Клуб Демиургов

Глава 1

Выйдя из тёмного подъезда, Костя невольно зажмурился. Солнце уже скрылось за домами, но стёкла верхних этажей ещё светились ослепительными огненными бликами. С началом октября осень потихоньку начала вступать в свои права, и московские тротуары засыпало пожухлой кленовой листвой. День выдался тёплым, но влажным. В автобусе Костя слышал, что на завтра обещали дождь, хотя сам не смотрел телевизора уже несколько недель.

— Ты думаешь, что они придут?

— Эти-то?! — Костина спутница посмотрела на него недоумённым взглядом. — Конечно придут! У них же на лбу всё написано! Обеим за шестьдесят, делать нефига, вяжут друг другу носки и в ящик пялятся.

— Лен, как у тебя всё ловко получается! С каждого подъезда по овце! А то и больше!

— Так учись! Какие твои годы, юноша?! — Лена посмотрела на часы. — Ой! Уже половина седьмого! Мне мелкую из сада забирать! Последний подъезд пройдёшь без меня. При напролом, побольше цитат и Библию наготове держи.

Она чмокнула своего новоиспечённого брата в щёку и, не говоря больше ни слова, поспешила в сторону трамвайной остановки.

Глядя ей вслед, Костя думал не о своих природных застенчивости и косноязычии, а о том, что уже четвёртые сутки он обходится без сигарет, что это сущий ад и что, наконец-то, он остался без присмотра своего пастыря. Но скверная мыслишка разбилась о гранит духовной стойкости, так и не успев родиться. В конце концов, он порвал со своим прошлым, и совершенствовать святость в страхе Божьем, очищая плоть и дух от всяческой скверны, теперь его наиважнейшая задача.

Обход подъезда Лена всегда начинала с первого этажа, а лестничной клетки — по часовой стрелке. Костя решил всё сделать наоборот. Поднявшись на последний этаж, он позвонил в первую квартиру справа от лифта.

— Опять твои собутыльники, мать их ети! — прокуренный женский бас из-за двери звучал угрожающе. — Кто?!

За тётку стало неловко. Ты к ней с Господом, с Писанием, а она сквернословит, в бездуховном невежестве своём, и ещё чего доброго ментов вызовет. Заурчало в животе, и мурашки побежали по коже. Захотелось убежать или спрятаться за толстую трубу мусоропровода.

— Простите, а знаете ли вы, какое имя самое великое во вселенной?

<tab>Костя понимал, что фраза прозвучала не очень авторитетно, но отступать не собирался.

— Гена!

«Гена?! Странный вариант ответа…»

— Гена, тут снова эти кришнаиты сраные! Поди, разберись! Хоть какая-то польза от козла пьяного! Налил бельма, придурок!

Появившийся на пороге Геннадий еле держался на ногах, но вид имел устрашающий. Из всей одежды на нём были лишь розовые семейные трусы в белый цветочек, а богатырские плечи и волосатую грудь сплошь покрывали татуировки.

— Что, Харе Кришна, раму тебе начистить?

— Я не Кришна!

Наверное, так отвечать было глупо, но ничего более подходящего в голову не пришло.

— Да мне пох!

Геннадий качнулся в Костину сторону, обдав того струёй застарелого перегара и, чтобы не потерять равновесие, схватил молодого человека за нос. Спустя мгновение они уже вместе кубарем катились по лестнице. Возле мусоропровода Косте удалось первым оказаться на ногах, и он со всей прыти бросился наутёк. Пробежав этажа четыре, он не вписался в поворот, ударился лбом о стенку и, кажется, даже на мгновение потерял сознание.

Сатана подстерегает праведников на каждом шагу, путь духовного совершенствования тернист и опасен, и если усомнишься, если отступишься, то навсегда попадёшь в лапы Врага. Отдышавшись, Константин позвонил в квартиру, у дверей которой оказался.

Ничего не спросив, дверь открыла молодая женщина в платье изумрудного цвета.

— Простите, а знаете ли вы… какое… имя… — глядя на неё, Костя узнавал знакомые черты. — Женя?!

Сердце сжалось в груди и отказывалось верить глазам. Рыжие волосы, зелёные глаза, лёгкая дрожь в руках и едва заметный румянец на бледных щеках — такой Женька была в свои последние дни, такой он её запомнил на всю жизнь.

В ответ женщина лишь близоруко прищурилась, и наваждение схлынуло.

«Нет! Этого не может быть!»

Женьке было лишь двадцать, а этой… Открывшей дверь женщине на вид было около тридцати, а скорее всего даже больше.

— Простите… я ошибся… обознался…

Он развернулся и, сдерживая слёзы, ступил на лестницу.

— Проходите, молодой человек, мы Вас заждались.

Вздрогнув, Костя обернулся. Её взгляд прожигал насквозь, требуя повиновения. Голос бархатист и вкрадчив, в словах ни намёка на приказ. Но словно чьи-то властные руки схватили юношу за плечи и толкнули внутрь.

Квартира была типовой московской «трёшкой», хоть и уставленной сплошь антикварной мебелью: старинные книги в шкафах, гобелены на стенах. Женщина провела гостя в дальнюю комнату и молча указала на диван. Костя робко присел на его краешек.

На огромном круглом столе, стоявшем посреди, причудливом узором пестрели карты Таро. Рисунок на них был таким ярким, что Косте показалось, будто они живые.

Хозяйка села в кресло и склонилась над раскладом. Помолчав некоторое время, она улыбнулась.

— Да, юноша, всё очень запутано. У вас выпадают только старшие арканы.

— Это вы мне гадаете?!

— А кому?! Не себе же! Про себя я всё знаю.

— Но у меня нет денег.

— Это я тоже знаю! — ещё несколько мгновений её взгляд был прикован к размалёванным картонкам. — Перевёрнутый Отшельник… Тяжелая утрата, жестокость к себе. Башня тоже перевёрнута. Шок и пробуждение. Пришло время собирать осколки. Кстати, у вас лоб в кровь разбит. Вы подрались?



Анна Веневитинова

#3253 в Мистика/Ужасы
#14711 в Разное
#2872 в Юмор

В тексте есть: боги, стёб, философия

Отредактировано: 24.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться