Консолио. Предчувствие.

Часть первая. Усталые люди

Не существует выдуманных миров, есть миры, которые мы создаем.

9 сентября 2017 года, Санкт-Петербург  

           Между строк. Фрагмент 1.          

            Мы пишем книги, чтобы искупить свои грехи. Это относится не только к писателям, но и к остальным людям. Просто писатели книги записывают на бумаге, а есть те, кто пишут их повседневно, не фиксируя на том или ином носителе информации.  Мне легче записывать, да и грехов у меня немало, так что работа предстоит большая…

            Все герои этой книги — не придуманные персонажи, но если я скажу, что они существуют, читатели засомневаются в моей психической адекватности. А, может, и нет. Сегодня, когда иллюзии и мифы правят миром, мой роман может сойти за детскую шалость. На самом деле, все гораздо проще. Физика давно признала существование множества миров. Интерриум — один из таких миров. Я была в нем. Конечно, не наяву,  - торжествуйте, скептики, - во сне. Но кто знает, не является ли сон параллельной реальностью? Разве не отправляются миллионы людей каждую ночь на чудесную прогулку? При этом никто не знает, куда приведут его звездные пути. Мне проще, каждую ночь закрывая глаза, я знаю пункт моего назначения. Вы не представляете, какое это счастье — гулять по улочкам Интерриума, встречать незнакомцев, но в процессе разговора понимать, что в одном из воплощений ты бился с ним плечо к плечу в одной из Средневековых войн. А еще у меня там есть любимец — Хранитель одной из немецких библиотек, имя его по понятным причинам я сохраню в тайне. Благодаря ему я подержала в руках труды великих алхимиков. Что,  уж, говорить о том восторге, который я испытала, столкнувшись в одном из Садов с самим Михаилом Афанасьевичем. Если бы вы знали, как я плакала, расставаясь с ним...

            Путешествия в Интерриум спасли меня от той мучительной повседневности, в которой пребывает большинство из нас. Я много поездила по миру, но нигде не переживала такое ощущение покоя и утешения, как в нем. Сказка, да и только.

            Спасибо всем, кто был рядом со мной в этом мире. Спасибо моим врагам — они сделали меня сильной. Спасибо друзьям, более виртуальным, нежели физически-реальным. И вот еще что. После Интерриума, после рождения «Консолио» я вывела для себя золотое правило — не надо жить по лекалам, придуманным обществом. Никто, кроме вас, не понимает — что вам нужно на самом деле. Слово «должна» - тюремщик для свободного сознания. Ни одна женщина в мире не «должна» рожать детей, выходить замуж, стоять у плиты. Она может решиться на все это, но только в том случае, если ее космическая душа хочет этого. Тоже самое и с мужчинами — они не должны быть для женщин защитниками, добытчиками материальных богатств, отцами семейств. На все есть свободная воля. Она не подразумевает бесчинств и равнодушия, но только свободное сознание способно определить наилучший сюжет для каждой отдельной судьбы.

            Таким образом, мы приходим к свободе, не забывая, что любая свобода подразумевает одиночество. Одиночество, которое сопровождает нас всю жизнь. У каждого своя доза одиночества — кому-то нужен целый Космос, а кому-то вишневый сад и маленький домик с камином. Не надо его бояться, оно помогает нам, не теряя равновесия, услышать себя. Вы даже не представляете, как это важно, ибо в наш век уединиться - довольно трудная задача, - миллион голосов кричит внутри нас, заглушая наш собственный голос. Этот самый голос и есть одиночество. Я его люблю. И оно любит меня.

            Я начала «Консолио» осенью. Осенью же завершила первую часть. Вторая последует незамедлительно. Обнимаю вас, мои дорогие. Небольшая рекомендация по  прочтению романа - читать книгу надо непременно осенью-зимой, в любимом доме, в кресле-качалке, на ногах носки из овечьей шерсти, на плечах — плед, под боком желательно иметь благостную мурку, в руках — горячее какао, на худой конец — грог.  Но возможны и варианты. Счастливого путешествия.

Кристина Францева, 22 сентября 2017 года, Санкт-Петербург

 

                  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Усталые люди

 Чудесный сон Николая Васильевича

 

            Николай Васильевич Дэмон той памятной ночью долго не мог заснуть. Сон упорно обходил его стороной, глаза болели, простыня намокла от беспорядочных телодвижений. И все-таки Морфей победил его житейское беспокойство. Нахлынуло это счастье уже под утро, когда проваливаясь в небытие, Николай Васильевич подумал, что довольно скоро надо подниматься для нового дня. Однако сон пришел и Дэмон погрузился в странное бытие, очень походившее на самую, что ни на есть, реальную реальность. 

            Реальность проявила себя тем, что обступила его сумерками, и вот откуда-то, из глубины этих сумерек на него стало надвигаться нечто, явно превышающее его самого по размерам. Дэмон сначала решил испугаться, но потом раздумал. «Я его испугаюсь, оно меня тоже, и так мы разойдемся без взаимной пользы». Страх прошел мимо и даже не оглянулся. Николай Васильевич облегченно вздохнул и направился прямо вглубь этого Нечто. Когда они воссоединились, холодящая дрожь пронзила тело Дэмона, но лишь на мгновение. Состояние приятной невесомости пришло ему на смену, и он решил не сопротивляться, - закрыв глаза, он просто парил, ни о чем не думая и не пытаясь побороть довольное непривычное положение, в котором оказался не по своей воле. 



Кристина Францева

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться