Культ

Культ

Барак, сидя на мягкой скамье, обитой тонко выделанной верблюжьей кожей, смотрел куда-то сквозь пляшущие языки пламени. Огромная каменная чаша в центре зала, внутри которой полыхал огонь, жадно обгладывая сухие бревна, являлась одновременно источником тепла и света. В жизни все устроено именно так: одно, погибая, дает жизнь чему-то совершенно иному. Все глубже и глубже Барак уходил в свои мысли, уже не слыша тихого рыка и треска огня, не чувствуя потоков тепла своей кожей, он покинул это, пропитанное ложью и кровью, место. В его сознании глубоко-глубоко под тяжестью тысячелетий скрыта память о том времени, когда у него еще была душа… Сейчас он вновь оказался там, среди бескрайних песков две тысячи лет назад. Тогда он и другие братья обманули смерть и навлекли на себя проклятье пострашнее, чем она:

— Здесь! Это должно быть здесь!!! Мы не могли ошибиться!

— Не могли… — согласился Абриил и присел на черный вулканический песок. Вокруг были лишь барханы и ветер, а еще солнце, нещадно палящее, раскаленное солнце.

— Мы посвятили свои жизни пустоте… Великие ступени, ведущие к создателю, их никогда не существовало, и мы искали, лишь легенду, выдумку, красивую, но глупую сказку!

Пелиах заглядывал в наши глаза и больше не видел в них веры. Наши лица, истерзанные ветром и песком, обожженные солнцем, выражали лишь отчаянье. Оно переполняло нас, вытеснив все прочие чувства.

"Они пали духом сдались, поверили глазам, позабыв, что нас ведет вера. Их тела страдают от жажды, а души от маловерия", — думал Пелиах, продолжая искать. Лишь он один по-прежнему не унимался. Только один из нас искренне верил, бродил кругами в поисках несуществующих ступеней. Он тоже устал, он был почти мертв, как и все мы, ведь каждый из нас понимал — запасов воды нам не хватит на обратный путь...

Минуло много часов, пока Пелиах не закричал:

— Ко мне, братья! Я нашел!!! Нашел их!!!

Обессилившие и изможденные мы даже не сразу поняли, что крик брата это не сон и не мираж. Нас мучила жажда, и иногда слышались голоса или скрип несмазанного колеса телеги, но когда он закричал вновь, мы ринулись к нему, еле сдерживая детский восторг. Усталость исчезла, словно ее и не было, спотыкаясь на бегу и кубарем катясь с бархана, десять человек неслись, будто оголтелые юнцы с криками и смехом. Наши глаза, наконец, увидели то, что так долго искали — поваленные колонны Великих ступеней. Вера вернулась в души братьев, а вместе с ней и сила. Пелиах хорошо знал, куда направить эту энергию. Еще долгие и тяжелые три дня шли работы. Невзирая на усталость, почти полное отсутствие еды и нехватку воды, мы продолжали без устали рыть песок. Надежда, что врата работают и откроют путь в обитель бога не просто жила, она пылала в наших сердцах. Этого нестерпимого жара хватило, чтобы заглушить боль, затмить солнце и забыть о жажде. От дома господня нас отделяли лишь эти горы песка.

Когда работы по очистке были закончены, предстояла еще немыслимая задача поднять колонны. У нас было достаточно веревок, и пока еще оставались силы. С огромным трудом, буквально стирая руки в кровь, мы справились с этим. Перед нашими взорами предстала белокаменная арка с чудесным барельефом из странных, непонятных символов. Она возвышалась над тремя большими ступеням, слишком большими для человека. Но мы точно знали, что делать, чтобы врата открылись. Пелиах обратился к нам:

— Братья, позвольте мне первому ступить к всевышнему. Когда-то давно, я посеял в сердце каждого из вас зерно веры в надежде, что когда-нибудь оно прорастет. И вот, этот день настал. Кто-то ждал его пять лет, не так ли, Нахам? Он примкнул к нам уже тут, на юге континента. — самый смуглый из нас брат кивнул. — Кто-то, как и я сам, посвятил вере уже второе десятилетие, не так ли, Абриил?

Седобородый, всегда мыслящий на пару шагов вперед, старик медленно кивнул. Он уже больше никуда не спешил, Абриил лишь надеялся дождаться этого дня, до конца своих, так что, он уже перевыполнил свой план.

— Совсем скоро мы встретим всевышнего. Я буду ждать вас по ту сторону врат.

Резанув, итак в запекшейся крови и содранных мозолях, ладонь Пелиах приложил ее к правой колонне на символ солнца. Ударила волна воздуха, подняв тучу песка и опрокинув, пришедших людей. Поднявшись, мы увидели белое свечение в арке, куда и вошел Пелиах. Проход тут же беззвучно исчез. Мы, один за другим, открывали дорогу кровью и проходили внутрь, попадая в нестерпимо жаркий тоннель. Казалось, волосы и кожа вот-вот вспыхнут пламенем, чудовищная боль пронизывала все тело. Нас несло все быстрее и дальше, пока не швырнуло на такой же черный песок у подножья гигантской пирамиды, казавшейся нам горой, попирающей алое небо.

Долгие три года блужданий в песках, а до этого десятки лет изысканий по всему миру, основываясь лишь на устных преданиях, да обломках глиняных табличек, завершились сегодня здесь. Наши серые хламиды изорваны, грязны, наши лица обветренны и обожжены, но мы у дома господня, в нас, ни капли сожалений, лишь все тот же благоговейный трепет перед встречей с всевышним...

Одиннадцать человек, вскарабкавшись по огромным ступеням, вошли в распахнутые настежь врата. Полая пирамида была одним сплошным невероятно большим залом и кладбищем. Кругом замерли дивные создания с белыми крылами, похожие на людей, но гораздо крупнее, и могучие, закованные в латы, рыцари, а так же, множество других существ, странных насекомых, а некоторые создания и вовсе не на что не походили. Десятки, сотни удивительных существ в одном месте, а в самом конце зала — гигантский, пустующий трон. Все вокруг укрыто покрывалом то ли из пыли, то ли из пепла, и выглядит так, будто здесь не было никого с сотворения мира. Замершие существа, словно сотни статуй, пустыми глазницами смотрели в вечность. Они стоят тут очень-очень давно.



Павел Криков

Отредактировано: 13.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться