Лабиринты Роуз

Книга 2. Лабиринты Роуз. Пролог

- Петрик! Петрик! Подожди меня! 
- Не называй меня Петриком. Я - Петр. Сколько раз тебе говорить? - пятнадцатилетний граф резко обернулся, остановив свой бег по лестнице, ведущей к самой вершине Башни Молчания. 
Он ждал, пока запыхавшаяся Роуз, которой едва исполнилось двенадцать, догонит их с братом. 

Генрих, родной сын наследного принца, не был кровным братом Петру, но годы, проведенные в королевском дворце Эрии, сроднили их. Все портила лишь малявка Роуз, которая неотступно следовала за мальчиками с тех самых пор, как научилась ходить. Правда, и она иногда была полезна. Например, в играх, где требовался третий участник: в подушечных боях, в погонях по извилистым коридорам дворцов и крепостей, куда королевская семья выезжала на отдых, в прятках в садовых дебрях или зеленых лабиринтах, мода на которые пришла откуда-то с юга.
Свон, крестная мать Петра, не делила детей на родных и приемных, воспитывала их в строгости, и в течение учебного года им редко удавалось побездельничать. Летом же, когда они перебирались в Северную Лорию, где правила их прабабушка - королева Беатрис Шестая, все трое переставали сдерживаться и, словно разбойники, с криком и шумом носились по тихим анфиладам дворца. 
Свон со своей бабушкой находились в прохладных отношениях, поэтому не часто появлялась во дворце, а старуха-королева души не чаяла в детях и позволяла им творить что угодно. 
Но прошли годы, братья выросли, им стало не до игр, поскольку четырнадцать-пятнадцать лет – этот тот возраст, когда уже можно считать себя взрослыми, но Роуз не желала замечать произошедших с ними перемен и пыталась вернуть мальчиков в детство, в котором сама еще благополучно пребывала.

Вот и сегодня с самого утра они прятались от Роуз в библиотеке и морщились, слыша, как она протяжно выкрикивает их имена. Крадучись пробираясь между высокими стеллажами, забитыми книгами, братья нечаянно качнули один из шкафов, и на пол обрушилась лавина из томов и фолиантов. 
Книгу в черном переплете с золотым тиснением Петру показал Генрих. Она, упав с высоты, раскрылась на красочной гравюре, где в бою сошлись, оседланные людьми драконы. 
Страница, другая и друзья поняли, что к ним в руки попала весьма редкая книга, поскольку они никогда не слышали о войне с бахриманами.
Друзья настолько увлеклись чтением, что не заметили, как к ним подкралась Роуз. Они вздрогнули от ее победного крика, но головы так и не подняли. 
- Кто такие бахриманы? - заглянув через плечо Генриха, спросила Роуз. 
- Жрецы, умевшие передвигаться по миру с помощью порталов. Колдуны из Сулейха, - брат перевернул страницу. 
- Но Сулейх - это страна, где правит наместник Роквэлл Блэк, старый друг родителей, и там нет никаких колдунов, - уверенно сказала Роуз. Ей нравилось блистать знаниями перед Петром. Они хоть и воспитывались вместе, граф Пигеон часто сбегал с уроков и порой не знал элементарных вещей. В глазах Роуз он выглядел бунтарем, и примерную девочку волновал его вольный нрав. 
Роуз часами могла наблюдать, как Петр упражняется с мечом или фехтует с Генрихом. Занятия по укреплению тела граф предпочитал сидению над учебниками. Генрих тоже любил физические упражнения, но уступал в мастерстве старшему товарищу, что в последний год особенно стало заметно: длинный, нескладный принц двигался не так уверенно и действовал не так ловко, как мускулистый и подтянутый граф. Если бы Роуз была старше, она поняла бы, что нескладность Генриха временная - он обещал стать высоким и красивым юношей. 
Несмотря на свой юный возраст, Роуз верила, что никогда не встретит человека лучше и красивее, чем Петр. Она любила его, пусть по-детски, но искренне, и ее сердце изнывало от тоски, поскольку граф Пигеон не обращал на нее никакого внимания.

С недавних пор братья начали хранить свои взрослые секреты. Они замолкали, стоило Роуз появиться в поле видимости, что делало ее несчастной. Она чувствовала себя брошенной, одинокой. 
Однажды Роуз проревела всю ночь после того, как случайно увидела фрейлину матери, крадущуюся из комнаты Петра. Позже, с пристрастием наблюдая за весело щебечущей дамой, принцесса разглядела на ее шее тщательно замазанные следы поцелуев. Поняв, чем ночью занимался Петр и эта ужасная женщина, Роуз со слезами на глазах выбежала из залы, чем вызвала каскад вопросов от родителей. Но как признаться им, что она ревнует?

И теперь, стоя в библиотеке, она замерла, испытывая невероятное счастье. Ее Петр находился рядом и можно было без стеснения на него смотреть, пока Генрих увлеченно рассказывал о давних событиях. 
- Шла война против бахриманов, и всех колдунов уничтожили. Тут написано, что предводителем пяти королевств выступал наш отец - Эдуард Эрийский. 
Петр рассматривал картинку, на которой белые драконы дрались с черными, а на Башне Молчания стояла одинокая женская фигура. Ее волосы развевались на ветру. Художник точно передал, что нарисованная девушка готовится прыгнуть. 
- Но почему нам не рассказывали о войне со жрецами, когда мы изучали историю? - Роуз мысленно сопоставила даты, указанные на странице. - Получается, наши родители еще не поженились. 
- Смотри, тут написано, что бахриманы могли открывать порталы одним взмахом руки! 
- Вы что здесь делаете, озорники? - скрипучий голос старого библиотекаря заставил всех троих подпрыгнуть от неожиданности. - Вы раскидали книги! Что скажет на это Ее Величество? 

Петр и Генрих резво поднялись и со смехом бросились вон из библиотеки. Роуз же задержалась. Она подхватила оставленную ими книгу, на обложке которой светилось золотое тиснение «История о коварных бахриманах и победе над ними Союза пяти королевств», и побежала следом. Книга оказалась тяжелой, но принцесса не хотела ее бросать. Неразлучные друзья наверняка спрячутся, и ей не придется бесцельно бродить по коридорам, и выискивать их. У нее теперь есть чем заняться. Она хочет все знать об истории войны с бахриманами. 
Роуз интуитивно угадала в нарисованной фигурке на Башне Молчания свою маму. 



Татьяна Абалова

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться