Лаки и Майка. Мир на двоих

Пролог.

книга первая

в которой Лаки – оставшаяся совсем одна девушка – в своем странствии по 
осколкам некогда великой и могущественной цивилизации,
встречает Майку – такую же одинокую в забытом и заброшенном мире 
девчонку, как и она сама.


Лаки и Майка. Мир на двоих


…Детям вечно досаден их возраст и быт,
и дрались мы до ссадин, до смертных обид…
                                                          Высоцкий


Пролог.

  Вскоре после наступления полудня последние деревья леса расступились перед Лаки, и она вышла к большому озеру, окруженному узкой полоской чистого песчаного пляжа. По обеим сторонам от озера также был лес, а за дальним берегом начинался город. Город был большой, обширный, возвышающийся над землей громадными небоскребами. И, конечно же, этот город тоже был давно покинут. За последний год своего путешествия Лаки уже побывала в трех крупных заброшенных городах, и этот, скорее всего, ничем не отличался от предыдущих. 
  Она устроила поудобнее рюкзак за спиной и зашагала к озеру.
  Вода в озере выглядела чистой и прозрачной и к тому же была довольно теплой в этот солнечный день, и Лаки захотелось искупаться. Озера совсем не часто попадались на ее пути и возможность выкупаться в такой невероятно приятной на ощупь и нагретой солнцем воде была очень ценной для Лаки.
  Она положила рюкзак на песок, сбросила с ног ботинки, сняла всю свою одежду, состоящую лишь из светлой, выгоревшей на солнце рубашки с закатанными по локоть рукавами, да коротких серых шорт из мягкой, но прочной ткани, и вошла в воду. На секунду Лаки оглянулась и бросила неуверенный взгляд на свой нож, оставленный рядом с одеждой, с которым она привыкла никогда не расставаться. Но, внимательно оглядев окрестности, неподвижные деревья на опушке леса, мертвые здания вдалеке и пустынный песчаный пляж, она убедила себя в том, что беспокоиться не о чем. 
  Последний раз Лаки видела людей около года назад, и это было очень, очень далеко отсюда. Иногда ей даже казалось, что она – последний человек на Земле. Последний человек, идущий сам не зная куда. Впрочем, Лаки знала, куда она шла – она шла на запад.
  Лаки собрала со дна горсть песка и тщательно потерла им свое тело, руки и ноги. Твердые шершавые песчинки очень хорошо очищали кожу от грязи, и Лаки порадовалась про себя, что теперь она хотя бы несколько дней будет чистой. А еще она порадовалась, что вчера вечером не поленилась постирать свою одежду в лесном ручье, возле которого она заночевала.
  Лаки последний раз окунулась с головой, потом отжала волосы и вышла на берег. Ей стало зябко под теплым летним ветром, и она достала из рюкзака большой кусок толстой и прочной материи, служивший ей постелью, одеялом и полотенцем, в зависимости от обстоятельств, и накинула его на плечи. Затем Лаки расстегнула небольшой боковой кармашек рюкзака и взяла из него еще одно из своих сокровищ – потускневшую плоскую металлическую расческу. Ей редко выпадала возможность тщательно вымыть голову, и поэтому каждый раз после такого мытья ей было приятно расчесывать свои чистые светлые волосы, которые она обрезала ножом на уровне плеч, когда они становились слишком длинными. Обсохнув, Лаки оделась и стала собираться. Конечно, ей хотелось еще хоть немного побыть у этого чудесного озера, посидеть на чистом песчаном пляже, окруженном с трех сторон лесом, может быть, даже сделать здесь привал и отдохнуть. Но Лаки намеревалась успеть осмотреть за день хотя бы часть города, и поразмыслив, она решила, не задерживаясь, направиться к видневшимся за дальним берегом зданиям. В крайнем случае, к озеру всегда можно будет вернуться. Она еще с минуту посидела на песке, нагретом теплым, но еще не жарким солнцем, какое бывает поздней весной или в начале лета, потом встала, закинула рюкзак за спину и зашагала в обход озера в сторону города.
  Как и всегда, город не оправдал надежд и не обманул ожиданий Лаки. В нем уже давным-давно никого и ничего не было. Здания смотрели на нее пустыми глазницами оконных проемов без рам. Бетонные дороги были разбиты и выщерблены и во многих местах проросли травой и кустарником. С каждым годом природа брала свое и понемногу все больше и больше разрушала некогда величественный символ человеческой цивилизации. 
  И этот город такой же, как и все предыдущие, с тоской подумала Лаки. В нем уже давно никого нет, и вряд ли уже когда-нибудь будет. Ну, что ж, ладно, я ведь уже привыкла…
  Через какое-то время она вышла на широкую, залитую солнцем улицу, и зашагала по ней на запад. Справа и слева тянулись однообразные многоэтажные здания, стены которых за многие годы были изъедены ветром и дождем, а окна и двери давным-давно выломаны и выбиты неизвестно кем – может быть, последними из людей, которые еще оставались здесь жить, а может быть, бандами мародеров, которые пришли сюда после них в надежде чем-нибудь поживиться.
  Справа от Лаки среди строений вдруг проглянуло большое и приземистое одноэтажное здание, и она из любопытства зашла внутрь. В здании было одно огромное помещение и в нем было пусто. Над головой нависал потолок, в котором небом светились дыры, а под ногами растрескался бетонный пол. Мимолетного взгляда хватало, чтобы понять, что помещение давно заброшено. В углах и вдоль стен лежал какой-то старый хлам вперемешку с рваным, истлевшим тряпьем. Под ногами местами скопился слой высохшей грязи. В дальней стене угадывался дверной проем, ведущий в темноту. Лаки вернулась на улицу. Таких пустых и заброшенных зданий она видела уже много за три года своего путешествия. Все города, в которых она побывала, были такими же – мертвыми и пустынными. Лаки зашагала дальше.
  Когда наступил полдень, она вышла к очень высокому строению из серых железобетонных плит, которое было намного выше остальных многоэтажных зданий стоящих по соседству. Лаки задрала вверх голову и стала считать этажи по черным проемам окон. Несколько раз она сбивалась, теряя место счета, но в конце концов насчитала шестьдесят этажей. Еще никогда Лаки не видела таких высоких строений. Словно монумент былого людского величия, это здание возвышалось над городом, и когда Лаки стояла рядом с ним и пыталась разглядеть его верхушку, ей казалось, что оно достает до самого неба.
  Вот бы туда забраться, подумала Лаки.
  А в следующую минуту ноги сами понесли ее внутрь.
  Скорее всего, когда-то это строение было домом, в котором жило очень много людей. Все этажи были похожи друг на друга, как две капли воды, и ни на одном не было какой-нибудь уцелевшей вещи. Лишь обломки бетона кругом, мусор и какие-то полусгнившие, полусожженные доски. Поднимаясь по лестницам все выше и выше, Лаки видела вокруг себя лишь разруху и запустение. Иногда она выглядывала в окна, и часть города раскидывалась перед ее взором.
  Вот бы поглядеть вокруг с вершины, подумала Лаки и полетела по ступеням наверх.    
  Поднявшись на сороковой этаж, она решила дать ногам немного отдохнуть. Просто стоять и ждать было скучно, и Лаки свернула с лестничной площадки в один из боковых проходов. Пройдя по тонувшему в темноте коридору, она, наконец, очутилась в помещении, залитом солнечным светом, проникающим внутрь сквозь пустые окна. Осторожно опершись руками на выщербленный оконный проем, Лаки выглянула наружу. 
  Даже с этой высоты вид был потрясающим. Остальные здания были настолько далеко внизу, что даже дух захватывало от увиденного. 
  А ведь можно подняться еще на целых двадцать этажей, пронеслось в голове у Лаки.
  Она повернулась и зашагала обратно к лестничной площадке. А в следующую секунду позади нее раздался какой-то грохот. Лаки оглянулась и увидела, что прямо в том месте, где она только что стояла, у окна, в полу теперь зияет довольно большая дыра. Здание уже много лет рассыпалось от старости, и даже небольшой вес Лаки мог ускорить этот процесс в особенно поврежденных местах.
  Спасибо, мама, подумала Лаки, и уже с удвоенной осторожностью продолжила свой путь. 
  Она всегда благодарила свою маму, за то, что та назвала ее этим счастливым именем. Когда Лаки была еще совсем ребенком, Мама говорила ей, что ее имя означает то, что его обладателю всегда и во всем будет сопутствовать удача, и беды и невезение будут обходить его стороной. Конечно, беды и всяческие мелкие неприятности далеко не всегда обходили Лаки стороной, заставляя ее мокнуть под ливнем без надежды где-нибудь укрыться или вынуждая голодать по несколько дней, но несколько крупных везений и большое количество везений поменьше на ее счету были, и это нельзя было не принимать во внимание. К тому же, Лаки было уже семнадцать лет, и она до сих пор была жива, что в этом безучастном к жизни отдельных людей мире само по себе считалось очень большой удачей. 
  Вновь выйдя на лестничную площадку, Лаки посмотрела вверх сквозь пролеты, затем немного подумала и, сняв рюкзак со спины, поставила его у ног, прислонив к стене. Затем она шагнула на лестницу и уже налегке побежала вверх по ступеням.
  Вскоре бесчисленные лестничные пролеты закончились и, пройдя через небольшой проржавевший тамбур, Лаки оказалась на крыше. Крыша была невероятно обширной. Правда, в нескольких местах, ближе к середине, она уже обвалилась. А в одном месте, недалеко от Лаки она просела и в углублении сверкала вода. Очевидно, она скопилась там во время дождя, лившего пару дней назад и заставшего Лаки в лесу. Лаки подошла и заглянула в лужу, и из лужи на нее посмотрело симпатичное загорелое лицо с большими серыми глазами и переливающимися на солнце золотистыми волосами. Лаки улыбнулась своему отражению и, осторожно ступая, двинулась к краю крыши.
  У Лаки захватило дух от того, что она увидела. Весь город раскинулся перед ней, как на ладони. И не только город, но и лес на востоке, и степь на западе, и все-все-все до самого горизонта, который теперь отодвинулся очень и очень далеко, было видно с такой высоты. Даже огромное озеро, в котором Лаки купалась утром, казалось отсюда совсем небольшим.
  Лаки облокотилась на невысокое бетонное ограждение на краю крыши и, закрыв глаза, подставила лицо свежему летнему ветру и жадно вдохнула прохладный воздух, который он нес с собой.
  Еще несколько секунд она постояла у края, любуясь видом, а потом подумала, что было бы очень здорово устроить здесь привал и перекусить, и что надо было не лениться, а захватить мешок с собой.
  -   Дуреха, - недовольно проворчала Лаки и пошла обратно, чтобы взять рюкзак.   
  Она стала спускаться по лестнице, считая этажи в обратном порядке, и когда очутилась на сорок четвертом, вдруг услышала отчетливый глухой стук, раздавшийся снизу. 
  Сердце Лаки замерло и сразу же бешено забилось, она прижалась к стене и вытащила из чехла на поясе свой нож. 
 



Даниелла Донская

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться