Колдунья и василиск, или Брачная ночь на выживание

Глава 1. Изи

 

Глава 1. Изи

- Ты должна выйти замуж!
Нет, как значит в карты проиграться до трусов, и это не образно говоря, мой братец в этом первый. А вот как долги возвращать, а карточный долг свят, тьфу, даже для нас, то отдуваться должна я. Вот где в этом мире справедливость? 
Хотя чего это я, справедливость нынче – это редкий зверь. Впрочем, как и совесть. Так что пытаться достучаться до совести брата – пустая затея и трата времени.
Но вот выйти замуж я совершенно не желала. О чем и поспешила сообщить братцу.
Тот перестал метаться по гостиной, как демон в пиктограмме, и остановился передо мной.
- Но почему не желаешь? - как-то даже недоверчиво спросил он. После чего припечатал. - Все мечтают выйти замуж!
Возвела глаза к потолку, вернее к люстре, которая аж засверкала и затряслась от крика брата.
Ну вот, не хватало ему еще и имущество уничтожить магией. А ведь люстра стоит целое состояние. Эх, ведь прадед, который привез эту люстру из Копея, перевернется в саркофаге, если мы эту люстру повредим. И точно проклянет нас с того света, если мы ее продадим.

Но кто же знал, что его потомок проиграется до трусов?
И так как я не планировала выйти замуж, чтобы улучшить наше финансовое положение, то стоило было обратить внимание на то, что можно было продать в поместье. Может, обратить внимание на скульптуры в синей комнате? Я вот никогда не любила этих каменных гарпий, гаргульий, мантикор и других представителей правда уже двуногих, среди которых были изображены и наши родичи.
Так, надо выяснить сколько за них дадут. И если тетя Марисса, сожженная некогда на костре, воплотится из пепла, чтобы возмутиться этой распродаже, я и в лицо ей не побоюсь заявить, что только из уважения к отцу, мы еще не избавились от ее творений. Правда сейчас поговаривают, что в моду вошло творчество колдуний, умерших в мучениях и в огне, так что, возможно, нам хватит расплатиться и с долгами брата.
- Ты не понимаешь, Изи!
Поморщилась. Мои родители явно находились под действием заклятия или эйфории когда дали мне это дурацкое имя – Изикель. А потом еще умудрились извратить его до какого-то мерзкого прозвища – Изи.
- Я все, все проиграл, даже дом!
Первые несколько секунд я просто разглядывала это недоразумение, покинувшее некогда чрево моей матери. Если бы я знала, что он спустя двадцать пять лет проиграет наш дом, то я наслала бы на него заклятие еще в утробе, когда мы делили с ним одну жилплощадь.
К тому же этот нехороший колдун опередил меня в рождении на несколько минут. В результате он унаследовал дом и право распоряжаться всеми средствами семьи после гибели родителей.
И все бы ничего, если бы не его страсть к азартным играм. Правда ранее он всегда знал меру. И никогда не ставил на кон одежду или дом.
А сегодня он заявился домой в одних трусах. Хотя нет, опустила взгляд, он был еще в носках. И судя по его возгласам он проиграл абсолютно все. В том числе и люстру деда, и скульптуры тетушки Мариссы, и картинную галерею, и редкие артефакты, собираемые нашей семьей с основания рода.
- У-у-у... - простонала я, представив масштабы трагедии. А затем попыталась подобрать ругательство, достойное леди, но в полной мере отражающее поступок этого дурня, глупца, идиота, недалекого паразита, тупого парнокопытного, а также...
- Я же не специально, Изи!
Нет, если он еще раз завопит, я не сдержусь и превращу его в поганку, в мерзкую слизь, в жабу болотную и дикобраза. А еще лучше лишу его мужской силы, хватит уже всех девок в округе портить. А то горничные слишком уж счастливыми покидают его комнату.
Приподняла подол юбки и направилась к лестнице.
- Изи, ты наше спасение!
Мне уже двадцать пять лет, а я вместо того, чтобы давно отправиться в столицу, сидела в этой глуши с этим недалеким братом, в надежде перевоспитать его и передать в руки строгой и суровой супруги, которая каждую попытку только взглянуть на симпатичную горничную будет рассматривать как измену и карать соответственно – отлучением от супружеского ложа и ношением власяницы, что будет способствовать размышлению о смысле бытия и верности в подземелье нашего особняка.
Именно такой женщине я и оставила бы брата. Правда отыскать женщину, которая не пала бы через несколько минут знакомства к его ногам, оказалось невозможно. Я большие надежды возлагала на мисс Сери. Все-таки она дожила девицей до тридцати лет. А при ее красоте надо было обладать настоящей силой воли, чтобы не оказаться в укромном уголке с неприлично приподнятыми юбками. Но и мисс Сери продержалась не больше нежели другие. И с легкостью избавилась от юбок, как и от своего девичества.
А уж после того, как ее мой братец оставил, она вообще вошла во вкус. И теперь, но это если верить слухам, все слуги мужского пола прошли через ее опочивальню, кабинет, конюшни, беседку в саду, плед у озера и даже нишу в мужской обители воинствующих монахов, давших обет безбрачия и целибата.
После такого разочарования в мисс Сери, я уже более тщательно подбирала пару для моего братца-идиота.
И мой выбор пал на миссис Алтер, вдовы, пережившей в двадцать три года трех мужей. Я конечно сначала заподозрила, что тут дело нечисто, а так как от братца я не хотела избавиться столь радикальным способом – как устроить ему пышные похороны, то я не поленилась побеседовать с каждым экс-супругом миссис Алтер. Между прочим, все три мужа оказались мировыми мужиками. С первым мы распили бутылочку вина. Пила я одна, так как призванный дух, увы, не мог поднять со мной чарку. Но он оценил мой выбор красного полусухого из провинции Кродо с нотками осенней печали.
Со вторым экс-супругом мы спели не одну песню, и я даже продемонстрировала свое умение играть на виолончели. И такой отзывчивой публики я еще не встречала, так как он плакал навзрыд, когда я сыграла ему «Прощание с возлюбленным» Гилиники. Впрочем, эта вещь мне всегда давалась хорошо.
А третий почивший супруг миссис Алтер ужасно смущался, осыпая меня комплиментами и невесомыми поцелуями мои ладони. Я даже взгрустнула, что это только вызванный дух, за такого я и впрямь, возможно, пошла бы замуж. Всегда подумывала о муже подкаблучнике. Правда, все же не раньше, чем лет через десять.
В результате трех задушевных бесед выяснилось, что все три экс-супруга умерли своей смертью. И миссис Алтер не приложила к их смерти ручку. Это меня обрадовало. Ну похоронила женщина трех мужей, экая невидаль. Моя прапрабабка была замужем двадцать пять раз. И каждый раз это была любовь до гроба. Причем в прямом, а не переносном смысле слова. Всех своих двадцать пять мужей она похоронила на семейном кладбище. И искренне горевала о каждом, забыв о таком маленьком факте, что она сама помогла каждому предстать перед мертвым богом. Судя по семейным хроникам – ревнивая была жуть. Да еще, подаваясь эмоциям, совершенно не контролировала свою силу. А обладала она магией огня. Так что во всех двадцати пяти саркофагах покоился лишь прах, который слуги сметали в савок, а затем уже в урну.
Но возвращаясь к миссис Алтер, изучение этой персоны показало наличие сильного проклятия. Так что ни одному ее мужу не суждено было прожить в браке с ней больше года.
А снятие такого проклятия – слишком большая трата ресурсов, так что я решила – боги с ней, подберу другую жену брату.
- Изи, он же сейчас придет!



Марина Халкиди

Отредактировано: 25.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться