Лейси 3. Ненависть

Глава 1. Открой глаза

Когда в человеческий мозг попадает пуля, сначала она проламывает стенку черепа и на большой скорости проникает внутрь. Разрушительное действие в большей степени зависит от скорости, чем от массы и калибра. Мозг — желе. Пуля разрушает полужидкие ткани мозга, находящиеся в замкнутом объёме человеческой черепушки, сообщая ту энергию, что у неё есть.

В случае пистолетного выстрела пострадавший ещё может выжить, если у него не поврежден продолговатый мозг, заведующий жизненно необходимыми функциями: вы должны дышать, сердцу лучше биться — тогда вы ещё не труп. Профессионалы стреляют в переносицу, как раз чтобы поразить нижние отделы мозга. Алекс — профессионал.

Значит, я мёртв? Тогда это объясняет, почему я вижу их. 

Я открыл глаза в ослепительно белой комнате. Потом до меня дошло, что я пялюсь в потолок, который мало отличается от стен и пола. Разве что, вдоль стены установлены небольшие стулья. Безопасные на вид, без острых углов. А на стульях сидят мой друг Эд и мой бывший босс Стив. Бывший босс замечает:

— Он открыл глаза! 

Дремавший на стуле Эд подскакивает, направляется ко мне. Я, признаться, расстроен. Значит, Алекс не успел вызвать скорую? Стива убили на моих глазах, но Эд остался лежать на полу, раненый, пока мы с Алексом боролись на улице. 

Интересно, что я могу чувствовать грусть по этому поводу. Но… не слишком интенсивную. Здесь всё вязкое, заторможенное. Как будто я под дурью.

— Мы в лимбе?

Голос мне не принадлежит. Язык ворочается с трудом, голова тяжёлая. Хотя с какого хрена бы это был лимб? На добродетельных нехристиан ни один из нас не тянет. Нехристи мы точно, но грехов у нас хватает. У меня и у Стива. У Эда вот вряд ли. Так почему мы вместе? 

— Что он сказал, я не понял? — Эди повернулся к Стиву, босс слегка напряжённо заметил:

— Удивляется, что чертей вокруг нет.

— Вы черти… — прошептал я, попробовал улыбнуться. Губы тоже не слушались. — Рад вам, черти!

Оказались все вместе, значит, и на этом свете не всё так плохо. Прорвёмся. Но тогда здесь должна быть и… имя затерялось где-то в моей тяжёлой, пустой голове. Но образ нарисовался живой, манящий и искренний. Мне хотелось бы взять её за руку. Если я представлю её, она появится? Я напрягся, поднял голову, спросил:

— А где?..

Эд и Стив подошли, вглядываясь. Эд осторожно взял мою протянутую руку.

— Ну ты как? Что с самочувствием?

— А у тебя? — я его оглядел, насколько смог, шея от напряжения болела. Эд был одет в чистую светлую рубашку. Никаких кровавых пятен, как и на Стиве. Босс, как всегда, с иголочки. Если они спокойно говорят и ходят, почему я трупом лежу в постели? Дело в том, что они умерли раньше? Успели прийти в себя?

И вдруг дверь распахнулась, в мою белую комнату шумно ворвался Алекс! Краем зрения я заметил шастающих медсестричек и больничный коридор. Так, сука… Непонятно.

— А этот что здесь делает? — спросил я, кивая на соседа. — Кто-то грохнул? Поделом…

— Очухался, но не до конца? — поинтересовался Алекс у Стива. — Как он?

— Ждём тебя, чтобы понять. Это ты эксперт по всем этим делам.

— Это когда же я успел? — Алекс подошёл, взглянул на меня внимательно, присел на край кровати, поздоровался.

— Привет. Ты как?

— Ты меня убил. Издеваешься теперь?

— Думаешь, мы все на том свете? Ты, получается, невинно убиенный. И где тогда ангелы в белых одеждах?

— В коридоре бегают. Мне отсюда плохо было видно, но вроде ничё такие. А вот что ты здесь делаешь?

— Ты бредишь до сих пор?

— Ты же знаешь, куда стрелять, правда? Не мог же ты прицелиться как дубина и повредить мне головной мозг, при этом не убив?

— Хотел бы убить, убил бы. Ты в больнице, Лейси. Я, кстати, тоже не так давно очухался. Транквилизатор был сильный. Через раны на руках попал мне в кровь. Я вместе с тобой вырубился.

— О чём т… — я уронил голову на подушку. Так я под транком? Доза, наверное, лошадиная. — Что вы сделали? Не понятно ни хрена…

Они мне рассказали.

Чтобы вытравить из моей головы Лейлу, мои дорогие друзья придумали инсценировать убийство. Нужно было обязательно подтвердить серьезность намерений Алекса, поэтому они устроили сцену бойни в моей комнате. Все подготовились заранее: нацепили на себя разрывные пакеты с фальшивой кровью. Репетировали, наверное. Эд так натурально сыграл — выломал мне вместе с балконной дверью половину стены в квартире. 

Самое сложное: пистолет. Я мог заметить. Стив знал, что за модель я храню дома. Алекс вернулся раньше, подменил оружие. Но я всё равно мог сообразить, поэтому в вино, которое принёс Стив, тоже была подмешана дурь. И он пил вместе со мной, куда деваться. 

Транквилизатор был у Алекса. Он намазал его мне под глаза, когда вытирал кровавыми руками мои слёзы. Нужно было втереть тщательно, ещё лучше: нанести на слизистую под глаз, чтоб я вырубился быстрее. А дальше пистолет, приближающийся к переносице, хлопок и моя фантазия. 

Нашли нас Эд и полуадекватный Стив. Алекс долго не возвращался, они забеспокоились. Так как пожарную лестницу мы сорвали, им пришлось выходить через парадный. Как есть, в кровище. Хорошо, народ у нас осторожный, не подходили. Мало ли кто в крови валяется на заднем дворе. Так Эди нас и нашёл: меня, вырубившегося, привязанного к лестнице, Алекса, валяющегося в пыли. А вскоре к нему присоединился и Стив. Вино подействовало. Пришлось Эду в одиночку подгонять тачку и грузить в неё наши туши. Он привёз нас в больницу. Здесь уже ждали. Судя по всему, это выкупленная нашей конторой отдельная палата. 

— Ну так что, Алекс?

— Не пойму пока… — сосед подсел ближе. — Лейси, скажи, если ты помнишь обстоятельства «убийства», значит…

Значит я — это она. Так? А если нет? Но сейчас я не хочу об этом думать, потому что смотрю на ту, что так сильно хотел увидеть. Она сидит на моей кровати, между мной и Алексом, улыбается. Я развернул свою руку ладонью вверх, и она прикоснулась к ней своими пальцами. Не знаю, что почувствовал, может быть, счастье. Прошептал:



Зоя Ясина

Отредактировано: 25.11.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться