Крыло бабочки

Размер шрифта: - +

Символ души

  Мои летние каникулы добегали конца. И скоро опять ручки, контрольные, домашние задание. Опять улыбаться на публику и говорить: «О, Лис, ты так хорошо выглядишь». Хотя на самом деле все не так. Смотреть на влюбленные парочки прячущиеся от учителей на пристройках стадиона. Сидеть тихонько на скамейке и слушать надоедливую болтовню тупой блондинки Машки и назойливые романы Анюты. На парах строить из себе прилежную студентку и получать только хорошие отметки. Честно, скучно! Но нечего не поделаешь. Я должна быть такой. Правила, которые написала я для себе в детстве не могут так просто изменится и их нельзя нарушить. Не так просто…

  Линейка началась около девяти утра. Директор официально объявил о начале учебного года и получив несколько подарков от учителей, радостно поплелся в свой кабинет. Девушки из старших курсов немного попели и все разошлись по своим аудиториям. Ничего не изменилось с первого курса. Только в помещениях пахло свежей краской и новыми книгами, которые так щедро одарили нас книжные магазины. Пара началась. Я посмотрела на тетрадь, потом на доску, которую Елизавета Викторовна, учительница биологии, так страстно исписывала какими-то каракулями и еще не известными мне формулами. Мне всегда нравился этот предмет. А особенно, когда начинали говорить об насекомых. Конечно, из этих комашек мне нравились немногие. Солнышко и бабочка. Особенно она.

  Ее легкие крылья, пошатывающие на ветру, и стремление к высоте. Она с уродливой гусеницы превращалась в прекрасного мотылька. С детства с восхищением смотрела на них. Они были свободнее ветра, но в тоже время могли сгореть на огне свечки, на которую часто попадались или какой-то маленький смазливый ребенок ловил их своим сачком. Но даже в неволе она не теряла своей красоты. Гордая и не винная продолжала трепетать крылышками, чтобы получить воздух и цветы.

— Смотрите, это он! — прокричала над головой Сашка, уставившись в окно.

  Все рывком пристали к окнам и чуть ли не слюнки пускали. Даже уже старая учительница тоже с нескрываемым восхищением смотрела сквозь прозрачное стекло. Мне не больно хотелось отвлекаться от раздумий о любимом творении, но интерес взял гору и я, немого отодвинув какую-то девку, тоже уставилась в окно.

  Наши окна выходили как раз на двери входа. И именно к ним направлялся всеми восторженный идеал. Только вот я не понимала зачем было кричать и махать руками ему. Это был обычный парень лет так 17-18. Внешность правда красивая, даже скорее мягкая. Нежные черты лица, черные волосы и глаза. Когда он повернулся чтобы поглазеть на девчонок и наверняка подмигнуть им, я увидела его прекрасные глаза. Будто полоска синевы, как на спине у геликонии Дорис*. Чтобы точно в этом убедится я напялила на себя очки. Когда наши глаза встретились мы оба удивленно уставились друг на друга. Девчонки завижжали от восторга и какая-то из них пнула меня в плече. Оступившись, я ухватилась за подоконник, но новые недавно купленные очки, которые я так ждала, с визгом полетели на асфальт. Так как это второй этаж сомнений не было — от них останется только мусор.

— Неееет! — я уж было хотела прыгать за ними, но Ника вовремя ухватила за локоть и мое тело повисло на подоконнике.

— Смотрите, он их поймал. Невероятно! — с восторгом кричала Машка.

  Теперь сквозь слезы я увидела как подо мной, распластавшись на асфальте, лежал голубоглазый Дорис и держал над головой мои очки. Будь я сейчас там внизу зацеловала бы. Девчонки удивленно и торжественно переговаривались друг с другом, будто он не стекляшку в оправе поймал, а человека.

— Жди у входа на перемене, — крикнул на прощанье паренек и спрятав мои очки в карман удалился с друзьями.

  Стоп. А сейчас трудно отдать? Теперь еще наверняка спасибо надо будет говорить. А что если он от меня чего-то потребует? А у меня то денег нет. Теперь вместо восхищения я начала мысленно фантазировать над тем, что он может попросить. И увы думалось мне не самое приятное и людское.

  Все расселись по местам и принялись обсуждать увиденное. Елизавета Викторовна пыталась еще что-то объяснить, хотя тоже было немало потрясена случаем.

— Ну разве тебе не повезло? — сев возле меня кричала Машка, когда учительница вышла немного подышать, а нам дала прочитать параграф.

— В чем это? — недоуменно посмотрела я на нее. — Мои 250 гривен чуть в вдребезги не разбились, а я должна говорить, что мне повезло.

— Нечего ты не понимаешь, — возмутилась блондинка. — Сам Роман Мотылёв поймал твои малозначимые очки. Этим гордится надо.

— Так купи себе очки, урони и пусть их поймает «сам Роман Мотылёв». Тогда можешь гордится этим хоть до старости, — грубо ответила.

— Точно. Это идея. Ты просто гений Талка, — и Машка восхищенно пожала мне руку.

  Я лишь глубоко вздохнула. Было бы намного проще будь я как Машка, наверное. Просто бы глупо улыбалась и строила глазки, питаясь просто охмурить его и затащить в постель, чем обычно эта блондинка и занималась. Но я так поступать не стала бы никогда. Может и скопировала бы первую часть ее поведения, но вот с постелью делать бы не стала.

  Звонок на перемену прозвучал будто выстрел. Я быстро вкинула вещи в сумку и направилась к выходу, где должна была получить свои любимые очки.

  Вы не беспокойтесь, со зрением у меня не такие уж и проблемы. Просто далеко не вижу. Когда начала носить их сначала смущалась, а потом нормально себя чувствовала.

  Поскольку эта перемена была большая, целый час, все ребята разбежались кто куда. Большинство в столовке зависло. Парочки поторопились в свои заветные места дабы уединится. Так что пройдись ты в это время по зданию некого не найдешь. Лишь нескольку учителей что-то черкали на досках, готовясь к контрольной. Осторожно спустилась со ступенек и медленно начала пробираться к выходу. Некого не было. Не уж то обманул? А как же тогда мои очки? Подонок, не уж то продать захотел? Хотя за них много не заплатят. Я бы точно много не заплатила.

— Меня ждешь? — резко обернувшись, увидела спасителя моих драгоценных стекляшек.

  От неожиданности начала быстро отходить назад, совсем забыв, что за спиной ступеньки. Минута и шугнула бы вниз, как кролик, но чьи-то крепкие руку схватили и прижали к себе. Не устояв плюхнулись на пол.

— Ты что чокнутая? — задыхаясь спросил парень.

  Я сидела в его объятиях и не могла сказать и слова. Лишь слышала, как бешено стучит его сердце и не менее частое дыхание.Наконец страх немного поутих и я пришла в себя. Первым делом быстро освободилась от его рук. Нельзя было допустить что бы кто-то увидел нас в такой позе. Дальше встала и отряхнула джинсы. Он смотрел на меня выжидающе.

— Прости, что тебе пришлось спасать меня, — я протянула ему руку. При всем этом выражение мое лица было весьма серьезно. Видимо поэтому он и засмеялся. — Ты чего?

  С  мех меня вовсе не смущал, просто было интересно, чего это он так беззаботно рассмеялся.

— Ты не поверишь, но твои очки были намного легче, — продолжая смеяться, сказал он.

  Теперь я смотрела на него зло и ненавистно.

— Знаешь ли, отдай мои очки и мы уйдем в разные стороны. То что я чуть не разбила очки была твоя вина. И этой ситуации тоже не было бы, — негодующе выпалила я.

— Да ладно тебе, я просто пошутил.

  Он схватил мою руку, которую я зачем-то продолжала тыкать ему. Протянул очки и мило улыбнулся.

— Значит так, я спас твои очки и тебе, за эти ты мне должна двойное спасибо. Как думаешь отплачивать его? — с интересом посмотрел он на меня, явно оценивая фигуру и грудь.

— Не мечтай, извращенец. Ничем таким точно не буду. Могу угостить большим мороженым, — конечно вариант желал бы лучшего, но денег то у меня особо много не было.

— Тогда сходи со мной на свидание. В субботу в десять жду тебе возле в входа в парк Парусник. Не опаздывай.

  Он отряхнул штаны и подняв рюкзак поплелся в направлении библиотеки. Когда он скрылся за поворотом, я глубоко задышала. От неизвестно чего мои щеки покраснели и сделалось так неловко. Свидание! С парнем! Не могу в это поверить. И не надо удивляться. Мне шестнадцать, но я еще не с кем не встречалась. Ну не то что бы даже ни с кем. Просто с бывшим парнем, который был год назад, назовем его Павлиний глаз*, у меня свиданий не было. Ну мы иногда встречались под домом и посидев полчаса на скамейке, расходились.

  Все еще не веря в случившееся, я поплелась в магазин.

— Вот влипла, — только и вымолвила про себя.

Примечание автора

1. Цвет спинки геликонии Дорис может быть голубым, красным или зеленым в зависимости от места обитания. Геликонид ещё называют булавоусыми за характерную форму усиков. Медлительные насекомые летают большими группами, никого не боясь, поскольку ядовиты, да к тому же отпугивают потенциальных врагов неприятным запахом.
2. Павлиний глаз, пожалуй, самый узнаваемый представитель семейства нимфалид. Четыре ярких пятна — удачная защитная окраска для отпугивания врагов. Мало желающих рисковать собственным здоровьем, завтракая странной четырехглазой особой.

Так как главная героиня любит бабочек, она иногда сравнивает какие-то вещи с ними или людей называет видамы мотыльков.



Лили Рейн

Отредактировано: 19.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться