».



Сергей Бембург

Отредактировано: 27.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться