Крылья

Часть 1, Глава 1

Солнце. 
Свет над головой.
А в ущелье души темнота.
Безмятежно и чуть дыша
дремлет моя тоска.

Беспрепятственно, 
беззаботно,
окончательно, 
бесповоротно
распластала свои крыла
и осталась здесь 
навсегда.

 

День доживал свои последние минуты. Птицы шныряли как сумасшедшие, пытаясь урвать мгновения перед закатом и завершить дела, которые не могут подождать до завтра. Впрочем, самого понятия «завтра» в их маленьких щебечущих головках и не существовало, зато было всеобъемлющее чувство полноты жизни с первых до последних лучей солнца. Заботы, опасности, эмоции отступали лишь с наступлением темноты, дарующей долгожданную иллюзию относительного спокойствия и безопасности. И ночь теперь была уже совсем недалеко. Небо отдавало розовым, а теплый вечерний ветер негромко шептался с шуршащей, то тут, то там опадающей сентябрьской листвой. Сэйт сидел на подоконнике своей башни и курил. Не спеша, с расстановкой, пристально вглядываясь в переливающуюся цветами заката высь. Он только что вернулся домой после долгих скитаний. Загорел, оброс щетиной и превратился из мальчика-подростка в молодого мужчину, очень похожего на своего отца. Темноволосый, высокий, с прямыми чертами лица, спортивным телосложением и твердым уверенным взглядом. Пожалуй, чуть мрачноватый для своего возраста, но Сэйта это совсем не портило. Напротив, скорее придавало мужчине загадочности, особенно с точки зрения противоположного пола.

Жилище встретило блудного сына тишиной и спокойствием. Сэйт кивнул маячившей на входе охране и прямиком поднялся к себе, больше никого не встретив по пути. Кинул рюкзак в угол, неторопливо обошёл комнату и, достав самокрутки, устроился под потолком на окне, рядом с платформой, где спал ещё ребёнком. 

Он сбежал из дома сразу после тогдашнего разговора с матерью. Не понимал, что за дурацкие проблемы у этих ненормальных родителей? Почему они не могут жить вместе? Не верил, что отец снова появится, и больше не мог сидеть дома, в ожидании неизвестно чего. Бросил учёбу. Ушёл защищать границы каких-то территорий Джеда (до которых ему, по сути, не было никакого дела) и за три года походной жизни повзрослел лет на десять. Теперь эта комната, набитая старыми — наивными и детскими — вещами, казалась ему смешной. Он вспомнил, как они в первый раз спустились вниз по трубе. Как мама сначала отказывалась, а потом, испуганно взвизгивала и скользила вниз, сидя на плечах отца. И они все вместе смеялись до упаду. 

«Как же счастлив был он тогда!» 

Но этого уже не вернуть. Так же, как и не вернуть беспомощно болтающуюся как плеть руку… Если бы не ранение, он бы ещё долго не появился дома. Сэйт поморщился от боли и снова затянул сигарету. Его рана была неопасна. Так, ерунда. За четыре месяца он кое-как приноровился к своему однорукому состоянию, но малейшее движение отдавалось в нём неимоверной болью и врачи ничего не могли поделать. Только курево — единственное, что спасало хоть ненадолго. Он погасил окурок и достал вторую сигарету. 

— Всё так плохо? — послышалось снизу. 

Сэйт вздрогнул и обернулся на голос. 

— Отец. Ты здесь… — ошарашено уставился он на Азаира, стоявшего в дверях.

Тот слегка улыбнулся ноткам удивления и радости в голосе сына, поднялся к окну и осторожно обнял его: 

— Очень больно? 

Сэйт пожал плечом и снова поморщился. Азаир коснулся губами лба и сын расслабился в его объятиях. На лице появилось слабое подобие улыбки.

— Жаль, что нельзя провести так всю жизнь, — попытался свести к шутке Сэйт. Азаир погладил ершистые густые волосы сына и осторожно провёл кончиками пальцев по его висящей руке. 

— Нет. Не надо. Пожалуйста, — стиснул зубы Сэйт, схватил здоровой рукой запястье отца и попросил: — Я не выдержу. Оставь. 

Азаир отступился и снова прильнул к его лбу.

 

*****

А на следующее утро Сэйт куда-то ушёл и вернулся лишь поздно ночью, бледный и едва держащийся на ногах. Азаир ждал его на лестнице. Увидел, как сын, поддерживаемый другом из своего отряда, ковыляет к дому, и быстро пересек сад. Он поднял Сэйта на руки и понёс вовнутрь. 

— Что ты сделал? – шептал отец, укладывая сына на диван.

— Ничего, теперь всё хорошо. Мне больше не больно.

— Чёрт, Сэйт. Ты же знаешь, тебе нельзя терять руки, — злился Азаир.

— Она на месте, просто больше не работает и не болит, — слабо улыбнулся Сэйт. — Так лучше. Я бы стал наркоманом и замучил вас с мамой… Не хочу, чтобы ты тратил на меня свои силы.

— Почему не посоветовался? — корил его отец.

— Ты бы не позволил, — устало пояснил Сэйт, — а теперь всё решено. Ни боли, ни сигарет, ни нервных окончаний. Через пару месяцев мне вживят какую-то искусственную дрянь, и я буду почти как раньше. 

Он чуть заметно усмехнулся и прикрыл глаза. 

Дальше расспрашивать сына не имело никакого смысла. Сделанного не вернуть. Сейчас тому нужен был только отдых. Азаир коснулся кончиками пальцев висков сына, и вскоре дыхание Сэйта выровнялось, стало глубоким и размеренным. Он спал. «Всё, на что ты способен», — огрызнулся Азаир про себя, недовольно стиснув зубы. Если бы не самовольство сына, если бы не медицинское вмешательство, возможно, все было бы совсем иначе, а теперь ему ничего не оставалось, как, скрепя сердце, смириться. И винить, кроме себя, было некого. Он сам забросил сына. Считал, что будет лучше, надежнее, если Сэйт, да и вся семья, будут держаться от него подальше. А вышло наоборот… И с чего он решил, будто его сын станет сидеть дома? В голове промелькнули воспоминания о собственных скитаниях. С раннего детства и до сих пор он нигде не задерживался надолго. Вот и сейчас Азаир только что вернулся домой. Разобравшись с Айдой, он планировал отправиться на поиски Сэйта, выяснил, где стоит его полк, только хотел предупредить Айду, что уезжает, но сын оказался уже дома. Жаль, что причина досрочного прибытия оказалась совсем не радужной.



Юлия Бриг

Отредактировано: 04.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться