Ксения Рахими. "Шесть часов до точки мира". Часть 2.

Шесть часов до точки мира. Часть 2.

Шесть часов до точки мира. Часть 2. © Copyright: Ксения Рахими, 2017

"Как же так может быть?", - недоумевала Илонка. - "Малявка, ты слушаешь? Нет, я вижу это бесполезно. Тебя что, так этот таинственный незнакомец околдовал?"

"Ты о чем?", - переспросила я сестру, но это было больше риторическое замечание, в надежде, что она прекратит свои расспросы.

"О чем я?! Ты целые дни не ешь, плохо спишь. Всё время избегаешь меня, когда я с его братом. Мы же в отпуске в конце концов!", - это уже было похоже на негодование. - "И вообще, может быть, ты объяснишь в чём дело? Я же всё таки твоя сестра!".

Тут меня зацепило. Впервые у моей самовлюблённой красивой длинноногой сестры появилась нотка тревоги за меня. Но я сама не знала и не могла бы ей ни то что в двух, а даже в пятидесяти словах рассказать, что со мною происходило. Никогда, и я повторю, никогда ещё ни один мужчина так не интересовал меня. Меня, безразличную до сентиментальностей и сахарной ваты, называемой отношениями и любовью. Меня, смотрящую на мужчин больше как на партнеров по шахматам: кто кого переиграет? какой следующий ход? Эта тактическая игра, эта шахматная доска всегда забавляла меня. Если глубоко задуматься, мне даже не были интересны сами мужчины, сколько их действия, их реакция. И тут...Эта длинноносая личность в очках перечеркнула все мои правила - нагло, просто, одним махом.

"Давай сегодня проведём время вместе, я не буду прятаться в номере, обещаю", - решительно предложила я Илонке, скорее всего из-за злости на саму себя, из-за невозможности противостоять одолевшему меня притяжению.

"Вот так поворот!", - радостно вскрикнула она. - "Вот это уже больше на тебя похоже. Только одно условие, ты идешь вместе со мной и Андреем к его родителям".

"Родителям? Так они здесь живут, а не отдыхают?"

"Мелочь, я же говорю, ты так все дни поглощена своими мыслями, что даже не удосужилась прислушаться к моим рассказам. Да, они же местные."

"Хорошо, не верещи. Так у вас что, за пару дней так всё серьёзно?"

И я дала возможность моей сестре погрузиться в долгий и упоительный рассказ об их с Андреем любви, которая за пару дней нашего с ней отдыха выросла до небес и приняла неестественные космические размеры. Я уже видела куски сахарной ваты, летавшие воркуг меня и мерзко прилипавшие ко всему телу. Но Илонку уже было не остановить и ей доставляло удовольствие донести до меня всю информацию как можно детально. Что, если разобраться было совершенно нормально. Нормально. Не для меня. Но - нормально, так как себя всегда ведут влюблённые люди.

После душа, высушив наскоро волосы, накрасившись и одевшисъ в обтягивающее белое короткое платье, я взяла под руку сестру, которая сама вся сияла в топе на тонких бретельках и которкой юбке, и мы спустились в фойе отеля. Прошло совсем мало времени, прежде чем визги и прыжки Илонки, невзирая на 15 сантиметровые каблуки, дали мне понять, что подъехал Андрей. Он вошёл в отель как обычно очень вольно, просто одетый в футболку и джинсы. Илонка напрыгнула на него и я вежливо отвернулась пока они повисли друг на друге, утопая в длительных поцелуях.

Нежности таки закончились, мы добрались до места, где жили родители Андрея, и поднялись наверх. В большой и уютной комнате был накрыт стол, нас с Илонкой очень гостеприимно приняли. Пережив время сюсюканий и расспросов, я отправилась на кухню, помочь маме Андрея накрыть стол. Она уже усердно нарезала яблочный пирог.

"Проходи, проходи, дорогая моя. Вон достань-ка мне тарелочки из того шкафчика", - "Настя, Настя..."

"Что такое?", - весело поинтересовалась я, подавая тарелки и поражаясь, насколько ровные кусочки удавались этой милой, доброй, заботливой женщине.

"Знаю я, кому ты бы очень в своё время понравилась...", - загадочно улыбнулась она.

"К-кому?", я начинала заикаться от волнения.

"Моему старшему сыну, вот уж кто бы раньше глаз от тебя не отвёл!", - засменялась она. - "Но, слава Богу, женат и..."

"Ж-жженат?!", - я только и успела увидеть как одна из тарелок покидает мои руки и, словно в насмешку надо мной, успев пару раз ловко перевернуться в воздухе, падает и разбивается в дребезги.

"На счастье! Не страшно, не страшно, дорогая, разве мало тарелок в доме!", - защебетала мама Андрея, решив, что я стою как парализованная из-за разбитой тарелки.

"Г-где, где здесь у Вас веник?", - выдавила я из себя.

"Вон там, дорогая," - эта мудрая женщина подмигнула мне, и подёргала за щёку, - "Не переживай ты, это лишь тарелка. Так, я пойду посмотрю чем там папа нашу парочку развлекает!"

Оставшись одна на кухне, я взяла веник и опустилась на колени, принявшись заметать осколки. Мне казалось, что это осколки моей только начинавшей зарождаться, но очень яркой мечты. Я была так погружена в себя, что не восприняла даже новых возникших в коридоре радостных окликов. Вдруг я увидела перед собой красивые стопы, в белых носочках, мне захотелось упасть к этим ногам и обнять их, как зазвучал голос, тот самый голос, наполнявший теплом, струящийся по всему моему телу, нажимающий каждым своим звуком на невидимые клавишы, и заставляющий трепетать, возбуждаться, и снова трепетать...

"Всё хорошо?", - он заботливо взял меня за локоть и заставил подняться. - "Вы уже готовы падать передо мной на колени?"

Тут я посмотрела на него. Опять сияла эта вызывающая усмешка на его лице. Он был в синей рубашке с коротким рукавом, потрясающе подходящей к его бесподобным глазам.

"Опять в очках?", - язвительно заметила я, пытаясь хоть к чему-то придраться. 

Между моими словами и следующими действиями прошли ровно две секунды. Секунда первая - он схватил меня за талию и резко притянул к себе, так прижав, что я почувствовала всю горячностъ его тела, всю его силу. Секунда вторая - он взялся за мои волосы и грубо потянул их вниз, заставив меня таким образом откинуть голову назад, потом слегка укусил меня за подбородок и поцеловал в него.



Ксения Рахими

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться