Короли Провала

Пролог

− Мы отправляемся на поиски Жюль Верна!..

Когда в вашу квартиру с утра пораньше врываются без приглашения, вас это гарантированно взбесит. Вот и я так и замерла на перепутье между поворотом в кухню и поворотом в спальню. Не хватало только таблички – ну, знаете, как в древнеславянском фольклоре. «Направо пойдешь – кофе попьешь, налево пойдешь – под одеяло нырнешь, прямо пойдешь…»

А прямо стоял Майлз, будь он неладен, Стинсон.

Рубашка на Майлзе была мятая, джинсы тоже, и в целом он производил впечатление человека, едва-едва выбравшегося живым из крупной передряги. Если бы не интригующее начало (то, которое я услышала вместо «доброе утро»), я бы уже забеспокоилась, а не случилось ли чего-то.

− Какого черта, Майлз? – спросила я, решив также не обременять себя ненужными ежеутренними условностями.

− Эдди, Эдди, да ты еще не представляешь даже, ничего не представляешь! – Он вихрем ворвался в комнату и рухнул на стул, чуть было не сломав его. – Это потрясающая, умопомрачительная новость! Новость, ради которой стоило будить тебя ни свет ни заря!

Ничего, такие вспышки беспочвенной активности случаются с ним весьма систематически и регулярно, а «ни свет ни заря» в переводе на общечеловеческий означает десять часов утра. И даже не могу сказать, что мне было страх как интересно, какую же невероятную-не-терпящую-промедлений-новость он приготовил мне на этот раз.

Я так и спросила:

− Ну и что опять?

− Нет-нет, это не «опять», ни в коем случае, − Майлз замахал на меня руками, смахнув таким образом со стола мой скетчбук вместе с коробкой простых карандашей и даже не заметив этого. – Мы отправляемся на поиски Жюль Верна, понимаешь? Я и ты! Вместе!

− Ты таки изобрел машину времени? – поинтересовалась я не без сарказма, снявшись с якоря и причалив к кухонному столу, на котором стояла кофеварка. – И тебе не терпится закинуть меня в глубину веков? – Он только фыркнул. – Тогда я ни при чем. Тем более если тебе нужны какие-то идеи, как скорее от меня избавиться – то обращайся напрямую, я подкину.

− Постой-постой, я же ничего еще не объяснил! – Он поднял руки, будто защищаясь. – Ты любишь Жюля Верна? Любишь же?

− Люблю лет так с пятнадцати, − сказала я, щелкнув кнопкой на кофемашине. – Ну и?..

Майлз рывком сорвался со стула, выудил из кармана телефон и широким жестом ткнул мне его под нос:

− Такого ты нигде не прочитаешь, Эдит.

Я прищурилась, отводя его руку с телефоном от своих глаз, чтобы хоть что-то прочитать. Майлз снял очки и вытер лоб, как будто до этого километров двадцать бежал по лесу с рюкзаком.

− О'кей, друг дорогой. Допустим, это важно, − Я взяла у него телефон. – Но я ведь уже говорила: я лечу на стажировку в Канаду. И у меня досрочная сдача сессии, причем им всем плевать, что я на дистанционном. И в ближайшее время я никуда не собираюсь срываться, неужели не понятно?

− Канада или не Канада, никуда твоя стажировка не денется, − ворчливо отозвался Майлз. – Упустишь это – всю жизнь потом жалеть будешь, гарантирую.

− Если устроить минуту молчания в честь всего, о чем в своей жизни я могла бы пожалеть, придется заткнуться часа на три, − усмехнулась я. – Хотя мы все прекрасно знаем, что ни я, ни ты на это не способны…

Майлз закатил глаза:

- Читай уже.

И я покорно уставилась в экран.

«Жюль Верн оказался удивительно прозорлив в части развития прогресса: взять хотя бы рукопись "Париж в XX веке". Найденная праправнуком писателя в 1994 году, она поразила современников – Жюль Верн предугадал небоскребы, скоростные электропоезда, электрический стул, телефон, факс, банки… Из 108 предсказаний не сбылось всего 10, большая часть их связана с географией. И лишь одна – с техникой, с которой у писателя всегда были сложные и захватывающие отношения…

…Уникальный аппарат-амфибия появился в романе "Властелин мира". Его изобретателем является Робур-Завоеватель, герой одноименного романа, вышедшего несколькими годами ранее. "Грозный" мог спускаться к глубинам как подводная лодка, мчаться по земной поверхности как скоростной автомобиль, плыть как корабль и летать как самолет. Ему были подвластны все условия и все природные стихии, что делало чудо-машину поистине непобедимой.

Фантаст подробно описал внешний вид удивительного судна:

"Аппарат имел форму веретена, причем к носу он заострялся сильнее, чем к корме; корпус его был сделан из алюминия, а крылья - из какого-то неизвестного мне материала. Он стоял на четырех колесах, диаметром в два фута, с толстыми шинами, которые обеспечивали плавность движения при любой скорости. Спицы колес расширялись в виде лопаток и, вероятно, способствовали ускорению хода на воде и под водой. Крышки всех люков благодаря резиновым прокладкам прилегали герметически, так что во время подводного плавания вода не могла просочиться внутрь. Аппарат держался и передвигался в воздухе благодаря своим широким крыльям, которые, когда машина бездействовала, были прижаты к бокам, словно плавники".



Анастейша Ив

Отредактировано: 19.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться