Лесной царь

Глава первая. Странный ключ

Глава первая. Странный ключ

Мир был черно-белым. Белый снег, черные деревья и ограды. Ася шла в школу. Тяжелая сумка с учебниками привычно оттягивала плечо. В прошлом году, когда Ася училась в девятом классе, было проще: тогда она носила рюкзак, но десятикласснице не пристало ходить с рюкзаком, даже если на нем изображены черепа в сердечках. Поэтому сумка.

Сегодня Ася пошла короткой дорогой, через лесок. Зимой, в темноте, здесь ходить жутко, но сейчас, в марте, светлело рано, и она решила срезать путь. Другая дорога, обходная, слишком длинная. За ночь снова навалило снега. Ася вышла сегодня из дома рано, редкие прохожие еще не успели протоптать тропинку. По белому полотну тянулась лишь одна цепочка следов. Прошел кто-то высокий и длинноногий, чтобы попадать в его следы, Асе приходилось прыгать, как воробышку. Она и напоминала чем-то воробушка: маленькая, тоненькая, из-под шапки выбиваются пушистые светлые волосы.

В школе все прошло как обычно. На последних страницах тетрадей Ася, почти не вслушиваясь в голоса учителей, выводила узоры. На алгебре узоры получались остренькие, как формулы, на литературе — плавные, как стихи.

Дома она, бросив сумку в прихожей, попыталась улизнуть за компьютер, но почти сразу в комнату вошла мама.

— Ася, надо выбросить мусор.

В руке мама держала деревянную лопаточку: готовила что-то на ужин. Из кухни приятно пахло мясным и жареным.

— Не могу.

— Почему? — удивилась мама.

Ася задумалась. Как объяснить, что сапоги мокрые, что на душе скверно, а мир черно-белый? Она не знала.

— Не хочу, — скорректировала она ответ.

— Думаешь, я хочу? — мама посмотрела задумчиво и печально. Уж что-что, а смотреть печально она умела.

Ася, вздохнув, отправилась натягивать мокрые сапоги. Не глядя, цапнула ключи с гвоздика около двери: вернувшись из школы, она повесила их туда, как и всегда. Но, к ее удивлению, в руке оказался незнакомый ключ, он был похож на старинный, с широкими зубчиками, глубокого медного цвета, и его головку украшал выпуклый узор.

— Мам, что за ключ? — спросила Ася вслух.

Мама была слишком занята на кухне, вопрос не услышала. Ася пожала плечами и вернула его на гвоздь. Ее связка висела там же. Она мимолетно удивилась: значит, ключ появился в последние десять минут, после ее возвращения из школы. Но Ася подумала, что это все же мама рассеянно повесила его, и успокоилась.

Мусорные контейнеры, как назло, располагались очень далеко от дома. Она шла по весенней каше из песка, соли и снега, размышляя о том, есть ли вообще счастье на свете. Или хотя бы лето. Ни в то, ни в другое сейчас не верилось.

Когда она вернулась, дома уже ждал накрытый стол. Мама поцеловала ее примирительно, догадавшись, что Ася, видимо, совершила подвиг, отправившись в это путешествие к мусорным контейнерам, но Ася и не злилась. Съела ужин. Вкусный, наверное.

— Уроки? — с вопросительной интонацией произнесла мама.

Это надо было понимать так: «Когда ты сядешь за уроки?» Но, прочитав много умных педагогических книг, мама никогда не задавала таких вопросов, считая их давлением на ребенка. Ася мысленно усмехнулась.

— Пятнадцать минут, — ответила она в тон, и это, естественно, надо было понимать так: «Пятнадцать минут посижу в интернете и сразу за уроки».

Ася уже было направилась в свою комнату, но тут в уголке сознания всплыло воспоминание о странном ключе. Ключ, в общем-то, Асю не волновал, но он был красивым. И с таким необычным узором. Ася любила узоры. Поэтому она сняла его с гвоздя, где он спокойно висел, и унесла в комнату, решив хорошенько рассмотреть под настольной лампой.

Повертев ключ в руках и так и этак, рассмотрев узор и взвесив на ладони, Ася решила, что он достоин служить украшением ее сумки. По крайней мере, ближайшую неделю. Сумка стояла в коридоре, идти за ней сейчас было лень, поэтому Ася временно повесила ключ на цепочку, рядом с кулоном в стразиках, изображающим Энгри Бердс, и почти сразу про него забыла. Ключ, хотя и выглядел так, словно сделан из меди, был удивительно легким, вес его почти не ощущался.

Вечер, как это всегда бывает в будни, наступил так быстро, будто и не уходил со вчерашнего дня, будто весь сегодняшний день был мимолетным сном. Ася не переставала удивляться: почему это понимаешь только вечером, причем перед тем, как ложиться спать.

Мама зашла в комнату пожелать спокойной ночи, поцеловала. Жаль, прошли те времена, когда мама пела ей песенки на ночь. Ася понимала, что она уже слишком большая, и даже если бы мама предложила сейчас спеть ей любимую некогда песенку про солнышко лесное, она бы с негодованием отвергла это предложение. Но все же, в глубине души, она хотела бы ненадолго вернуть то время. Когда она была маленькой. Мама веселой. И папа…

Она оборвала мысль, резко повернувшись на другой бок. Нельзя, нельзя думать про это. Иначе не уснуть всю ночь. «Кто едет, кто мчится под хладною мглой…» — скороговоркой забормотала Ася про себя, применяя излюбленный способ освободиться от ненужных раздумий: пока она занята чтением стихов, ничто постороннее и неприятное в голову не проникнет.



Анна Платунова

Отредактировано: 12.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться