Косплей

Косплей

Лену Гриша помнил смутно. В памяти мелькало какое-то серое малоразговорчивое пятно, переведшееся на другую специальность после первого курса, но Елена Кузнецова была единственной, которая могла бы помочь Григорию Мельнику в кратчайшие сроки достать косплейный костюм.

 Взять костюм Гриша намеревался в Молодежном театре «Юность», что рядом с Екатерининским парком, но имелась маленькая загвоздка – он никого там не знал. Ни директора, ни актеров, ни билетеров, ни, тем более, костюмеров. Никого, кроме бывшей однокашницы Лены, работающей в бухгалтерии «Юности» на полставки. В студенческие годы Мельник был старостой группы, поэтому у него чудом сохранился номер телефона Кузнецовой, и еще одно чудо было в том, что за столько лет она его не поменяла.

– Я понимаю Лена, что мы мало общались и ты меня, наверное, плохо помнишь, – начал Гриша, после того как позвонил и представился.

– Один раз, – меланхолично заметила Кузнецова.

– Что один раз?

– Один раз мы с тобой общались, Мельник, когда я попросила не отмечать меня на лекциях, потому что у меня был день рождения. Как человека попросила, а ты взял и отметил.

– Знаешь, Лен, кто старое помянет… – попробовал перевести разговор в шутку Гриша. – Я тогда совсем закрутился: бегал, искал своей девушке подарок. У вас, оказывается, с ней днюха в один день, представляешь?

– Представляю.

– …так закрутился, что и забыл, кто просил энку не ставить – то ли ты, то ли Курицына Алка, то ли Генка Столяров.

– Короче, Мельник, или говори чего нужно, или отвали! – грубо прервала его Лена.

Грубиянок Гриша не любил, но ради Ивановой, он был готов на многое, даже потерпеть Кузнецову.

– Звоню поздравить с днём рождения, – соврал он.

– Проехали. Что-нибудь еще?

– И узнать как дела.

– Еще не родила. Как рожу, скажу.

– Ты беременна?

В телефоне послышался смешок и злобное покашливание.

– Это шутка такая, Гриша. Ей сто лет в обед. Говори, чего надо или прощаемся. У меня дел по горло на двух работах.

Из опыта общения с женщинами и начальством Гриша усвоил, что когда не знаешь, что сказать, лучше говорить правду, плакать крокодильими горюче-смазочными слезами, давить на жалость и надеяться на лучшее. После того как Мельник объяснил, в чем дело, в трубке раздалось отдаленное змеиное шипение, а затем рявканье:

– Думаешь, раз я в театре работаю, так могу костюмы направо налево раздавать?! Я бухгалтер, Гриша! Бухгалтер, а не костюмер! Хм. Говоришь, вы с Катькой до сих пор вместе?

– Так точно. Катюха организовывает косплей-вечеринку, а я только час назад вернулся из Киржача. На трех работах вкалываю, зашиваюсь, сил нет. Помоги, а?

– Надо же, какая сладкая парочка, – Лена задумалась. – Мы с Лидусей – заведующей костюмерного цеха, в хороших отношениях. Я её кота кормила, когда она на море уезжала. И каким костюмом ты хочешь поразить Катерину?

– Помнишь, зимой у вас ставили «Беовульфа»?

– Хочешь одеться как викинг? – в трубке послышалось издевательское хихиканье. – Думаешь, оценит?

– Поможешь? – теряя терпение, спросил Гриша.

– А вот помогу! – неожиданно согласилась Лена. – При условии, что там, в театре, и переоденешься.

– Зачем?

– Хочу тупо поржать, - нагрубила Грише Лена.

– Смейся, сколько влезет, только помоги.

Через полчаса Лена и Гриша встретились в театре.

– Мда, давненько не виделись, – заметила Кузнецова. – Всегда был здоровый – а стал, ну, прямо кабан кабаном.

Гриша посмотрел на Лену – тощая, высокая, но сутулая, тусклые волосы в мышином хвостике, без косметики, в мешковатой одежде. Мельнику очень хотелось сказать, что Кузнецова похожа на селедку из бочки, но благоразумие взяло вверх, и он промолчал.

– Молчи, ничего не говори, Просто кивни головой, если угадала, – сказала Лидуся, которая собаку съела на обеспечении косплейных пати. – Рагнар Лодброк?

Гриша слегка, покраснел и кивнул.

– Как вы догадались?

Подойдя к полкам, где на болванках были надеты парики, Лидуся выбрала один из них с длинными светлыми волосами и надела Грише.

– Божечки, какие синие глаза! Вылитый Фиммел Трэвис, что тут гадать. Бороду наклеить и готовый викинг.

На Мельника надели косматую накидку, меховые штаны и угги, выдали восемь перстней, два медных браслета, клипсу с зубом волка, кожаную сумку и бутафорский меч в ножнах. Оставив магарыч и паспорт в залог, набив вещами сумку, Гриша поспешил ловить попутку.

– О боже, какой мужчина! – пропела Лидуся, когда «викинг» ушел, а Кузнецова так ни разу и не засмеялась. – Эх, знала бы, что в институте учатся такие здоровяки, тоже бы пошла, получать высшее образование. Куда ж ты Ленка смотрела? Такого парня проворонила!

– Нужен Гришка мне сильно, у меня свой есть.

– Витька Петров, что ли? Маменькин сыночек. Сколько вы с ним живете? Четвертый год пошел, а он на каждые выходные-праздники к мамке в Долгопрудный едет, а ты одна сидишь.



Александра Хохлова и Дмитрий Орлов

Отредактировано: 15.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться