Концепция "Трех обезьян" для попаданки

Часть 1.

    Раньше меня звали…

     В принципе, плевать, как меня звали, потому что я уже умерла. Я была обычной русской девочкой, хотя на самом деле уже девушкой (женщиной, ха-ха), так как на момент моей смерти мне исполнилось уже целых двадцать шесть лет. Я закончила институт по направлению «педагог-психолог девиантного поведения», и стала социальным работником. Честно сказать, эта работа мне идеально подходила, потому что мне нравилось помогать всем вокруг. Я была слишком доброй и чересчур наивной, а еще слишком все идеализировала, о чем мне не раз говорили мои родители, младший брат и сестра.

      Знала бы я, что это в итоге приведет к моей смерти…

      Впрочем, это едва ли бы что-то изменило в моей истории.

      Наверное, все-таки стоит представиться, чтобы вы хотя бы знали, с кем именно имеете дело. Кошкина Тамара Васильевна, очень приятно. Во дворе дома имела прозвище «Кошка» за невероятную гибкость и хорошую прыгучесть. А еще за то, что ни разу не умерла, хотя у меня уже не раз была возможность отправиться на тот свет. Получалось это в большинстве случаев, честно говоря, случайно, но…. Мои родители — святые люди, даже не знаю сколько именно они себе нервов помотали, когда я из-за своего сострадания чуть не погибала. Они меня ругали, но ни разу не подняли руку.

      Точно святые!

      Возможно, если бы я имела чуть больше чувства самосохранения, все могло бы сложиться совсем по-другому, но…

      Что получилось, то получилось.

      Первая моя неудачная попытка отправиться на тот свет случилась, когда мне было около года. Как мне рассказывала мама, она поставила чайник на плиту и отошла, чтобы подмести осколки вазы, которую я разбила. И именно это время я выбрала, чтобы подойти и потянуть чайник на себя. В итоге больница, реанимация и ожоги третьей степени. Но каким-то чудом я выжила. Едва ли это происшествие было осознанным, но самое удивительное, что после этого чайников и кипятка я не боялась.

      Вторая попытка случилась, когда мне было три. Мне попали качели в висок, когда я бросилась спасать соседскую девочку Машу, которой был годик и которая подошла слишком близко, еще не понимая, что это опасно. Ее-то я в итоге спасла, но зато сама получила. В итоге реанимация, куча операций. Врачи собирали мой череп по кусочкам, ведь железные качели частично раздробили мне его. К счастью, я выжила, и спустя уже ровно год бегала по двору, как ни в чем не бывало.

      Третий раз произошел, когда мне было пять. На самом деле это вышло случайно. Я попала под машину, когда перебегала дорогу в неположенном месте, чтобы увязаться за более старшими мальчишками. Снова больница, реанимация, переломы и операции. Снова я выжила каким-то чудом. Впрочем, нельзя было сказать, что это меня чему-нибудь научило.

      Четвертый раз был, когда мне было около семи. Наша дворовая кошка Нюрка принесла помет котят, которые были очень милыми и хорошенькими. Когда некоторые из них подросли, то они стали бегать везде и везде лазить, чтобы изучить этот прекрасный и опасный мир. В итоге один из них, которого мы прозвали Рыжиком, залез на высокое дерево и не смог слезть. А я, как самая отважная (и не имеющая чувства самосохранения) полезла за ним. В итоге, с дерева я упала. И снова больница с реанимацией.

      Пятый раз… мне было десять. Ну, я утонула. Почти. Собака провалилась в прорубь и не могла выбраться. В итоге я полезла за ней, хотя и почти не умела плавать. До собаки-то я добралась, а вытащить ее или выбраться сама, не смогла. Если бы не проходящие мимо люди, которые в итоге нас спасли, мы бы так и стали утопленниками, и нашли бы нас только по весне (и то не факт). Снова больница и реанимация, но на этот раз с переохлаждением. Меня, кстати, врачи уже узнавать стали и с тоскливыми вздохами спрашивали, с чем я на этот раз тут оказалась! Круто, правда?

      В шестом разе я не виновата, честно! Мне было четырнадцать, когда я с дядей поехала на дачу картошку копать. В итоге мы попали в аварию, потому что в нас врезался какой-то нехороший человек, гоняющий на очень высокой скорости. Машина в хлам. Дядя умер мгновенно, а я снова оказалась в больнице и реанимации. И снова выкарабкалась.

      Седьмой раз…. Мне семнадцать. У меня не очень хорошие отношения с одноклассниками, потому что я их совсем не понимаю. Ну как я могу общаться с теми, кого интересует только алкоголь и сигареты, когда лично мне нравятся книги, которые я буквально проглатываю, погружаясь в их миры? Первый опыт просмотра аниме. Одноклассники считали меня просто странной девочкой, и не трогали, хотя и относились настороженно. Мы поехали на экскурсию в Боровец, где должны были остаться с ночевкой в специальном лагере посреди леса. Ребята так нестерпимо шумели, что я пошла погулять. В итоге я свалилась в овраг и отбила себе все, что можно, а еще стукнулась головой о камень. Снова больница и уже родная реанимация.

      Восьмой раз произошел, когда мне было двадцать. Тогда я подрабатывала в собачьем приюте, заодно учась на втором курсе института. Какой-то не очень хороший человек, которому наши животные мешали спать (а ведь приют располагался в семи-восьми километров от ближайшей деревни!), поджег наш приют. Я прибыла только тогда, когда огонь уже ярко пылал, потихоньку подбираясь к помещению, где в клетках, обезумевшие от инстинктивного страха, метались животные.

      И я, не раздумывая, метнулась в огонь. Спасла стольких, скольких смогла. Я помню, как я плакала от боли и кусала губы, когда у меня на руках лопалась кожа от нестерпимого жара и раскаленного металла, но я все равно открывала загоны, выпуская животных. Снова больница и реанимация, где я провалялась около года, отходя от произошедшего. Взяла академический отпуск, прошла курсы реабилитации. 

     На этом, к счастью моих родителей и брата с сестрой, мои самоубийственные порывы прекратились. Я же думала о том, что меня не зря прозвали «Кошкой». Может, это намек на то, что свои восемь жизней я уже потратила, и мне осталась всего одна? А значит, следующий мой самоубийственный порыв станет для меня последним? Не могу сказать, что испугалась. Честно говоря, меня большую часть моей жизни интересовало, что именно случится со мной после смерти моего физического тела. Я какое-то время даже хотела специально покончить с собой, чтобы узнать, что будет дальше, но не стала этого делать.



Ники Окава

Отредактировано: 19.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться