Ключ к тайне двух миров

Пролог

Мир Дрэйквер. Предрассветная Империя. 15 лет назад.

Высокий темноволосый мужчина стоял на холме и смотрел вниз на небольшую долину. Там весело и непринуждённо играли малыши. Драконий детский сад для отпрысков из благородных семейств. По традициям их народа дети вместе играли и развивались здесь до семилетнего возраста по человеческим меркам. А уже потом им давалось образование в семье. Три драконицы в человеческом облике сидели и радостно обменивались новостями, ни на минуту не выпуская из поля зрения резвящийся молодняк. До совершеннолетия тем нельзя было оборачиваться в драконью ипостась. Воспитательницы зорко следили, чтобы какой-либо заигравшийся малыш не обернулся и не причинил вреда окружающим и себе.

Взор мужчины радовал и пейзаж, и развернувшаяся у подножия зелёного холма картина, но здесь он был с другой целью. Вот уже целый час он неотрывно следил за одной малышкой. Для него она была самой красивой и самой лучшей. Как бы дико это не звучало, когда-то он пришёл сюда, чтобы найти свою невесту. Да, пока они все ещё малыши, но дети очень быстро растут. А он не собирается никому давать шанса раньше него разглядеть в девчонке ту Единственную, которая уже сейчас для него стала важнее всего на свете. Ведьма из глубокой пещеры на границе Предрассветной Империи и Королевства Дроу ему предсказала, что Единственная, дарованная Чёрному Дракону Судьбой, не очень давно появилась на свет. Она живёт в Предрассветной Империи. И вот – он здесь.

Чёрный Дракон побывал у её родителей и обо всём с ними договорился. Те были счастливы, что именно он обратил внимание на их крошку-дочь. Пока молодёжь будет разбираться, что к чему, она – уже его обещанная жена, и никто не имеет права заглядываться на неё.

Дракон прилетал сюда каждый день и, обернувшись в свой человеческий облик, к сожалению, далёкий от совершенства, наблюдал за очень красивой девочкой с длинными золотыми волосами. Ему было приятно видеть, как она растёт, как приобретает новые навыки. Она была самой способной и самой любознательной малюткой из всего молодого поколения. И звали её Кулаас Крейн Кун, что на человеческом языке означает Принцесса Солнечного Света.

Мир Эльфирия. Приэльфийское Королевство. 10 лет назад.

Софии снова снился тот же сон. С момента, когда девочке исполнилось десять лет, её стали терзать по ночам странные сны. Таинственный голос взывал к ней по имени, манил к себе.

– Стоп! Я слышала, что это называется «зов», так делают вампиры. А! Вампи-и-ир! Что тебе от меня нужно?

– Я – не вампир! – возмущённо фыркнул мальчишеский басовитый голос.

– А кто ты?

– Пока неважно!

– Ну, и ладно, ты мне всё равно снишься!

– Не совсем. Я могу с тобой связываться только во сне. Главное – ты откликнулась! – в голосе незнакомца послышалась улыбка.

– Я не откликалась, – возмутилась Софи.

– Откликнулась, – блаженно мурлыча, произнёс хозяин таинственного голоса. – Ты сейчас со мной разговариваешь! – припечатал он логикой.

– Ну, и что?!

– Я теперь тебя смогу найти! – то ли обрадовал, то ли пригрозил парнишка.

***

Подобные сны – без изображений, но с отчётливо слышащимся юношеским голосом, ведущим с ней каждую ночь различные беседы, – снились уже несколько месяцев. За это время София выяснила, что этот парень очень умный, обаятельный, с хорошим чувством юмора, и у них много общих интересов. Они весело беседовали по ночам, не имея возможности друг друга видеть. Иногда они делились тем, что их особенно волновало, и давали друг другу ненавязчивые советы.

Через какое-то время ребята поняли, что подружились и заняли в сердце друга свой уголок. Единственное, что их огорчало – никто из них не мог рассказать, ни как найти дорогу к своему дому, ни кто они такие, ни какой расы. Как только начиналось объяснение, таинственный барьер заглушал беседу и связь обрывалась. Одно они знали наверняка – свои короткие имена. Тьер и Софи. Как только они совершали попытку назвать полное имя, барьер блокировал связь.

Собеседники не теряли надежды хитро обойти запреты невидимого блокиратора. Дело лишь дошло до того, что сновидения – сеансы встреч – прекратились. Больше они даже во сне не могли найти друг друга.

Прошло десять лет. И Софи начала думать, что все беседы – это только плод её воображения. Всё просто приснилось и намечталось. Потеря невидимого друга вызывала огромную тоску и сожаление о тех разговорах и том замечательном времени.



Алекс Хелльвальд

Отредактировано: 19.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться