Король на шахматной доске

Бой


 На столе, во дворе нашей пятиэтажки, лежала потрепанная коробка с шахматами. Ее оставили взрослые со вчерашнего вечера. Вчера было очень шумно! Дядя Валя, что из третьего подъезда, все время кричал на дядю Колю из моего подъезда и даже с одной площадки (из-за чего мне было немножко обидно - земляки все-таки), -  Вадимыч! Какого лешего ты ладью отдал?! Ты где учился, чугунья твоя голова, в шахматы играть?! Ууууу…
 Дядя Коля тоже на него огрызался в ответ, видать, как и мне, обидно было, - Валька, уймись! Что ты под руку лезешь?! Сам не играешь, а других жизни учишь! Уймись, говорю! - и закрывался руками от дяди Вали, как-будто в домике. А дядя Валя все ходил, как коршун, вокруг дяди Коли и фыркал, - Ей богу, дурак! Мог на клетку раньше поставить и спас бы ладью… - это он уже почти шепотом сказал, чтобы дядя Коля не расслышал и не обиделся. Напротив, за столом сидел дядя Саша и как-то ехидненько улыбался в усы, посматривая на наших. Дядя Саша был с соседнего двора и к нам приходил над нашими поиздеваться (мне так кажется), потому-что он всегда выигрывал! Вообще не понимаю зачем с ним играли, если его выиграть не получается. Это ж постоянно настроение себе портить! 
- Ходи уже! - сказал дядя Саша, противно щурясь на великого гроссмейстера нашей пятиэтажки. Дядя Валя злобно зыркнул на него, но ничего не сказал, наверно чтобы не сглазить, ну или сказать было нечего. Дядя Коля принялся усилено и быстро думать. Хотя, кажется по его виду, у него не очень получалось. Он резким движением схватил пешку и передвинул ее на одну клетку - похоже, ничего придумать не смог. Дядя Валя, со словами - Во дуболом! - ударил себя ладошкой по лицу. Противник слащаво улыбнулся и забрал пешку конем.  
 -Валентин, что ты за него болеешь, страдаешь? Сколько он наш двор позорил уже?! - это дед Степан, с балкона второго этажа, третьего подъезда, авторитетно заявил свое авторитетное мнение. Деда Степана все уважали из нашего двора, из соседнего и, наверно, из всего города. Он грозно зыркнул на дядю Колю и сказал, по отцовски, - Николай, прекращай с этими шахматами! Ну не можешь ты его победить! Так зачем троля кормишь?! 
 Это дед Степан у нас, у нового поколения, нахватался таких выражений. Приятно, что и мы можем чему стариков поучить, не всё они нас. 
 - Степан Ефимыч! - дядя Коля очень уважает деда Степана, - Я ж с каждым разом сильнее становлюсь!
- Толстее, ты становишься, - рявкнул дед с балкона, - и старее! А так, как проигрывал, так и проигрываешь! Бросай! Не твое это. 
 Дядя Коля насупился и продолжил настойчиво играть. А дед Степан продолжил, с балкона, смотреть. Нашему заядлому противнику, кажется, это доставляло удовольствие. он уже не прятался, а улыбался во весь рот - во все свои тринадцать зубов (я считал, я как раз до тринадцати считать умею). 
- Валька, сбегай за молоком и хлебом! И поднимайся картошку есть. - это тетя Рая крикнула своему мужу из окна кухни.
- Да позже...погоди, - раздражительно ответил ей дядя Валя, - сейчас доиграют…
- Сейчас! -  тетю Раю ослушаться невозможно. Даже я прижался к яблоне, чтобы не сорваться в магазин за хлебом и молоком. Дядя Валя что-то буркнул под нос и направился, от шахматистов, в сторону магазина. На полпути со двора, он обернулся и крикнул, - Держись, брат! Я скоро!
- Давай, скатертью дорога, болельщик хренов, - обиженно и негромко ответил дядя Коля. Он взял слона и напал им на армию дяди Саши, бесстрашно, как великий полководец. Противник начал разглаживать пальцами усы и задумчиво пучить глаза. Он бросал взгляд то на доску, то на дядю Колю. Он впервые заволновался. Мы, тихо, всем двором ликовали - зрителей уже стало больше. Все уже вернулись с работы и сидели на балконах, как в ложе театра - это там, где сидят всякие богачи со своими пассиями и смотрят в бинокль на сцену. Только у наших зрителей биноклей не было, кроме дяди Бори - нашего местного рыбака и охотника. Повезло ему...в бинокль классно смотреть -  как-будто сам за шахматами сидел - так все видно! Он ухмыльнулся, обернулся на полоборота и сказал в открытую балконную дверь своей любимой жене (он так ее называет), - Сдает Саня! Есть все шансы!
- Только меня не впутывай, - сказала любимая жена и на этом разговор прекратился. 
Дядя Валя вернулся из Магазина, хотел задержаться около игроков, но окрик супруги - Валентин! - заставил его покинуть поле брани. Он, под пристальным взором тети Раи, ну и всего дома, проследовал в подъезд. Но уже через две минуты был на балконе с тарелкой, с ароматной картошкой, с молоком и хлебом. Все позавидовали и начали потихоньку вытаскивать на свои балконы съедобное. Я тоже сорвал яблочко и захрустел. Под общий хруст и чавканье враги сошлись не на жизнь, а на смерть. Бой обещал быть жестоким! Дядя Саша уже два раза покушался на ферзя, но наш герой отбивал атаки мужественно и непреклонно. Однажды он поставил шах нашему королю, так поднялся такой гул, как в Колизее в древнем Риме, во время боя со львами. 
- Колька, офицером прикройся!
- Молчи ты! Тьфу! Что ты советуешь?! Хочешь, чтобы он еще и офицера потерял?! Не слушай Коля, в сторону уводи! 
- Колян, Что ты не него смотришь?! Забирай ферзя!
- Не трогать! Он тебя сразу слоном съест!
Бабушка Нина, с пятого этажа моего подъезда, не видела шахматной партии, она даже не видит, что находится у нее в противоположном углу комнаты, а телевизор смотрит в толстенных очках, от которых глаза слезятся (я пробовал) и в упор к экрану. По-этому ей было не интересно наблюдать за игроками, и она возмутилась,  - Что вы орете?! Больные что-ли?! Митька! Митька!!!
Это она меня (как она узнала, что я внизу с шахматистами?!), - Что, баб Нин? - крикнул я. Все ложи устремили взгляды в мою сторону. И оба шахматиста тоже. Мое местоположение на яблоне, к сожалению, было раскрыто!
 - Митька, что там у вас? Что орете? - баба Нина свесилась с балкона и пыталась разглядеть меня далеко внизу. 
- В шахматы играем! - крикнул я ей.
- Во холера! Лучше бы делом занялись! - баба Нина сплюнула всухую и ушла в комнату, плотно закрыв за собой дверь. Все на мгновение задумались о полезных делах, помечтали о их (дел) свершениях и бой продолжился. Наш “Колизей” гудел, как пчелиный улей. Фигур становилось все меньше и меньше. Наш король - Николай Первый! - окруженный верными подданными, вышагивал по шахматной доске, как великий завоеватель, подбираясь к Александру Великому. Усы Александра Великого давно уже обвисли и не выглядели так браво, как раньше. И вообще, он больше не улыбался и, кажется, устал и хотел домой. Уже шел десятый час вечера, начинало смеркаться. Зрители подгоняли гроссмейстеров, потому-что никто не хотел расходиться не досмотрев партию. Это как чемпионат мира по футболу в прошлом году. Дядя Валера - наш дворовый олигарх - вынес большой телевизор во двор и все мужики и женщины (которые верные и преданные жены-болельщицы) болели за нашу сборную прямо во дворе на улице. Шуму было!!! Баба Нина тоже кричала. Только она не болела, а кричала на болельщиков. А иногда и на команду, потому-что это именно они испортили наших мужчин и отвлекли от важных полезных дел. Вот и в этот раз, болельщики дяди Коли не расходились, а кричали слова поддержки, советы, как и куда нужно ходить, обсуждали между собой дальнейшее развитие событий. Самые ярые и активные повыскакивали из дома и окружили стол с шахматистами. Наш король сидел с важным видом и предвкушал победу. Слава свалилась на него приятным грузом. Весь двор смотрел на него с благоговением и уважением, какого никогда не было - это должна была стать первая победа! Великий день! Раненый соперник смотрел угрюмо исподлобья на дядю Колю и зрителей и, из последних сил, напрягал ум, чтобы отбить натиск и вырваться из цепких лап врага. Губа у него дрожала, глаз дергался, а ноздри раздувались, как парашют. Враг погибал.
Вдруг глаза дяди Саши сверкнули надеждой, он вытянулся, усы вновь приняли боевой вид. Взяв офицера, он немного подумал, выдержал паузу и поставил шах, - Шах! 
Дядя Коля встрепенулся и с ним встрепенулся весь улей из болельщиков. Гул, кажется, выходил за пределы нашего двора и нигде в городе от него невозможно было скрыться.  
- Колян отбивай!
- Николай, ты должен его победить!
- Дядь Коля, порви его! - не выдержал и я.
Дядя Коля съел офицера ферзем. Рев усилился. Дядя Саша съел своим ферзем ферзя дяди Коли и провозгласил, - Шах! - зрители замерли, как в игре “морская фигура замри” - ...и мат?..! - дядя Саша щелчком уронил вражеского короля, улыбнулся и белоснежная улыбка с черными пробелами, озарила весь сумеречный двор.
- Тьфу на тебя! - расстроенный дед Степан первым покинул “Колизей”
У нас дружный двор и никто не стал оскорблять и обижать дядю Колю. Тем более он бился, как лев! Я тому свидетель.
-Эх, Коля! - дядя Валя махнул рукой и ушел спать (завтра на работу).
Дядя Коля и дядя Саша пожали друг другу руки и победивший король важно и величественно покинул наш двор. Все разошлись по своим квартирам. Дядя Коля остался один и о чем то думал. Я тоже решил ему не мешать и отправился домой спать. У меня долго не получалось уснуть. Все думал об этом великом поединке и как-бы я поступил, как-бы сходил вместо дяди Коли. Как победил бы дядю Сашу. Я мог бы отомстить ему за наш двор, поставив позорный мат. Он бы наверно заплакал и замочил свои усы. С этими прекрасными победными мыслями я и уснул...
 Вот и лежала коробка с шахматами со вчерашнего дня. Дядя Коля забыл ее, а может и специально выбросил, послушавшись совета деда Степана - бросить играть и позорить наш двор. 
Сёмка - мой товарищ и соратник с соседнего двора (сын дяди Саши), ходил, косился на нее и все-таки не выдержал, - Сыграем?
- Неее, - открестился я, - мы дважды на грабли не наступаем! Король останется на шахматной доске!    



Михаил Габуда

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться