Конфликт на улице Дымовой

Конфликт на улице Дымовой

На улице Д'ымовой, обычно тихой и безмятежной, сегодня было скандально и пыльно. Спорили два поэта, Семёнов и Ярковский. Они спорили, жарко напирая на грустного менеджера ритуальной конторы, который был давно уже не рад затее своего начальника и вообще натёр ногу. 
– Я трижды публиковался в "Заре Междуречья"! – кричал Семёнов, колотя себя в грудь пудовым кулаком. Его вихры при каждом ударе взлетали надо лбом. Он быстрым пшиканьем сдувал их с глаз.
– В разделе "Объявления"! – язвительно отвечал Ярковский, кривя тонкие губы. Он делал вид, что ему безразличен этот спор, но глаза его сверкали совершенно всерьёз.
– "Объявления и поздравления"! Прошу не перевирать факты!
– Товарищи, – уныло завёл свою шарманку менеджер, – давайте дождёмся Игоря Петровича, он сам всё решит.
– Игорь Петрович будет только на следующей неделе, вы же сами сказали! – занервничал Ярковский. – А мне нужен аванс, у меня платежи!
– Ему нужен аванс! Ха, ха, ха, – по слогам произнёс Семёнов. – Может, и нужен, да получу его я. За выполненную работу.
Последнее предложение он говорил, кривляя скрюченным указательным пальцем у лица Ярковского.
– Да у яво долг в продуктовом на полтыщи! – вдруг из распахнутого окна с кучей пустых цветочных горшков крикнула какая-то баба.
Оказывается, за спором наблюдало уже несколько домов.
– Товарищи! – застонал менеджер. – Мы не решим сейчас этот вопрос! Это не в моей компетенции!
– Тут и решать нечего, – резким движением Ярковский отодвинул палец Семёнова от своего носа. – Я почётный член президиума, у меня льготы. Мне и получать аванс.
– Аванс получит и смоется! – снова крикнула баба из окна.
– Да замолчи ты! – хором крикнули Семёнов и Ярковский, а Семёнов ещё и кулаком погрозил.
Баба фыркнула и захлопнула окно.
Подъехал чёрный лакированный катафалк, поднимая облака пыли. С пассажирского сиденья вспорхнула длинноногая вульгарно одетая девица. С водительского тяжело выбрался солидный мужчина лет пятидесяти.
– Игорь Петрович! – побежал к нему, как к родному, менеджер. – Без вас не справиться! Вон что устроили!
Он жалобно указал на поэтов, хмуро провожавших взглядом девицу. Та прошла в офис конторы, расположенный с торца жилого дома.
– Что там у вас?
– Оба откликнулись на тендер, предложили одинаковые условия, и никак не хотят уступать!
– Тендер отменяется, – буркнул начальник.
– Неудивительно! – Ярковский закатил глаза, явно обозначая, что теперь ясно, кто получит заказ.
– Вместо четверостишья на борту катафалка изобразим букет и горящие свечи, – сказал шеф.
– Поди, художницу привёз! – высунулась было баба из окна.
– Это моя дочка Ириша, – Игорь Петрович взглянул на бабу так, что звякнули цветочные горшки на подоконнике.
– А рисунок закажем в Москве, на полиграфическом производстве.
Он скрылся за дверью конторы, за ним прихрамывая убежал менеджер.
Поэты остались стоять в пыли, осмысливая ситуацию.
– На полиграфическом! – снова поднял было палец Семёнов.
– Не ровня тебе, – снова же отмахнулся от него Ярковский. – Производство!
Они ещё с минуту постояли на месте, а после разошлись.
На улице Д'ымовой снова воцарились тишина и безмятежность.



Татьяна Иванова

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться