Когда проснется магия

Глава 1. Знакомство

На вокзале Дижона было не протолкнуться. Даже удивительно, что в этой толчее и суматохе я все-таки разыскала Ульку. Подруга стояла возле своего вагона и пыталась удержаться на месте в водовороте людей. Когда, наконец, мне удалось протиснуться, Улька завизжала и повисла у меня на шее.

У меня словно ком застыл в горле, даже при желании не смогла бы выдавить из себя ни слова. Да и судя по всхлипываниям у меня над ухом, подруга была в таком же состоянии.

- Рони, мы опоздаем,- голос отца был неумолим. Мой поезд находился на другой платформе, и добраться до него будет серьезным испытанием, а времени мало. Еще раз, стиснув подругу в объятиях и расцеловав её в мокрые от слез щеки, я все-таки позволила отцу увести себя в сторону железнодорожного перехода.

Мы с Улькой дружили с самого детства. Нашей дружбе не помешал даже тот факт, что Улиана Боровски была дочерью самого именитого мага Дижона, а я, напротив, была из семьи обычных людей, которые никогда не роднились с магами. Мы дружили вопреки всему. И даже после окончания школы мы собирались поступить в одну Академию. Улька - на курс магического целительства, а я - на курс целительства без магии. Да, мы бы учились на разных факультетах, но в одной Академии. Но в наши планы, да и не только наши, вмешалась политика.

Нашему одаренному на всю голову Императору пришла не менее одаренная мысль - устроить перепись всех магов Империи, а также ввести лицензии на использование магии. А чтобы получить лицензию нужно не только пройти аттестацию, но еще заплатить пошлину. Разумеется, такие новшества вызвали недовольство магической части населения Империи. Особенно бурно протестовали маги Аргона - южной провинции. Дело дошло до вооруженных стычек с блюстителями порядка и в Аргоне объявили чрезвычайное положение. Но на этом все не закончилось. Очень скоро маги захватили власть в Аргоне, и теперь никто, включая Императора, не знал что делать.

И нам с Улькой было бы глубоко чихать на проблемы южной провинции, если бы не один факт. Академия, в которой мы с подругой решили продолжить наше обучение, находилась именно в Аргоне.

Вот и пришлось нам с подругой расстаться. Она уезжала в Польен, где находился известный на всю Империю Институт Магии Целительства, а мне пришлось довольствоваться более скромным Институтом Целительства в городе Торон.

 

Когда отец подвел меня к ярко розовому вагону, я ничуть не удивилась. Папа был приверженцем старых традиций и, по его мнению, девушка без сопровождения должна ехать только в "женском" вагоне. Он почему-то был уверен, что в общем вагоне со мной обязательно случится что-то нехорошее и гадкое. Я доверяла отцу и не спорила с ним, хотя Улька называла взгляды моего родителя устаревшими и лишенными здравого смысла.

В купе я уселась на свое место и, помахав отцу в окно, предалась тоске и печали. Впрочем, не только у меня мысли были далеки от радужных. Все разговоры попутчиков сводились к событиям в мятежной провинции. Мой отец, отправляя меня в Торон, который находился на самой границе с южной провинцией, был уверен, что вся эта неразбериха скоро закончится. Он утверждал, что южные маги пошумят, вытребуют себе какие-нибудь послабления и привилегии и на этом все закончится. А потом, он приложит все силы и переведет меня в Академию в Аргоне. От меня требовалось лишь быть прилежной студенткой.

 

Институт в Тороне был переполнен. Все желающие учиться в Аргоне были вынуждены поступать в другие ВУЗы, надеясь, как и я, потом перевестись в Академию. Даже в общежитии теперь студенты расселялись по принципу "в тесноте, но не в обиде". В комнатах, которые были изначально рассчитаны на двоих, теперь обитало по три студента. Третьему предлагалось спать на раскладном кресле, потому что еще одна кровать в комнату просто не умещалась. И, конечно же, этим третьим счастливчиком в комнате, куда меня поселили, стала я.

Одна из моих соседок по комнате раскладывала вещи в шкафу и на мое появление отреагировала вежливой улыбкой и кивком. Я тоже принялась распаковываться, украдкой наблюдая за ней. Очень уж экзотическую внешность имела соседка. Смуглая кожа, раскосые глаза. Черные волосы заплетены в толстую косу, при этом в волосы были вплетены какие-то ниточки и веревочки разных цветов. Запястья девушки были разрисованы непонятными мне витиеватыми узорами, которые поднимались выше и скрывались под рукавами домашнего платья. Видимо, мой интерес был заметен, потому что соседка посмотрела на меня карими глазами и хмыкнула:

- Что, диковинку увидела?

Несмотря на недружелюбную интонацию, голос у соседки оказался неожиданно мелодичным.

- Ну, вообще-то, да. Ты откуда приехала?

- Из Лесных земель.

Вот удивила. Я слышала, конечно, что где-то на окраине Империи в лесах живут полудикие племена, но не думала, что они выглядят так. А соседка, будто прочитав мои мысли, ехидно заметила:

- Что, думала, мы там в набедренных повязках ходим и земляными червями питаемся?

И тут же, сменив интонацию, представилась:

- Саами.

- Можешь звать меня Рони, потому что полное имя слишком уж заковыристое.

Тут в комнату вошла еще одна соседка, которая была, не в пример Саами, словоохотлива и разговорчива.

- О, привет! Меня Эжен зовут. Я из пригорода Торона. А ты откуда? - блондинка оглядела меня придирчивым взглядом.

- Из Дижона.

- Думаю, тебе здесь понравится! Дижон по сравнению с Тороном - захолустье.

Что Эжен имела в виду, я не успела спросить, потому что Саами, хлопнув дверцей шкафа, заметила:

- Была охота торчать в этой дыре. Другое дело Аргон. При первой же возможности переведусь отсюда.

Эжен в долгу не осталась:

- А что ты здесь вообще делаешь? Сидела бы в своем лесу и к цивилизованным людям не совалась.

- Если бы не этот дурацкий закон о лицензиях, я бы и не подумала ехать сюда. Но аттестацию проходить все равно придется.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 02.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться