Кот Обормот или Игра наступит в Новый Год!

Глава первая, средняя и заключительная! Единственная в своем роде!

Меня зовут Обормот. Или Гад. Или Наглая Рыжая Морда. Возможно и Кыш. Или Сгинь. Хотя, иногда еще меня называют Мурз. Но это бывает так редко, что я все же склоняюсь к Обормоту.

Я большой рыжий кот. В меру упитанный, самодостаточный и, во всех отношениях, идеальный. Живу в самой обычной квартире, вместе со своим подопечным, человеком Никитой. Никита – парень лет двадцати пяти, ничем не примечательный, самый стандартный. Но главное, что меня обожает, как, впрочем, и положено человеку. Мы, коты, для того и созданы, чтобы нас обожали.

Сегодня странный день, что бывает раз в году. Никита еще вчера поставил елку. Купил, припер, все еще пахнущую морозом и снегом, и поставил посреди комнаты. Навешал на нее шаров, которые очень прикольно качаются, если по ним стукнуть лапой, а еще замотал блестяшками-шуршалками, которые люди называют мишурой. Я искренне полагал, что это все – для моего развлечения, попытался стащить одну из шуршалок, но Никита на меня противно шикнул, назвал Наглой Рыжей Мордой, и выпроводил из комнаты.

Я обиделся.

А сегодня, уже ближе к вечеру, к нам стали приходить разные люди. Все веселые, радостные, по-разному пахнущие. Женщины – мерзкими духами, мужчины, по большей части, уже начали отдавать алкоголем. Все они пытались сначала меня погладить (а я не давался!), а потом забывали про мое существование. Ибо были заняты. Ставили стол, готовили еду, слушали музыку и занимались прочими, не интересными мне делами. Больше всего, меня, конечно, интересовала еда. Особенно колбаса, что нарезалась кружочками на тарелку и кубиками в месиво под названием «Оливье». И мяско, в которое, зачем-то, пихали картошку и после запекали. А еще красная рыбка, на хлебушке с маслицем. Хлебушек бы еще убрать.

Иногда, во время готовки, со стола падали кусочки колбасы. То поменьше, то побольше. Одна девушка даже подмигнула мне, после того, как скриворучила и уронила особо крупный кружок колбасы. Я не понял, что за странные подмигивания, но колбасу упер. И пошел вместе с ней, родименькой, смотреть на елку.

Ух, как же хочется добраться до этого деревца, поточить о ее ствол свои коготки! И почему столько народу вокруг толкается?

И вот, наконец, люди успокоились и расселись за столом. Включили телевизор, что чаще хозяин использует, подключая большую коробку и доставая «джойстик», а сейчас там жутко пели какие-то старые люди, при этом изображая бурную радость и приклеивая на лица улыбки. Я ж кот, я вижу, что они только притворяются.

Тут то и случилось… Это.

Весь мир озарился яркой голубой вспышкой, паранормальный свет которой проник даже в самые темные уголки нашей планеты. Я в это время под столом, урча, уминал честно спертую жареную куриную ножку. Поэтому сразу особо и не придал этому значения.

Меня, скорее, удивило, что под столом пропали ноги почти всех людей, что за ним сидели, а еще попадала целая куча вилок. Часть на стол, часть на пол.

А дальше завизжала Мила (так, вроде, звали эту девушку). Громко так завизжала, аж уши заложило. Как раз ее ноги остались видны под столом. А еще ноги моего подопечного.

- Что это? Что происходит? – визг перешел в причитания.

- Сейчас! Сейчас во всем разберемся! – суетливо-испуганно заговорил Никита.

От куриной ноги осталась только полуобгрызенная кость, так что я высунулся из-под стола. Эти двое бегали туда-сюда по комнате, словно не понимая, что делать. Остальные же гости пропали, словно их и не было. Но мне до них и не было дела. А я сразу отметил, что мир неуловимо изменился.

Над головой Никиты и этой Милы появилось по две полосочки, разного цвета. Не могу сказать какого, ведь у нас, котов, совсем другое восприятие окраски мира. Но точно полосочки были разные. А еще рядом повисли цифры. Единички.

Странно это выглядело, словно на невидимой палочке прилепили.

Как-то, эта самая Мила, была у моего подопечного в гостях, и играла на компьютере в игру, где суетятся человечки. Я наблюдал. Даже залез на стол и потыкал в монитор лапой. Очень хотелось поймать кого-нибудь, словно настырную муху. Так вот, Мила называла эту игру «Симс». Там над людишками вот также висел над головами, только, зеленый (как говорят люди, сам я не уверен) ромб.

Похоже, наконец, и Никита с Милой обратили на это внимание.

- Мы в игре! – взволнованно заорал мой подопечный. – Наш мир стал игрой!

- Что делать? Что делать? – нервно заламывала руки Мила.

Никита подбежал к окну, потом нервно улыбнулся.

- Там еще люди, прямо у подъезда, человека три! И Лешка там!

- Который твой бывший одноклассник?

- Ага! – Никита бросился в коридор, натягивать ботинки и куртку. – Пойдем к ним! Вместе проще разобраться будет!

Мила бросилась к парню.

А еще через минуту в квартире стало тихо. Про меня они и не вспомнили. Гады. Но мне тут и одному не плохо. Я посмотрел на стол. Даже просто отлично! Колбаска… Мяско… Рыбка… Я иду к вам!

Стащив на пол самый большой кусок колбасы, я начал упиваться своим положением абсолютного хозяина квартиры. Я и так им был, но без Никиты это чувствовалось особенно хорошо.

Заметил, что где-то сверху, над глазами у меня тоже появилась цифра 1 и две полосочки, словно их привязали на веревочке и держат передо мной. Я попытался поймать их, как когда Никита привязывал бумажку на нитку и играл со мной. Но странные полосочки все время ускользали, даже зацепить не смог. Ну и ладно, пусть болтаются, не жалко.

Посмотрел на елку, до которой, теперь, мне ничего не мешало добраться своими дорогими коготками. Она как-то подозрительно шебуршала. Отметил, что над ней тоже появилось две полоски. Только циферок сразу две. Сначала 2, потом 0. Я в таких числах не очень… Коту как-то без надобности. Но, вроде, это называется «Двадцать».

Продолжая жевать колбасу, я одновременно наблюдал за елкой. Я точно знал, что хоть и нет у нее глаз, а она тоже наблюдает за мной. Я же кот, я такое чувствую. Вот буквально ощущал ее внимание на своей шкуре. Но расставаться с колбасой не собирался.



Фантагоро

Отредактировано: 30.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться